Темы 17 июня 2018

Любитель русской старины

Евгений Опочинин исследовал речь и сказания рыбинцев в конце XIX века. Выставка его памяти «Любитель русской старины» все лето работает в музее-заповеднике.

pluPNDh3t1E «Ни слова спроста»

Конец XIX века, север Рыбинского края. Солидный мужчина профессорского типа с большой окладистой бородой ездит из деревни в деревню. Он записывает пикировки покупателей и продавцов на рынке, разговоры на деревенских сходках. Это наш земляк Евгений Опочинин, писатель, исследователь старины, вернулся из Петербурга в родное гнездо, рыбинскую усадьбу Максимовское. Он собирает особенности местного говора, сказки, обряды.

Рыбинцы в записях Опочинина – сметливые люди с ироничной витиеватой речью. «Ни слова спроста, все с присказками да оборотами», – так описывает он разговор наших предков. Всегда наготове у них было острое словцо, затейливая шутка. Речь богатая, насыщенная метафорами, попытками поддеть собеседника.

Эти особенности мог подметить и просто любознательный человек. Но у Опочинина больше чем досужее любопытство – здесь явное любование своим народом, своими соплеменниками. Он вглядывается в каждую народную вышивку, в каждую пряничную доску, смакует каждое слово. Благодаря ему рыбинцы конца XIX века встают перед нами, как живые, – остроумные, веселые, бодрые, не склонные к мрачности. Это настоящий подарок нам, их потомкам.

 Ближе к обычному человеку

Опочинин – уникальный человек, писатель, журналист, архивист, который бережно собирал и хранил народный фольклор, работал с архивами российского театра, много писал для простого люда – исторические очерки, охотничьи и святочные рассказы.

Извозчики и приказчики конца XIX века знали его как автора исторических авантюрных романов. Их печатали в «Московском листке» – любимом издании мещан и мастерового люда.

RBM-16754-2— Московские низы знакомились с русской историей, когда читали его занимательные произведения. Среди прислуги, приказчиков и извозчиков имя Опочинина было куда популярнее, чем имена Тургенева, Короленко, Салтыкова-Щедрина, – читаем мы в воспоминаниях театрального критика Юрия Бахрушина, в отеческом доме которого Опочинин часто бывал.

Свои рождественские рассказы Опочинин тоже адресовал простому читателю без высшего образования. Простенькие рассказы с мелодраматичным сюжетом брали за душу, настраивали на сентиментальный лад перед Рождеством, призывали помочь тем, кому непросто живется. В наследии Опочинина сохранилась тетрадь с молитвами на каждый день, надо полагать, он был глубоко верующим человеком.

RBM-16754-3О близости рода мелкопоместных дворян Опочининых к простым людям можно судить по небольшой детали. После революции брат Евгения Николаевича стал деревенским кузнецом. И это внук предводителя рыбинского дворянства! У самого исследователя осталось множество фотографий с деревенскими детьми. Он с радостью брал мальчишек на охоту, беседовал с ними.

А в Петербурге Опочинин общался с лучшими русскими литераторами той эпохи. С Достоевским его связывала близкая дружба, о писателе наш земляк оставил полные нежности воспоминания.

Для современников он был человеком с энциклопедичной памятью – рассказывал наизусть огромные поэмы и куски прозы – и фантастической работоспособностью. К истории, старинным вещам, легендам Евгений Николаевич проявлял самый живой интерес. С рвением зарывался с головой в архивы и даже вступил в общество любителей древней письменности, где исполнял обязанности хранителя библиотеки и музея древностей. Однажды он глубоко исследовал историю русского театра, о чем написал серию очерков.

RBM-16754-5_ Рыбинские сказки

Вернувшись в родовую усадьбу Максимовское, большой труженик Опочинин сразу принялся редактировать местную газету. В его рассказах и очерках той поры – множество рыбинских примет, масса местных названий. К примеру, действие рассказа «Беднячок» происходит в районе Заструйки – это западная окраина Рыбинска.

А в рассказе «Петров день» он с документальной точностью запечатлел открытие охотничьего сезона на Шексне.

Особенно занимает исследователя народный фольклор: былички, побасенки, песни Рыбинского края, собранные фольклористом, могли бы составить не один том. И в 1913 году Опочинин издает двухтомник, куда вошли духовные стихи, народные сказки и песни. «Как мужик журавлиные яйца досиживал», «Как мужик свою жену подковал» – такие сказки рыбинцы рассказывали долгими зимними вечерами.

И теперь мы можем видеть, как знакомый сюжет о волшебной Золотой рыбке трансформировался в Рыбинском крае. Легенда «Откуда медведи пошли» говорит: медведи раньше были людьми, но уж очень жадными. Вот поймали они волшебную рыбку и принялись просить у нее «и избы, и одежу, и серебро». Стали они купцами, господами, но все им было мало. Рыбка отказала им в просьбе сделать их царями: «Царство – от бога дается. А за жадность свою будете медведями».

ExqtKCILof0Вошли в двухтомник и его статьи про особенности рыбинского говора. Отдельной гордостью Опочинин считал полное описание свадебного обряда рыбинских крестьян с множеством свадебных песен.

Но после 1913 года Опочинин, к сожалению, больше не публиковал материалы о Рыбинском крае. Хотя рукописные варианты собранного фольклора до сих пор хранятся в РГАЛИ. О том, почему не было публикаций, остается только гадать. Устал ли под конец жизни наш земляк, ослабло ли зрение. Страшным ударом для Опочинина стала гибель его единственного сына в Первой Мировой войне. Можно предположить, что у писателя просто опустились руки.

Последнюю книгу Опочинина напечатали в 1930 году, после чего имя писателя кануло в небытие. Чудом уцелевшие вещи из усадьбы Максимовское хранятся в Рыбинском музее-заповеднике.

Сегодня имя писателя Евгения Опочинина забыто, его огромное наследие известно лишь специалистам. В год 160-летия земляка вспоминают в Рыбинском музее-заповеднике.

— Мы посвятили выставку «Любитель русской старины» нашему любимому коллеге Сергею Овсянникову, – объясняет куратор выставки Елена Федорова. – Он в числе первых исследовал наследие Опочинина, старался популяризировать его.

8 июня безвременно ушедшему искусствоведу исполнилось бы 55 лет. Выставкой мы отдаем дань двум выдающимся людям Рыбинской земли.

 Юлия Галанцева

ZbG0-0cIG7IИз воспоминаний Юрия Вахрушина

 …Происходя из старой столбовой, но мелкопоместной дворянской семьи, представители которой с древних времен оказывали услуги Отечеству, Опочинин сосредоточил в себе наслоение многовековой культуры. Внешние проявления этой культуры не поддаются описанию, но при общении чрезвычайно ярко и сильно ощущались. Она проглядывала и в его тихом ровном голосе, и в степенной манере себя держать. И в том, как он закуривал папиросу, и даже в его почерке.

Это была фигура неповторимого прошлого – такими, очевидно, были литераторы-шестидесятники. Облеченный в свободный, но по мерке сшитый неизменный длинный сюртук, с длинными волосами, зачесанными назад, с длинными ногтями и в старомодных очках, он, казалось, сошел с фотографии-дагерротипа эпохи Александра II.

…Квартира Опочинина, помещавшаяся в Большом Знаменском переулке, во дворе церкви Знаменья, была отнюдь не беспорядочна или неопрятна, а, наоборот, являлась образцом аккуратности и гигиены, напоминая маленький интимный музей.

Кабинет Евгения Николаевича – обширная комната – была вся завешена маленькими, большими и среднего размера старинными картинками, почему-либо его заинтересовавшими. Там рядом с первоклассной вещью ютилась какая-нибудь кустарная дрянь, чем-то пленившая хозяина…

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме