Темы 7 февраля 2019

Последний «красный» директор

Как складывалась судьба директоров предприятий советского времени? Рассказываем о Вячеславе Окуневе

Вместо неба – твердая земля под ногами, вместо истребителя – дорожный каток. Мечтал о полетах, а состоялся как заслуженный машиностроитель РФ. Вячеслав Иванович Окунев, последний «красный» директор АО «Раскат», в декабре отметил 85-летие.

Сегодня он рассказывает о поворотах судьбы и родном предприятии.

Мечта о небе

В юности Вячеслав Окунев, всматриваясь в небесную синь, представлял, как будет сидеть за штурвалом самолета, выполняя фигуры высшего пилотажа. После окончания 38-й школы он поступил в Рыбинский речной техникум имени Калашникова на судомеханика, где в то время была военная кафедра. Но не расставался с мечтой о небе!

В 1953-м младший лейтенант Окунев вместе с земляком из Перебор поступил в военную школу летчиков в Каменке Пензенской области. Во время проведения экзамена прямо на их глазах разбился самолет: и летчик, и ученик погибли. Многие курсанты тогда написали заявление об уходе из школы – не каждому по плечу профессия с высоким риском для жизни. Окунев с товарищем остались.

Школу он окончил и уже ждал перевода в следующий учебный полк на новую истребительную технику. Но мандатная комиссия припомнила Вячеславу арест его отца по распространенной в те годы 58-й статье. И парня перевели в солдаты.

— Отца надолго посадили в 37-м, во время раскулачивания он пожалел одну многодетную семью, за что и пострадал. Мать это скрывала, и во всех анкетах в графе «отец» я указывал: «С семьей не живет». Вот так я оказался сыном врага народа. Как я переживал… После освобождения папе въезд в Рыбинск был закрыт, и он уехал в Ставропольский край, там завел семью. Мне удалось раздобыть его номер, и я позвонил: «Папа, объясни, почему так?!». Ответить он мне не смог… — вспоминает Окунев.

Через два месяца у Вячеслава снова появилась надежда вернуться в летчики. Его зачислили в 626-й полк, и он снова стал учиться. Уже были выполнены все фигуры высшего пилотажа, как вдруг Окуневу вручают документ, где черным по белому написано: «Болен, нуждается в лечении».

Пришлось возвращаться домой.

В Рыбинске устроиться на работу было сложно по той же причине. Оборонный машиностроительный завод тщательно изучал биографии своих потенциальных сотрудников. Товарищи посоветовали сходить на «Дурумашу» – так тогда в народе называли завод дорожных машин, ныне «Раскат». Туда брали даже бывших политзаключенных.

Из летчиков – в дорожники

Вячеслава взяли сразу, и он довольно быстро стал двигаться по карьерной лестнице. Мастер, конструктор, начальник КБ, замначальника производства. Три года спустя его избрали председателем завкома, как он ни упирался. Даже специально не присутствовал, чтобы голосование не состоялось. Но решение было принято заочно. Руководство настаивало, чтобы Окунев занимался не только производством, но и хорошо разбирался в людях.

Еще через три года умирает главный конструктор завода, и его кресло занимает Вячеслав Иванович. А через пять лет сменяет главного инженера.

— Что тут было! Обычно партия делает такие назначения, а я вообще – беспартийный – боялся, что поднимется шум из-за судимости отца. Меня и заграницу не выпускали, хотя мои коллеги ездили туда внедрять в эксплуатацию наши катки. Такая должность обязывала получить высшее образование. И я поступил в московский автодорожный институт на заочное отделение, — вспоминает сегодня Окунев.

И тут ему пришлось покочевать. Вузы были переполнены, и студентов «перекидывали» из одного учебного заведения в другое. На четвертом курсе Вячеслава Окунева перевели в московский инженерно-строительный институт на кафедру строительства мостов, тоннелей и аэродромов. А в итоге закончил он РГАТУ по специальности «обработка металла давлением».

В 1972-м на защите диплома изобретатель представил собственный проект первого гидравлического катка, который потом прогремел на всю страну. С 1976 по 2006-й сам принимал госэкзамены, став председателем комиссии.

Министерство строительного, дорожного и коммунального машиностроения рекомендовало Окунева на должность генерального директора завода в отрасли. Так называемый золотой резерв.

— Два месяца в Ивантеевке, после – стажировка в Белоруссии. Однажды в Рыбинск приезжает начальник отдела кадров Министерства и объявляет, что я назначен директором… ставропольского кранового завода. Но я так полюбил свое родное предприятие, для меня «Раскат» стал семьей, — рассказывает Вячеслав Иванович. – Я часами мог пропадать в конструкторском отделе, наблюдать, как создаются машины, за что мне иногда влетало. От должности я отказался. Тогда мне предложили возглавить ковровский экскаваторный завод. Думаю, удобно ли отказываться второй раз? Но тут умирает директор нашего предприятия, и партия назначила меня. Это было в 1984-м.

Директор

Под руководством Окунева в советское время на предприятии работали 2,5 тысячи сотрудников. Трудились в три смены. Темпы производства наращивались, были созданы 20 новых моделей катков от 1,5 до 20 тонн, а также уникальная рыбинская экологическая машина (РЭМ) для уплотнения свалок.

— Спрос на катки появляется весной и летом, когда идет дорожное строительство. Зимой мы работали на задел, сначала вкладывали кредитные средства, а потом отбивали их от продажи машин. А тут у нас появилась возможность выпускать не сезонную технику, и главное, конкурентоспособную, превосходящую европейские аналоги, — рассказывает Окунев.

Период до 1994 года оказался, пожалуй, самым тяжелым в жизни предприятия. Разнарядочный принцип реализации продукции практически уже бездействовал. Навыки работы, присущие госснабовской системе, не находили применения. Тогда пришлось серьезно переосмыслить систему сбыта, искать новые каналы. Министерство строительного, дорожного и коммунального машиностроения расформировали.

— Но мы не падали духом, бросили все силы на продажу катков, — говорит Окунев. — Когда нечем было платить людям зарплату, мы меняли катки на еду. Бесплатное питание было в заводской столовой. Мы построили свою пекарню. Когда уходили в отпуск, каждый сотрудник получал выплату в 10-12 тысяч рублей, если работал без брака. Словом, все для рабочего народа. При этом старались по мере возможности помочь другим. Спонсировали реконструкцию СК «Метеор», соревнования помогали организовать. В ответ получали бесплатные абонементы в бассейн и секции.

В перестройку министерство упразднили, а предприятия стали объединяться, чтобы выжить. Сначала рыбинцев взяло под крыло кременчугское АО по выпуску дорожной техники, а позже – минский завод «Ударник».

Потребители были частыми гостями на «Раскате», поэтому завод, построив девятиэтажный дом на улице Щепкина, выделил для них два гостиничных номера, которые позже были переданы сотрудникам-очередникам.

— Продвижение «Раската» на рынок сравнимо с движением катка по строящейся дороге. По ухабам нас хорошо потрясло. 95-й стал решающим. Защита технических проектов проходила на уровне Государственной комиссии в Москве. Нам задали 90 вопросов!

Уже в двухтысячных «Раскат» пережил две попытки рейдерского захвата. Потопить завод у мошенников не вышло. Отстояли, — говорит Окунев.

30 процентов продукции «Раската» до перестройки уходило на экспорт в 70 стран. Именно в этом, по мнению бывшего руководителя, была сила предприятия. Это толчок для развития.

Вячеслав Окунев отдал «Раскату» пятьдесят лет жизни, 22 из которых руководил заводом. Там же познакомился и с будущей женой – технологом инструментального цеха Ольгой, когда они от профкома поехали на заготовку сена в подшефный колхоз.

Работать на земле Вячеслав Иванович любит и сегодня. Заядлый дачник. Еще он помогает супруге хлопотать по дому и даже стоит у плиты. Говорит, бедные женщины, кухня – это испытание. Разве можно им было пенсионный возраст повышать?!

А у самого душа болит о родном «Раскате»…

В 1993 году Вячеславу Окуневу было присвоено почетное звание «Заслуженный работник АО «Раскат», в 1994-м за заслуги в области машиностроения и многолетний добросовестный труд – «Заслуженный машиностроитель Российской Федерации».
В 1995-м он получил приз «Факел Бирмингема», Алабама, США.
В 1997-м Окуневу вручили приз «Золотая звезда – Арка Европы», Мадрид.
В 2001 году он защитил кандидатскую диссертацию и получил звание Министерства промнауки РФ «Почетный машиностроитель».
В 2002 году за достижения в области качества Вячеслав Окунев стал почетным гражданином Рыбинского муниципального округа

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.
Имеющий право. 19:51 | 7 Февраль 2019

ЕслиМожет когда-то настанет время для того чтоб почистить книгу Почётных граждан Рыбинска и она уменьшится от балласта из-за таких вот рыбинцев а не приезжих хапуг, чинуш и прочих блатных и непонятных депутатов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме