Темы 3 октября 2018

«Он нес нас, как хрустальные сосуды»

Художники, фотографы, архитекторы, работники музея 2 октября вспоминали Сергея Овсянникова. Искусствоведа не стало год назад.

Как бы пафосно ни звучало, но музей в провинции – луч света в темном царстве. Островок культуры среди моря хаоса и хтони. И глав-Прометеем, несущим горожанам знание и красоту, тридцать лет подряд был Сергей Овсянников – искусствовед, писатель, краевед.

В музее постоянно бурлит жизнь, одна выставка сменяет другую. Сложно подсчитать, сколько проектов сделал Овсянников. Выставки его авторства отмечены премиями российского уровня. А сколько не воплощено в жизнь?

Он работал на износ: преподавал историю искусств в рыбинском полиграфическом колледже и театральном институте, писал книги и статьи, организовывал Ночь музеев — сам вальсировал в камзоле придворного, в гусарском ментике.

Последняя работа Сергея – грант на «Старую Пироговку, или Память музейных палат». Он находил силы курировать проект, находясь при смерти на больничной койке. Спустя год после его кончины в музее-заповеднике собрались коллеги и друзья искусствоведа.

«Мы с тобой киски»

Часто ли в одном человеке сочетаются поразительная образованность и скромность, острый ум и простота в общении? Сергей Овсянников соединил в себе эти качества.

Искусствоведов в Рыбинске в принципе единицы. А Овсянников получил блестящее академическое образование. Он учился в ленинградской Академии художеств в 80-е годы — эпоху расцвета факультета искусствознания. Учился у глыбищ – лучших профессоров советского времени. И вобрал лучшие традиции этой школы.

Вернувшись в Рыбинск, ученый мог бы опуститься до уровня провинциального города. Но нет, он подтягивал до своей высокой планки – и коллег, и музей в целом. И все время учился, добирал информацию.

Коллеги вспоминают о нем, как о человеке огромной эрудиции, энциклопедических знаний. Открытия Сергей делал на стыке дисциплин — усадьбоведения, краеведения, искусствознания, литературоведения. Умел доступно и интересно рассказать о самом сложном – знаниями никогда не кичился, интеллектом не подавлял.

— Сергей — идеальный наставник, он указывал на недостатки деликатно, с юмором, без назидания, — вспоминает Ирина Хохлова, искусствовед, сотрудница музея-заповедника. — Он правил твои проекты бережно, не вмешиваясь в основной замысел. Сергей обращался с нами, как с хрустальными сосудами, словно боясь расплескать содержимое. И после его слов «Все в порядке с твоим проектом» за спиной ощущалась каменная стена – настолько мы ему верили.

И вместе с тем он оставался человеком легким в общении, остроумным, склонным к шутке. Однокурсникам своим он показывал черно-белое фото своей невесты до тех пор, пока Евгений Балагуров, краевед и соученик Овсянникова, не сказал «Да ведь это Ксения Тишинина, рыбинская дворянка эпохи Екатерины II!» А Ирине Хохловой, защитившей кандидатскую диссертацию, говаривал «Ну вот, теперь мы с тобой киски!» (кандидаты искусств).

«Словно артист балета»

Овсянников был патриотом в лучшем смысле слова: прославлял родные места, мечтал о туристическом маршруте в пошехонские земли. Повсюду рекламировал рыбинский музей.

— Коллекция мебели рыбинского музея буквально притягивала его – он плотно изучал ее и был от нее в восторге, — говорит Оксана Гожалимова. — И каждый раз, приезжая в Эрмитаж, расхваливал ее. Однажды он приехал в Ленинград, а там новый сотрудник Эрмитажа рассказывает ему: «Что наша мебель, вот в Рыбинске коллекция — это да!»

По воспоминаниям коллег, Овсянников, как никто другой, умел заражать радостью, зажигать интересом.

— Мы вместе создавали выставку «Война 1812 года», — вспоминает Александр Жданов, рыбинский художник и архитектор. — Так вот, на открытии он — легкий, гибкий — словно артист балета, буквально вальсировал между экспонатами. Смотреть на него было одно удовольствие. Мне моментально передался его восторг.

Уникальный знаток русской архитектуры, Овсянников восхищался модерном и плотно сотрудничал с рыбинскими градостроителями, входил в Градостроительный совет.

— Сергей максимально доступно рассказал о нашем городе в книге «Рыбинск. Градостроительство и архитектура», — рассказывает Николай Лосев, рыбинский архитектор. — Он подробно описал изменения советских лет. Никто другой с такой работой не справился бы.

Много добрых слов звучало от художников, с которыми Овсянников держал постоянную связь. Он состоял в Союзе художников Рыбинска, помогал писать книгу о рыбинских творцах.

— У нас острая потребность вести диалог со зрителем, показывать свои творения. И Сергей понимал эту тягу художников, — говорит Сергей Гусарин, рыбинский живописец. – В плотном графике выставок всегда старался выкроить место и для рыбинских творцов. Мы ощущали связь с ним, как дорогу, путь, который не подведет.

Даже спустя год город ощущает отсутствие Сергея Овсянникова. Будто вынули из отлаженного организма что-то важное, оборвали связующие многих людей нити. Но остаются книги, проекты. И сейчас горожане могут увидеть его последний проект «Старая Пироговка или Память музейных палат».

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме