Не терять надежды и не сидеть без дела

Учиться никогда не поздно. Так считает Станислав Селезнев, в девяносто лет строя планы на будущее

корзины

Станиславу Селезневу 90 лет. В свои преклонные годы он мастерски плетет разнообразные изделия из ивы и хочет научиться резьбе по дереву.

Со Станиславом Павловичем мы познакомились в Этно-кузне фолк-музыканта Мити Кузнецова. На концерте он появился, принарядившись в светлые хлопковые штаны, красивую рубаху и надев шляпу. Пришел не с пустыми руками, прихватил с собой несколько плетеных корзин собственного изготовления. Благо, нести недалеко, с соседней улицы.

 

«Мастерю для души»

90-летний Селезнев – коренной житель рыбинского Заволжья. Когда-то его отец купил с аукциона дачу купца Калашникова. Станислав Павлович до сих пор помнит широкие волжские разливы, когда зимой начинался ледоход, и проснувшаяся река с силой раскалывала ледяной панцирь и гнала льдины вниз по течению.

С Заволжьем связана вся его жизнь. Здесь он вырастил детей и увлекся старинным ремеслом плетения из ивы.

— В основном мастерю для души и как подарки для родни, — рассказывает мастер. — Корзинки, вазочки для цветов, хлебницы, конфетницы делаю красивым ажурным плетением. Некоторое время назад в качестве эксперимента сделал для себя плетеное кресло-качалку. Сейчас восстанавливаю старые венские стулья. Внук должен переехать в новую квартиру, хочу сделать ему подарок на новоселье.

Всю жизнь он проработал на Рыбинском моторостроительном заводе и большей частью имел дело с железом, но к дереву тянулся всегда.

— Оно мягкое, податливое, живое, — объясняет Селезнев. – На пенсии я решил поправить здоровье, подорванное в литейном производстве, и пошел в плотники. Десять лет проработал. На свежем воздухе, да с хорошим аппетитом окреп так, что все хвори вылетели. Вот тогда я понял, что дерево на меня оказывает благотворное влияние. Помню, мне потребовалась корзинка, и я решил сплести ее самостоятельно. Плел, плел, но выходило из рук вон плохо. И вот на базаре увидел мужичка, торговавшего плетеными вещами. Оказалось, он учит ремеслу ребятишек в кружке дворца культуры моторостроителей. К ним присоединился и я. Уж лет пятнадцать плету, и не надоедает.

Тонкостей в работе Станислава Павловича немало. Для того чтобы начать мастерить изделие, нужно сделать его шаблон, вымочить прут и плести, не отрываясь, пока он сырой. На изготовление одной корзинки уходит минимум 8 часов – полный рабочий день.

Немало времени занимает и подготовка к работе. Нужно сходить за прутьями, очистить их, подобрать по размеру… Непросто это в девяносто лет! Но Селезнев облегчил себе эту задачу – он просто посадил возле своего дома несколько кустов ивы и вербы, которые теперь бесперебойно снабжают его сырьем для творчества.

корзины

«Хочу научиться…»

— Я горжусь своим отцом Павлом Ильичом Селезневым  – героем Цусимского сражения, георгиевским кавалером, — рассказывает о семье Станислав Павлович. — Он был командором артиллерии, служил на броненосце «Адмирал Ушаков». Его команда повторила подвиг крейсера «Варяг», вступила в неравный бой с неприятелем. За мужество император Николай IIлично вручил ему орден, подарил посеребренные часы Павла Буре, которые до сих пор исправно ходят.

Многое вспоминается, пока долгие часы сидишь над очередной плетеной вещицей. С грустью думает Селезнев о своих родителях:

— В 1936 году их арестовали. Мне в ту пору было всего пять лет. Произошло все обыденно для того времени. На каком-то собрании кто-то сказал, что в стране к власти придет антихрист. По доносу всех участников того собрания арестовали. Кого-то сослали на Колыму, моих же – в село Шемонаиха Восточно-Казахстанской области. Пять лет мы там прожили. А потом отца с матерью реабилитировали. Как только мы вернулись в Рыбинск, грянула война. Старшие братья, зять ушли на фронт. У родителей на руках остались трое своих маленьких детей и трое внуков. Отец работал днем и ночью. Мне пришлось бросить школу и помогать ему.

Сейчас о голодных военных годах он вспоминает без страха, но случаи рассказывает трагические:

— Люди боролись за выживание. Помню, как вместе с соседями ходили на большое поле, собирали пшеницу. Почему ее не убрали – не задумывались. Один раз набрали зерна, намолотили, хлеба напекли. Отец поел и ему сразу стало плохо – горло стало опухать. Оказывается, осенью поле опрыскали ядохимикатами от грызунов. Люди этого не знали, поэтому начались массовые отравления. Так как в больнице лечить было нечем, практически ежедневно кто-то на телеге отправлялся на кладбище. Отца мы уберегли – забрали домой и с ложечки кормили медом. Медицинских лекарств у нас не было, а народный способ хорошо помог.

В детстве он усвоил два важных урока – не терять надежды и не сидеть без дела:

— Я считаю, что каждый человек должен овладеть каким-то ремеслом. Во-первых, это гарантированный кусок хлеба, во-вторых, отдушина. Мне вот 90 лет, а я еще бы хотел научиться резать по дереву. С одной стороны понимаю, что возраст не тот, чтобы строить планы, а с другой – попробовать то никогда не поздно, вдруг получится.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме