новости 7 апреля 2018

Когда тайное становится явным

Сколько веревочке не виться, а конец будет

Накануне профессионального праздника ветераны следственного управления МУ МВД «Рыбинское» рассказывают, как первыми в России отправили за решетку главу финансовой пирамиды, как им дались лихие 90-е, и почему их работой восхищались сами преступники.

следователиАнна Цветкова карьеру в органах внутренних дел начала в конце 80-х, сразу после окончания университета и стажировки в Волгоградской высшей следственной школе. В Рыбинске карьера быстро пошла в гору, и больше десяти лет Анна Игоревна была заместителем начальника следственного управления.

Ее руководитель Владимир Лещев оказался в милиции сразу после армии, хотя о работе следователя и не помышлял. Начинал работать оперативником, а окончив Ивановское отделение ВЮЗИ – Всесоюзный юридический заочный институт, получил должность следователя следственного отделения Центрального РОВД, быстро вырос до старшего следователя. Три года подряд — с 1976-го по 1978-й — он признавался лучшим профессионалом своего дела во всей Ярославской области. Спустя четыре года следственное отделение Центрального РОВД, которое возглавлял Лещев, стало первым в регионе.

 Коллективный труд

Это только в сериалах работа следователя окутана ореолом романтики, а преступления раскрываются в два счета. На самом деле все иначе. Розовые очки с новичков слетают быстро. Мечтать тут некогда – хороший следователь должен грамотно скоординировать работу своих коллег, на каждое процессуальное действие оформить документы на десятках, а то и сотнях листов, не упустить детали при допросе.

— Это сейчас в кабинетах следователей есть компьютеры, сканеры и принтеры, — рассказывает Владимир Семенович. — А раньше на весь отдел – одна печатная машинка и постоянный дефицит бумаги и копирки.

Тем не менее несовершенство технической базы не мешало рыбинским следователям распутывать самые громкие преступления тех лет. Работали в одной связке, на подхвате друг у друга, без выходных и отпусков. Любое уголовное дело – это загадка с множеством неизвестных, поэтому чем больше «мозгов» будут ее разгадывать, тем быстрее преступник понесет наказание.

 Крушение пирамиды

В середине 90-х одним из самых громких расследований в Рыбинске стало дело о финансовой пирамиде. Вести его поручили только пришедшей на службу в органы Наталье Кирсановой под контролем начальника отдела по расследованию преступлений в сфере экономики Цветковой и руководителя следственного управления Лещева. Тогда наши следователи первыми совершили то, чем не могли похвастаться их коллеги во всей стране — доказали вину «экономического» преступника и отправили его за решетку.

— О финансовых пирамидах тогда трещали постоянно – по телевизору показывали Леню Голубкова, который, разбогатев, «купил жене сапоги». Люди продолжали попадаться на удочку, а уголовной ответственности злоумышленникам удавалось избегать, поскольку сделка совершалась по обоюдному согласию сторон, — рассказывает Анна Игоревна.

Сколотить капитал на деньги доверчивых граждан решил и рыбинец. Некий господин Орлов открыл ООО «Ярсервис» и зазывно предлагал горожанам вложить свои кровные, привести друга и получить за это хорошие проценты. В период безденежья люди, по большей части пожилые, отдавали последнее в надежде разбогатеть на ровном месте. Но чудес не бывает, и в конце концов обиженные потерпевшие пришли искать справедливости в милиции.

— Сначала их было пять, — вспоминает Цветкова. – Мы тогда тесно сотрудничали с отделом по экономическим преступлениям. Запустили объявление по телевидению – призывали всех, кто пострадал, откликнуться. Поток хлынул такой, что очередь тянулась с самого крыльца. В итоге приняли 350 заявлений – для Рыбинска это огромная цифра. При таком масштабе мы твердо решили взять на себя смелость возбудить уголовное дело по статье мошенничество, совершенное группой лиц. Это уже было делом принципа.

Самым сложным для следователей было доказать то, что мошенник изначально действовал умышленно. И хотя на это указывали и особо крупный размер «выручки», и то, что все эти деньги он спускал на собственные нужды, осложняло задачу отсутствие специалистов по линии экономики. Да и в принципе практики такой ни в Ярославской области, ни в стране не было. Вся эта система была нова и законодательством не урегулирована.

Мошенник, поняв, что земля под ним начала гореть, благополучно скрылся и был объявлен в розыск. В это время ежедневно следователи и участковые допрашивали по 25 человек в день, исследовали кипы финансовых документов, назначали экспертизы. К счастью, через два года дело все-таки дошло до суда. О компенсации ущерба потерпевшим речи не шло – денег у «предпринимателя» не оказалось. Зато у него появилось много времени, чтобы подумать над своими ошибками – Орлов отправился в места не столь отдаленные на приличный срок.

— «Экономические» преступники – это достойные противники, которые заставляют следователя изрядно поломать голову над вопросом о том, как найти у них слабое место и разбить их защиту, — говорит Анна Игоревна. – Но в том и талант следователя, чтобы быть впереди преступника на два шага, задавать вопросы так, чтобы он говорил то, что ты хочешь услышать. Мы хотим услышать истину.

— Следователь – это художник, который из мелких кусочков фактов складывает подлинную картину произошедшего, — продолжает Владимир Семенович. – Право на ошибку нет. Если дело вернут на доследование или вовсе вынесут по нему оправдательный приговор – значит, имел место большой брак в работе. А это удар по репутации.

 Разбой на пустыре

Увы, во все времена находятся люди, одержимые жаждой наживы. В 80-х отделу Владимира Лещева пришлось изрядно повозиться, чтобы положить конец действиям разбойника, который орудовал на БАМе. «Работал» он на пустыре. Подкрадывался сзади к женщинам, приставлял к спине какой-то предмет и настоятельно рекомендовал не дергаться и отдать деньги и ценности. Причем иногда в качестве «оружия» использовал палец, но пострадавшие, думая, что это нож или пистолет, в ужасе молча выполняли требования преступника.

— На его счету был 41 эпизод, — говорит Владимир Семенович. – Ловить разбойника пришлось на живца, скрутили его прямо в момент нападения на женщину. Самое интересное, что люди, знающие преступника, характеризовали его исключительно как порядочного интеллигента, а некоторые и вовсе обвиняли нас в том, что дело сфабриковали.

Еще одним непростым делом в практике следователей-ветеранов оказалось дело Дашкова. Житель Москвы совершил разбойное нападение на женщину прямо в лифте. Приставил нож к горлу и потребовал снять украшения. К счастью, обошлось без жертв, однако поймать Дашкова и доказать его вину оказалось не так-то просто.

— Он был опытным преступником, который продумывал все до мелочей. В этом случае он пытался обеспечить себе алиби любым способом. Совершив нападение, он сел в автобус Рыбинск – Москва и намеренно демонстрировал людям, какой он добрый и человечный. Давал ребенку пить, кому-то помог с сумками, вежливо беседовал с водителем, словом, вел себя так, чтобы его запомнили хорошим. Правда, что было после Ярославля, никто из пассажиров вспомнить не смог – в автобусе все спали. Пришлось за ним побегать. Все управление из-за него на ушах стояло, поэтому разоблачить этого жулика было делом принципа. А он без конца строчил жалобы во все инстанции, мол, ни за что сидит. Записки передавал товарищам, чтоб не болтнули лишнего и прикрыли рот тем, кто делился информацией с милицией. Наши сотрудники побывали у него дома в Москве и в ходе обыска нашли улику, прямо указывающую еще на одно преступление. Оказалось, этот товарищ – вор со стажем, обчистил дачу главного архитектора Москвы в Видном. Одним из «трофеев» стала фарфоровая статуэтка петуха. Надо было видеть его лицо, когда мы уже на суде поставили перед ним этот вещдок. Он только и протянул: «Кто бы знал, что в Рыбинске милиция работает настолько хорошо». За решетку отправился на 8 лет.

 Авторитет в рубашке и «покойник» с «липой»

Лихие 90-е оставили глубокий след в истории России. По словам Владимира Семеновича, в работе следователей это было, вне всяких сомнений, самое сложное время. Финансовые махинации, бандитизм, кражи, грабежи, тяжкие телесные – каждый месяц в суд передавались по 100-130 дел. Сейчас такая цифра – ежегодный показатель.

— Кроме того, наш отдел занимался расследованием ДТП, преступлений, совершенных подростками, преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, — рассказывает Анна Цветкова. – У каждого следователя была своя специфика – так набивали руку. На работе дневали и ночевали, но все с удовольствием и энтузиазмом занимались любимым делом.

На жаргоне Рыбинск всегда называли «красным» городом – это означало, что милиция держала ситуацию под контролем.

– Разборов полетов и беспредела у нас не было, — говорит Владимир Лещев. — Мы никого не покрывали, хотя от знакомых «организованных» не раз поступали звонки с просьбой замять дело. «Организованные» не имели влияния на сотрудников милиции. И это наоборот вызывало уважение у представителей криминального мира, потому что сами они жили по понятиям.

В череде дежурств следователей были не только трагедии, но и случаи чудесного спасения и курьезы.

— Однажды поступил вызов: в Шанхае «огнестрел», — вспоминает Анна Цветкова. — Киллер пытался убить местного авторитета, пока тот, удобно расположившись в кресле, смотрел телевизор. Прицел направил четко в затылок, нажал на курок. Пуля вылетела, пробила оконное стекло, но за секунду до рокового момента жертва наклонилась, чтобы взять пульт от телевизора. Родился в рубашке.

До сих пор со смехом следователи-ветераны вспоминают дело, когда в автобусе задержали пожилого человека с липовым проездным билетом. Вроде бы ничего необычного, если бы не одно «но»: по сведениям Загса, пассажир числился умершим уже как три месяца.

— Звонят мне из «дежурки»: Анна Игоревна, задержали покойника с поддельным документом. Прихожу – сидит мужчина с седыми висками. Спрашиваю: «Тебя что, Кашпировский оживил?». Выяснилось, что прежний владелец удостоверения перед смертью отдал его товарищу, ну а тот не растерялся и вклеил туда свое фото. Хохотали долго.

 Главное, чтобы душа не очерствела

В расследовании любого дела следователю необходимы не только профессиональные навыки. Порой вынудить преступника признаться в содеянном помогает простая человеческая доброта.

— Дело было в середине 90-х, в общественном транспорте на протяжении полугода совершались кражи кошельков. Чтобы вычислить воров, мы подсаживали на рейсы «уток», катались так, наверное, месяца два. Метод сработал: задержали двух подростков 14 лет. Один из них – сын состоятельных родителей, другой, росточком маленький с копной волос – из малообеспеченной многодетной семьи. Приезжаю в СИЗО, выводят мне этого мальчишку, на вид – ну совсем еще ребенок. «Тетка, а ты мне поесть принесла? Почему ко мне мамка не едет?». Тут у меня аж сердце екнуло, так мне его жалко стало. Получила зарплату и накупила ему вафель и печенья. Предстояла процедура опознания, а он лысый. Потерпевшая смотрит на него – не узнает. Тогда малой выходит и выдает: «Тетка, да я, я это у тебя кошелек спер!».

 Зло должно быть наказано

Случалось, что все старания следователей перечеркивались излишне мягким приговором суда.

Речь идет о случае, когда на скамью подсудимых попала мать троих малолетних детей. Будучи бухгалтером, она присваивала себе огромные суммы казенных денег в течение шести лет. Придумывала несуществующие табельные номера, подделывала подписи вымышленных людей – чем не мертвые души? Старшему следователю Цветковой тогда пришлось чуть ли не наизусть выучить правила ведения бухгалтерской отчетности, чтобы вывести обвиняемую на чистую воду:

— В деле – 13 томов, в кабинете – груды финансовых документов. Дама – в отказ. Настоящий мозговой штурм. Обвинительное заключение заняло 250 листов, как сейчас помню. Словом, намучилась я с ней. Думали, сядет надолго. Каково же было мое удивление, когда я отправилась в суд по делам и встретила ее там счастливую и довольную. Думала, у меня галлюцинации. Оказалось, ей дали всего 2 года условно.

Воспоминаний талантливых ветеранов-следователей с лихвой хватило бы на увесистую книгу. А их труд получил в свое время высокую оценку. В 1998 году Владимир Лещев был награжден медалью «Заслуженный юрист России», а на мундире Анны Цветковой появилась медаль «За отличие в охране общественного порядка». Они и сейчас готовы не только рассказывать, но и с удовольствием приходят на помощь молодой смене. Ведь любое зло должно быть наказано по справедливости.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме