новости 1 июня 2017

«Издалека долго…»

30 мая исполнилось 105 лет со дня рождения Льва Ошанина. Песни на его стихи сопровождают меня всю жизнь. Сперва был «Солнечный круг», несколькими словами описывающий весь мир малыша. Затем появились «Течет Волга», удивительно похожая на саму величавую реку, и «Эх, дороги!» – памятник солдатам всех войн.

Разок даже удалось увидеть живого поэта: в армии, в клубе части. Модная дорогая одежда, очки, благородная седина… Я был даже разочарован. Не чувствовалось в этом облике ни «дорог», ни текущей Волги. Пожалуй, он соответствовал образу автора «Гимна демократической молодежи» или знаменитого «Ленин — всегда живой, Ленин — всегда с тобой». Это, оказывается, тоже он.

Внимая голосу со сцены, я ждал «Дворового цикла», услышанного мной по радио. Уже немолодому поэту в нем удалось передать чувство детско-юношеской влюбленности, преображающей привычный двор, где «старики, что стучат в домино». Прошла «из булочной с булкой» давно знакомая девочка — и все изменилось. Нежное, бережное чувство было удивительно созвучно моей юности, и теперь я ждал.

И не дождался. Но тут поэт сказал: «Может, вопросы будут? Присылайте записки».

Моя записка была единственной. Ошанин рассказал про создание цикла, про молодых Кобзона и Майю Кристалинскую, для которых он стал «путевкой в жизнь», и еще много, чего не удержала моя память. Я был просто счастлив.

Уже работая в музее, я узнал, что он уроженец Рыбинска и бывает у нас. Но я занимался другой темой. Лишь позднее, знакомясь с материалами, переданными в музей после кончины Льва Ивановича его наследниками, слушая впечатления коллег, видя те выставки, которые они делали, передо мною постепенно вырисовалась живая фигура талантливого человека.

Он родился 30 мая 1912 года младшим из семи детей дворянской семьи, чья родословная вела свое начало от венецианского купца XIV века. Яркое свидетельство древности рода – недавно подаренная музею ростовским краеведом и писателем Валерием Сергеевым редкая книга «Трефологион» 1638 года с дарственной надписью дворян Ошаниных в один из ростовских храмов. Но особо богата семья не была. После внезапной кончины отца Ивана Александровича, служившего в суде, мать, Мария Николаевна, была вынуждена устраивать концерты. В 1917-м семья уехала в Ростов Великий, в 1922 году – в Москву.

Дворянское происхождение аукнулось через двадцать лет: беззаветная готовность включиться в строительство коммунизма легко перечеркивалась «неправильными» предками. Несмотря на сильнейшую близорукость, Лева пошел в пролетарии — токарем на завод. Начинающий писатель вступил в правоверный РАПП, его стихи публиковали в «Комсомольской правде», «Молодой гвардии»…

Обмануть судьбу не мог даже отъезд на строительство Хибиногорска в заполярной тундре. Он работал на фабрике, был директором клуба, корреспондентом газеты. Однако «бывшего дворянина» Ошанина все равно выгнали из комсомола и уволили. Впрочем, для середины 1930-х это было в порядке вещей. Вернувшись в столицу, он в 1936-м поступил в Литературный институт имени Горького. Тогда же появились первые песни – танго «Если любишь — найди» (музыка К. Листова; 1939).

В войну, несмотря на слабое зрение, поэт регулярно ездил на передовую, выступал перед солдатами, работал во фронтовых газетах. Пришло и официальное признание: 7 ноября 1941-го Ошанин стал членом Союза писателей, в 1944-м был принят в партию. В 1950-м — удостоен Государственной премии СССР.

Ошанин писал «просто стихи». Но славу ему дали песни, отличавшиеся удивительным разнообразием. Даже комсомольские творения, во второй половине ХХ века мало у кого наделенные художественностью, у Ошанина звучат ярко. «Гимн демократической молодежи» (музыка А. Новикова) и особенно «Песня о тревожной молодости» (музыка А. Пахмутовой).

А сколько его цитат стали поговорками: «комсомольцы — беспокойные сердца», «люди в белых халатах», «а за окном — то дождь, то снег…»! Песни разлетались по стране. И сам Ошанин радостно делился своим творчеством: от Курил до Кишинева. А в библиотеке поэта (сейчас в музее) книги, подаренные ему и именитыми коллегами, и провинциальными литераторами, гордыми знакомством с признанным мастером.

Поэт часто бывал на ярославской земле. Популярный в 1970-х шлягер «Ярославия — древнерусская сторона» – тоже на стихи Ошанина (музыка П. Аедоницкого). Жаль, не он стал гимном Ярославля. На мой взгляд, стихи победившего «Город-князя» ему уступают.

В родном Рыбинске, почетным гражданином которого он стал в 1984 году, у него было много настоящих друзей: поэт Сергей Хомутов, супруги Светлана Вейде и Дмитрий Романов, знаменитый директор моторостроительного завода Павел Дерунов и руководитель НИИ «Гюйс» Геннадий Гладков, сотрудница «Гюйса» Диана Лебедева. Краеведы во главе с Владимиром Шпрангером помогли поэту найти дом его детства.

В 1992 году город оказал содействие поэту в проведении юбилейного вечера в Колонном зале Дома Союзов.

После смерти Ошанина в конце 1996-го неравнодушные рыбинцы объединились в благотворительный фонд «Солнечный круг», почетным председателем которого стала дочь поэта Татьяна Успенская-Ошанина.

К 90-летию поэта в 2002-м на доме, где родился поэт, установили мемориальную доску, а одной из улиц города дали его имя.

В 2003 году поставили памятник. Его автор Махмуд Нурматов приехал в начале 1990-х из Таджикистана, где нередко бывал поэт. Скульптор с головой ушел в работу, значительную часть ее он делал без договора и аванса, «под честное слово». Бронзовая статуя встала на смотровой площадке на берегу Волги. Такая доступность памятника, совсем в духе Ошанина, нравится и людям. Сюда несут цветы молодожены, здесь фотографируются туристы (потереть «на счастье» ботинок поэта уже стало традицией).

И стоит бронзовый поэт, сложив руки на груди и глядя туда, где «издалека долго течет река Волга».

 Сергей ОВСЯННИКОВ, заместитель директора Рыбинского музея-заповедника

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме