Темы 23 августа 2017

Схитрить по-купечески

Рыбинск традиционно называют купеческим городом. Известно, что наши предки не только бойко вели торговлю, но и были меценатами, на собственные средства строили храмы, помогали больницам и образовательным учреждениям. Но при этом в первую очередь они оставались дельцами – людьми расчетливыми и сметливыми, а посему зачастую не чурались вести хитрую игру как по отношению друг к другу, так и с государством. Узнав подробности ведения дел рыбинскими купцами, можно только удивиться тому, как мало меняются люди, ведь некоторые истории словно списаны с сегодняшних реалий.

На фотографии: И.И. Дурдин, Д.В. Дебольский, П.А. Переславцев, П.П. Стеблов за карточной игрой.

На фотографии: И.И. Дурдин, Д.В. Дебольский, П.А. Переславцев, П.П. Стеблов за карточной игрой.

Бедность – не порок, а… уловка

Никто не любит платить налоги, а уж тем, кто зарабатывает большие деньги, эта обязанность совсем не по душе. В свое время многие рыбинские купцы, как могли, увиливали от этого требования государства.

«В 80-е годы XIX века купцы платили государству определенную часть от своей прибыли. При этом согласно архивным книгам о контроле за торговыми заведениями зачастую дельцы рапортовали, что у них либо нет доходов, либо они вообще работают в убыток», — рассказала Оксана Гожалимова, заведующая сектором истории края Рыбинского музея-заповедника. — На такие хитрости шли купец Дурдин, представители династии Эльтековых и многие другие. Это удивительно, ведь по факту было известно, что они люди далеко не бедные. У Дурдина было двадцать лавок, где в розлив продавалось пиво. Такое дело явно приносило хозяину деньги. Но бухгалтерские документы говорили об обратном. И немудрено, ведь купцы тщательнейшим образом готовились к ежегодному визиту проверяющей комиссии, попросту подделывая бумаги».

Хитрили с налогами и в других городах страны. В конце концов властям это надоело, и в России был введен промысловый налог. После этого все сословия, включая крестьян, могли заниматься торговой деятельностью, для чего должны были приобретать специальный патент, платить установленную сумму, размер которой определял, каким конкретно делом желал заниматься человек – от мелочной торговли до промышленного производства.

 Банкрот-меценат

Среди рыбинских купцов было немало меценатов, благодаря которым в городе появлялись и больницы, и учебные заведения, не говоря уже о церквях и часовнях. В то же время меценатство некоторыми воспринималось как своего рода защита от возможных претензий со стороны властей.

«Купцы понимали, что за строительство важного для Рыбинска объекта – больницы, учебного заведения – они получат определенные льготы, а также награды за усердие. Так, купец Емельянов на свои средства начал строить Иверскую церковь, но, к сожалению, в это время его финансовые дела пошли на спад, и он фактически обанкротился. Дошло до того, что кредиторам нечего было с него взять, и на купца подали в суд. Но он продолжал строительство церкви, понимая, что это благое дело поможет избежать наказания. В конечном итоге так и произошло», — продолжила Оксана Гожалимова.

 Конкуренция на баррикадах

Купцы не только стремились утаить свой доход от государства, но и активно боролись друг с другом за место под солнцем. Исторические хроники хранят немало примеров нечестной конкуренции, порой доходившей до абсурда.

Так, однажды недобрую шутку сыграли с богатым и уважаемым в городе купцом Николаем Батыревым (сейчас в его доме на улице Крестовой расположен торговый дом «Астра»). Его торговую лавку, которая располагалась в Мучном гостином дворе, забаррикадировали – просто взяли и забили главный вход досками. Причем сам хозяин находился в это время внутри. Посетители были вынуждены пользоваться запасным входом, и, естественно, были очень недовольны таким неудобством.

«Местные купцы активно боролись с пришлыми торговцами, которые не покупали промысловое свидетельство и все доходы оставляли себе. В архивах мне попалось письмо, в котором рыбинцы жаловались городскому голове на то, что торговцы продают свой товар прямо на Волжской набережной, соответственно, в городскую казну ничего не платят, в то время как они, верноподданные, все обязанности исправно выполняют. Люди в красках описывали свое негодование и говорили, что, если так и дальше пойдет, им нечем будет кормить своих детей. Такого рода претензии предъявляли не только купцы, но и цирюльники. Последние сетовали, что их недобросовестные конкуренты стригут и бреют клиентов прямо на улице – ставят стулья на набережной», — продолжает Оксана Сергеевна.

Как бельмо на глазу, для рыбинских купцов были и иностранные «гастролеры», а именно турки, торговавшие сухофруктами в разнос.

Между тем, во все времена власти не оставляли попыток навести порядок в торговле и сфере услуг. В начале XX века на уровне рыбинского головы рассматривались предложения о введении 10-часового рабочего дня для служащих и приказчиков торговых лавок, об установлении выходных дней, времени обеденного перерыва. В ответ на жалобы и гневные письма власти были вынуждены заниматься разработкой трудового законодательства, регулировавшего отношения, в том числе и в торговой сфере.

 С прицелом в новый век

Ясно, что хитрость объяснялась обычным желанием коммерсанта оставить при себе большую часть своих доходов. При этом нельзя сказать, что купцы жили одним днем, пытаясь получить прибыль любой ценой «здесь и сейчас», как это принято у многих предпринимателей века XXI-го. При всей своей изворотливости купцы прошлого были людьми дальновидными, отлично понимавшими, что иногда нужно вложиться в какое-то общественно значимое дело с прицелом на десятилетия, а то и на века вперед. «Длинные деньги» их не пугали.

Успешные торговцы и промышленники нередко назначали стипендии лучшим ученикам гимназий, как бы сейчас сказали, спонсировали учебные заведения. В архивах Рыбинского музея-заповедника хранится фотография, на которой запечатлено, как купцы Переславцев и Дурдин играют в карты с директором гимназии Стебловым. Наверняка последний периодически нуждался в помощи богатых людей, чтобы поддерживать учебное заведение в надлежащем состоянии. И будучи действительным статским советником, он не считал зазорным проводить время за картами в купеческой компании.

Инвестируя в дело образования и воспитания, рыбинские купцы заслуженно рассчитывали на общественное признание и одновременно смотрели в будущее, полагая, что их вложения принесут капитал в виде неоспоримой пользы для их потомков и всех горожан. К примеру, супруги Тюменевы, которым бог не дал наследников, в конце жизни распорядились, чтобы их дом принадлежал детям – пусть не родным. Самое интересное, что в дальнейшем так и вышло. В советское время в купеческом особняке на ул. Чкалова располагался Дворец пионеров, сейчас – ЦДЮТЭ.

Другой рыбинский купец по фамилии Жилов завещал часть своего капитала на открытие в городе через 150 лет сельскохозяйственного училища. Бывая на крупных мероприятиях, где обсуждались перспективы развития тех или иных отраслей промышленности, он услышал, что через полтора столетия наша страна будет полностью обеспечивать себя зерном. Купец подумал, что потребуются грамотные специалисты, которые должны будут растить хорошие урожаи, и решил, что это будет удачным вложением в будущее.

Рыбинские купцы были людьми сметливыми, умеющими рисковать в целях процветания своего дела. При этом они жили размеренно, планируя свою жизнь на годы вперед. Так, когда в начале XX века возникла необходимость строительства в Рыбинске электростанции, первые люди города, в том числе и купцы, приняли решение взять на эти цели долгосрочный кредит сроком до 1941 года. Стоит ли говорить, что долг так и не был выплачен до конца. Задолго до назначенного строка страна изменилась до неузнаваемости, а купечество исчезло как класс. Но даже годы спустя нас интересует, как жили эти люди, ведь их пример во многом созвучен современным реалиям.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме