Главное Темы 12 февраля 2019

Стрелка: между святыней и портом

В Рыбинске намерены благоустроить Стрелку — территорию, где Черемуха впадает в Волгу. Рассказываем ее историю

Полуостров, окруженный водами Волги и Черемхи. Казанский конец, Аул, Стрелка. Начинаясь со святынь и купеческих усадеб, этот район Рыбинска приютил муравейник пристаней и порта. А со временем превратился практически в гетто.

Легенды гласят, что Стрелка — старейший район Рыбинска, но так ли это? Мы узнали в Рыбинском музее-заповеднике.

— Рыбинск начинал развиваться не на Стрелке. Наши предки начали селиться напротив Усть-Шексны — это створ улицы Луначарского. Позже они заселили и Стрелку: жить при слиянии двух рек оказалось очень удобно. Сегодня Казанский конец — один из самых старейших районов города. Символ весомости и солидного происхождения здесь – Казанская церковь, самая древнее здание сегодняшнего Рыбинска, — рассказывает Оксана Гожалимова, замдиректора музея.

Казанскую церковь выстроили на месте деревянного мужского монастыря, который существовал здесь в 16 веке. Храм возвели в Рыбной слободе за 80 лет до того, как та стала городом, в 1697 году. Вскоре рядом появилась теплая Введенская церковь. А после войны России с Наполеоном — высокая колокольня, одно из красивейших зданий тогдашнего Рыбинска. Весь XIX век Большую Казанскую улицу венчал роскошный гармоничный ансамбль в стиле классицизма – к храмам и колокольне добавилась ризница, приходская школа, ограда с величественными воротами.

Тем временем на Стрелке одна за другой возникают усадьбы зажиточных горожан. Конечно, о типовой застройке речи не шло. Хозяин вел строительство, подлаживая усадьбу под свои нужды. К примеру, если рыбинец занимался промыслом рыбы, он возводил не только баню и амбар, но и ледник. И конечно, тогда в его усадьбе центральное место занимали вешала, где горожанин сушил рыбу и сети.

Шли годы, престижность Казанского конца только возрастала: усадьбы здесь выстроили Жиловы и Эльтековы, купеческие фамилии из первого десятка. Местные купчины и их семьи были прихожанами Казанской церкви, а самые уважаемые негоцианты — и церковными старостами. На купеческие деньги здесь выстроили приют для девочек. И Николаевскую богадельню для престарелых женщин. Так на относительно небольшом пятачке суши – узкий Казанский конец лишь один км в длину и вмещает всего 6 улиц – разместились два богоугодных заведения и большой храмовый комплекс. Чем не мини-Валаам?

Где отдыхали купеческие семьи? Барышни и бонны с малышами в матросках гуляли по Черемховскому бульвару: от Стрелки до пожарной каланчи. Набережная со стороны Волги долго оставалась рабочей артерией и принадлежала портовому люду. Ее облагораживать начали в начале XIX века, когда голова Федор Тюменев вложил в благоустройство свои деньги. Он опоясал берег Волги чугунным парапетом на гранитных тумбах. Историческая решетка не сохранилась, а вот на одной из тумб и сегодня любопытный прохожий разберет надпись — «1838 год». Оплатил Тюменев и строительство гранитных лестниц, некоторые из них сохранились в различном состоянии. После проведения работ по берегоукреплению их обещают восстановить.

Набережную Волги продолжили украшать и на рубеже веков: в 1900 году на деньги Константина Расторгуева, городского головы, здесь высадили ряд липок. И сейчас свидетели века шумят листвой, укрепляя берега реки своими столетними корнями.

И все же Стрелка – это, прежде всего, гавань. Рабочая, суетная, многолюдная.

Десятки контор купцов, представительства акционерных обществ занимали дома на Казанском конце. Среди них – контора экзотичного в наши дни цепного пароходства. В середине XIX века по дну Волги проложили стальную цепь: сколь длинную (370 верст), столь и дорогую (миллион рублей). На 700 тысяч рублей приобрели 15 специальных судов – туеров, которые возили грузы между Рыбинском и Тверью.

Ходили туеры по Волге и Шексне. Управлял акционерным обществом «Цепное пароходство» Илья Авербах, прадед режиссера Ильи Авербаха. Само предприятие принадлежало банкирам Гинцбургам из Санкт-Петербурга.

Со временем туера заменили мощными судами с гребным винтом. Свидетельство тех лет хранится в Рыбинском музее: серебряная модель туера «Великий князь Владимир» весом 2 кг, подаренная сослуживцами Илье Авербаху к 25-летию компании.
— Не так давно Волга сильно обмелела. Из-под воды близ Стрелки появился остов парохода, увязший в песках. Так что рабочих при выполнении берегоукрепления ждут интересные открытия, — говорит Оксана Гожалимова.

Сергей Прокудин-Горский. Туер «Василий» идет по Шексне

И по Черемухе когда-то ходили суда, во что сегодня сложно поверить. Река была довольно полноводной, к тому же воду держала система шлюзов, построенных купцами в устье Черемхи. Появилась здесь и гавань, и сухой док, однако гораздо позже, чем на Волге — на рубеже XIX-XX веков.

Долго купцы Рыбинска не могли договориться – сначала с проектировщиками, потом с подрядчиками. И те, и другие, по мнению прижимистых дельцов, запрашивали слишком много за конструкцию из бетона. Проект застыл на десятилетия. К строительству шлюзов приступили лишь в начале XX века. Доком и шлюзами пользовались в советское время.

Остатки сухого дока, куда купцы загоняли суда на ремонт, рыбинцы видят и сегодня. Когда проезжаешь первый виадук от Соборной площади, слева виднеется «корытце» — овальная вмятина в береге Черемухи, весной ее заливает паводок. Здесь и был док.

Строили на Казанском конце и мельницы: зерно везти никуда не надо, да и муку проще сразу продать и загрузить на суда. На Введенской улице располагалась мельница Николая Мыркина, того самого владельца бань. Самой известной и сегодня остается мельница Ефрема Калашникова на Волжской набережной. Первая паровая мельница в черте Рыбинска, она славилась самой качественной мукой в городе.


В советское время за Казанский конец «отвечает» Рыбинский порт. Там располагается его главная контора, все субботники на Стрелке проводят рабочие порта. Со временем порт расширяет свои границы и переходит на другой берег Черемхи — в Ягутку. Там строят большую грузовую пристань для перевозки зерна, а в 1934 году возводят крупнейший в Европе элеватор.

А вот сама Стрелка постепенно приходит в запустение. Сначала Казанский конец отделили от Крестовой улицы – попросту снесли ряд домов, смыкавшихся с Соборной площадью. Изуродовали и Казанский приход: разрушили колокольню, Введенский храм перестроили в жилой дом.

В XX веке Рыбинск развивается, застраивается хрущевками, высотками, бассейнами, спорткомплексами, стадионами. А здесь будто застыло время: купеческие дома ветшают, из жилья строят лишь бараки. Постепенно за Казанским концом прочно закрепляется слава лихого дикого места.

Из оплота православия, из крепкого рабочего района он становится Аулом, куда страшно зайти не только ночью. Говорят, здесь круглосуточно скупали краденое и торговали самогоном, царили азартные игры и поножовщина. Лишь ближе к перестройке задумались о восстановлении Казанской церкви.

Сейчас район постепенно застраивается многоэтажками и коттеджами. Однако купеческие особняки здесь ветшают столь же стремительно, как и в остальном Рыбинске.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме