новости 26 января 2017

«Светлые, мудрые, добрые люди»

Семейный архив – неисчерпаемый источник сведений о прошлом и, главное, о людях, которых уже нет с нами, но память о которых живет. Время от времени нам нужно брать в руки пожелтевшие страницы, снова перечитывать их, с любовью и грустью вспоминая представителей старшего поколения. Сегодня «РИ» предлагают вашему вниманию трогательный, богатый удивительными историческими подробностями, живыми деталями рассказ нашей постоянной читательницы – Нины Павловны Тупицыной. Мы печатаем его в сокращении.

Нина Павловна Тупицына

Нина Павловна Тупицына

Конец XIX века. В одном из уголков Ярославской губернии, недалеко от Рыбинска, в 1897 году появились на свет мои родители: в деревне Новинки – отец, Павел Иванович Тупицын, а в селе Юршино – мать, Мария Владимировна Николаева. Родились они, как говорили раньше, в царское время, а жить пришлось совсем в другую эпоху, при советской власти. Изменилось все: образ жизни, идеалы и даже названия родных мест. Губернии, уезды, волости сменились на области, районы, сельсоветы. Даже Рыбинск не один раз менял свое название.

Занимаясь тяжелым крестьянским трудом, родители отца – Иван Семенович и Александра Димитриевна Тупицыны — мечтали о лучшей жизни для своих пятерых детей. Павел получил начальное образование, окончил три класса церковно-приходской школы, что по тем временам было весьма неплохо. Затем его отправили в Петербург, где он был сначала «мальчиком на побегушках» с 1911 по 1914 годы.

А с 1914 по 1916 год работал приказчиком. Тогда было принято отправлять молодежь «в люди», чтобы те овладели профессией и зарабатывали деньги.

Мама лишилась своих родителей в возрасте семи лет. Сироту пригрел ее старший брат Александр. Когда у него родилась дочь Татьяна, мама стала нянькой. В школе научилась немного читать и писать — ходила туда только одну зиму. Но продолжить образование не пришлось, так как жена брата была против, отказала даже учителю, который пришел к ней просить за Марию: «Надо ребенка нянчить!»

В 1914 году началась Первая мировая война. Отца призвали в армию в 1916-м. В военном билете отмечено: «Ст. АРМ.» (т.е. старая армия), «в 7-й отдельной автомобильной батарее – шофер». Затем следующая запись: «Красная Армия. 1-я отдельная автобатарея, шофер с 1918 по 1921 год. Демобилизован в 1921 году». Военный билет, где сделаны эти записи, выдан Павлу Ивановичу в 1940 году.

После службы в армии отец вернулся на свою малую родину, где вскоре женился. Сохранилось и свидетельство о браке, правда, не первоначальное, а выданное уже вторично, в 1936 году, где сказано, что «в брак гр-н Тупицын П.И. и гр-ка Николаева М.В. вступили в Н. Никульском уезде тысяча девятьсот двадцать первого года 17 мая», о чем подтверждает круглая печать Болтинского сельского совета Рыбинского района, Ивановской промышленной области. Свадьбе по русскому обычаю предшествовало еще одно событие, которое произошло 8 мая 1921 года и отражено в стихотворении Александра Позднякова (возможно, дальнего родственника или друга семьи). Предположительно, он был журналистом в рыбинской газете в 20-е годы прошлого века. Вот отрывок из него:

На рукобитьи мы сегодня, Пред нами пара молодых…

Что – власть Весны иль власть Господня —

Друг к другу притянула их?

Итак, рукобитье состоялось, родственники и сваты пришли к согласию. Судя по очередному стихотворению поэта, 19 мая была свадьба, а возможно и венчание в храме.

Красавец Май и зелен и певуч

В сияньи солнечном целуется с Землею…

Пусть ветер северный из хмурых, темных туч

Их хочет разлучить своею властью злою…

Нет! Жарко Солнышко в лазурной высоте,

Богат красавец Май любовью беззаветной.

Могуча и Земля в весенней красоте.

С сердитым холодом, прочь, север неприветный!

Чу! Соловей в тени ликующих садов

Торжественно поет:

«Да здравствует любовь!»

Да, с бумагой тогда, похоже, было туговато. Стихи изложены на бланке, предназначенном для учета мешков.

Павел и Мария Тупицыны

Павел и Мария Тупицыны

До Октябрьской революции семьи, как правило, были большие, особенно в деревнях. У мамы в семье была сестра Елизавета и четыре брата – Александр, Константин, Владимир и Павел. У папы в семье было больше сестер – Мария, Евдокия, Елизавета и один брат – Константин. После бракосочетания мама вошла в дом мужа, но жить было тесно. В 1922 году родилась моя старшая сестра Валентина. Естественно, встал вопрос о постройке своего дома. Но это было непросто в 20-е годы, когда к власти пришли большевики.

Поселившись временно в доме вдовы прапорщика царской армии, отец пытается найти участок для своего дома и находит. Это пустующий более 20 лет кусок земли. Однако собрание крестьян-бедняков, сторонников новой власти, не удовлетворило просьбу отца. Дело в том, что мой дед, Иван Семенович, был не просто рядовым крестьянином, а великим тружеником, изготавливал горшки, кринки, опарницы, плошки, продавал свой товар. Потому и жил в достатке. По-видимому, этого не могли ему простить бедняки. Дальнейшие судебные дела были напрасны для моего отца. Александр Поздняков пытался ему помочь, но тоже тщетно. Эти события он отразил в своем «послании», стилизованном под язык церковных книг. (Видимо, автор верил в бога, он сокрушается, что иконы уносят «в музей комсомольцам на глумление»). Все же отцу удалось построить позднее дом в Новинках, семья жила там до 1936 года, пока не переехала в Рыбинск в 1936 году.

Дедушка не оставлял своего ремесла и при советской власти. Он торговал своей продукцией в Рыбинске и интересовался у того же Позднякова, который находился в городе, есть ли спрос на горшки и кринки. О чем тот не преминул доложить ему в шуточном письме: «Утро 27(14) января 1926 г. Достопочтенному и премногоуважаемому мужу Совета и дел скудельных, то есть, глиняных дел художнику Ивану Семенычу, шапку сняв, челом бью! Супруге его и путеводительнице по снегам плешивецким Александре Митревне усердно кланяюсь… Другу сердца, Елизавете Ивановне, почтительно руку жму. «Подобралась» ли она, одинокая «рябина» к «дубу» быковскому, или к иному какому, или еще все «одна шатается»? Друзьям души моей – Павлуше и Мане – привет! Вале жму ручку! Очаровательнице со всеми ея искушениями, явными и тайными, Раюшке, шлю мое восхищение! Всем Новиновским – почтение и низкий поклон! По поручению Ивана Семеновича доношу, в минувшее воскресенье горшечников, и криночников, и дудочников на базаре не случилось, а в позапрошлое была некая жена, глаголют, болобановская, имя неизвестно, с товаром разным глиняного дела и быстро и выгодно продала… Местные жители говорят, что «горшеля» встретили бы с распростертыми карманами, а насколько верно, того не берусь утверждать, ибо не верю на слово, даже прелестным Евиным внучкам!»

Чувство юмора у автора посланий великолепное! Еще в письме он говорит об искушениях, «некие даже с душком». Автор знал, что в годы НЭПа на почве женской безработицы расцвела проституция в городе. Была такая гостиница «Северная Россия», которую горожане звали не иначе как «домом свиданий», а трактир «Ямщик» — «искусно замаскированным очагом разврата» (об этом я прочитала в февральском номере «Рыбинских известий» за 2007 год). Друг семьи упоминает: «В книжное дело утоп и с носом, и с очками и зело отрадно себя чувствую». Возможно, он работал в библиотеке или в архиве. У меня есть предположение, что после событий 1917 года Александр Поздняков мог иметь отношение к библиотеке усадьбы в Юршино. Она меняла своих владельцев. Примерно в середине 19 века стала собственностью Лютеров (немцев по происхождению). Последний из хозяев был не только военным, но и занимался историческими исследованиями, в частности историей местного края. В то время известной становится и его библиотека, хранящаяся в усадьбе. Моя двоюродная сестра Зинаида Павловна Гурьева помнила, что дом Поздняковых был почти рядом с ее домом в Юршине. Отец семейства был барским садовником, а сын Александр часто приносил матери Зинаиды книги большого формата, которые она читала по ночам, скорее всего, это были романы. Хотелось бы узнать еще много о Позднякове. Думаю, что раз такой талант находил общий язык с моими родными, то и они были, несмотря на отсутствие образования, светлыми, мудрыми, добрыми людьми. И я снова мысленно вспоминаю их с благодарностью. И, за то, конечно, что сохранили эти старинные свидетельства о жизни.

Нина Тупицына

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме