Темы 30 мая 2019

Жизнь с хаски

Собака – друг человека. А для семьи Москвичевых – целая философия.
Как хаски заставили рыбинцев круто поменять свою жизнь – читайте в нашем материале

«Мы утонули в этих голубых глазах…»

Татьяна любила животных с детства. Любимый предмет в школе – биология, и всегда на пятерку. Грезила о собаке. Но родители заводить пса в квартире не разрешали, против была бабушка, а с ее мнением в семье считались.

Осуществить свою мечту Татьяна смогла только повзрослев. С супругом Александром, охотником, они завели английского сеттера, потом были ротвейлер, овчарка. Но долго они не задерживались.

Когда Москвичевы увидели сибирскую хаски с пронзительно голубыми глазами, поняли, что пропали.

— Мы утонули в этих глазах, — говорит Татьяна. – Нам хотелось пса непременно редкой рыжей масти с голубыми глазами. Искали полгода и нашли в подмосковном Королеве. Приезжаем и видим картину – стоит собака на столе и ест лечо прямо из банки! Это была наша Соня.

Дома любимицу шутливо называли Сонька Золотая ручка. Хулиганка еще та. Утаскивала ключи от машины и  прятала их под палас, сгрызла диван, кресло и обои. Держать щенка в квартире стало сложно. Энергии у хаски хоть отбавляй, нужен простор.

И Москвичевы решили перебраться в частный дом в Запахомовском районе. Правда, такому соседству обрадовались не все. Особенность хаски в том, что они не лают, а воют. Это их язык. Птичка ли пролетит, кошка ли проскочит – собака спешит рассказать об этом всей округе воем.

Прощай, город, здравствуй, деревня

Темпераментным хаски необходима нагрузка. Рабочая собака без нее просто закиснет. Да и Татьяна с Александром – люди активные, любящие спорт и туризм. И Москвичевы стали искать единомышленников, начали осваивать ездовой спорт, попробовали упряжку. Даже создали клуб ездового собаководства, провели первый в Ярославской области обучающий семинар и соревнования по езде.

Постепенно собачья семья стала расти. Второго щенка хаски приобрели в Сергиеве Посаде. Потом сработало сарафанное радио, и Москвичевым стали приносить отказников, к воспитанию которых хозяева оказались не готовы. Отдавали бесплатно, лишь бы забрали. И сердобольные супруги брали.

Животные стали требовать больше времени и сил. Настолько, что пришлось полностью менять образ жизни.

— Мы с мужем ушли с завода, где проработали много лет, — рассказывает Татьяна. – Когда родился второй ребенок, и появилась возможность приобрести другое жилье, купили дом в селе Воскресенском под Мышкином, на земле кацкарей,  и окончательно попрощались с Рыбинском.

Собаке – не собачья жизнь

Зимой семью кормят… собаки. Хаски, маламуты, чукотские ездовые – 19 псов катают гостей в упряжках, участвуют в прогулках по лесу и просто торгуют красивыми фактурными мордахами на фотосессиях.

В питомник к Москвичевым едут из Рыбинска, Ярославля, Мышкина, Углича и Москвы. Едут взрослые и дети.

По словам Татьяны, в содержании хаски абсолютно неприхотливы. Единственный нюанс – их сложно мыть. У северных пород очень густая шерсть, покрытая жиром, который отталкивает влагу и не дает замерзнуть. При этом собаки любят копать землю: чтобы спрятаться от жары, они роют лапами ямы и ложатся в них.

Животные вольно чувствуют себя на свежем деревенском воздухе. Живут в вольерах. Питаются свежей рыбой: красной вперемешку с тресковой. Съедают ее по тонне в месяц. Доставка до села равноценна стоимости самой рыбы.

— Покупать мясо в таких количествах мы не можем себе позволить, сухой корм подходит не всем. А сырая рыба усваивается на 90%, на Севере ею и мясом тюленя кормят ездовых собак. Даем комплекс витаминов, а клетчатку собаки получают с кабачками и тыквами с огорода.

Без присмотра такое хозяйство не оставить. Ежедневный тяжелый труд. Но трудностей в этой семье не боятся – видно сразу. А вопрос: не устаете ли вы от собак – вызывает у Татьяны искреннее недоумение.

— Все, что любишь, требует внимания. А мы собак просто обожаем. Они перевернули нашу жизнь, наполнили ее. Теперь это наша философия.

Кому на селе жить хорошо?

Прямо перед окнами небольшая речка, неподалеку – гнездо длинноногих аистов, лес. Сельская школа, детский сад, почта, магазин. Все в доступности.

Единственный минус – медпункта нет, а до фельдшера не дозвониться. Зато взаимовыручка на селе – всегда в достатке. Нет лихачей, наркоманов, выхлопных газов, нет агрессии, которой так много в городе. Москвичевы эти плюсы сельской жизни оценили сразу, а вот минусы…

— Приехали. За что хвататься? Как жить-то? – с улыбкой вспоминает Татьяна. – Чтоб помыться, надо баню истопить. Баню истопить – дров наколоть. Надо их откуда-то взять. Впасть в депрессию мы себе не могли позволить – ребенок грудной на руках, да и не в нашем это характере. Нам интересно познавать новое, чему-то учиться. Тем более информации сейчас море. Интернетом пользуемся, а вот телевизора у нас нет.

Александр выучился на тракториста, правда, получить работу в соседнем колхозе не удалось – на место с зарплатой в 15 тысяч рублей в деревне стоит очередь из «своих». Человеку со стороны не попасть.

Спасали декретные Татьяны. На них жили и стали поднимать хозяйство. Через биржу Москвичевы получили грант на развитие бизнес-проекта, обустроили  собачий питомник. Завели скотину – кур, коз, барашков, три месяца назад купили теленка. Мясо практически не покупают. Овощи – тоже со своего огорода. Чуть больше года назад у Москвичевых родился третий сын.

Туристические тропы… в деревне

Сейчас все силы супругов брошены на развитие туризма на селе. Чем наши края хуже Карелии? Красивые леса с диким зверьем, реки, исторические места – посмотреть их можно и у нас. Москвичевы готовы их показать. Вместе с товарищем и единомышленником, живущим на хуторе в Большом Селе, они загорелись идеей создать экологическую Большесельскую тропу.

По увлекательному маршруту сможет пройти любой желающий, причем абсолютно бесплатно. Туриста научат разбивать в лесу шалаш, разводить костер, расскажут о сельском быте.

В выходные Москвичевы провели первый дог-квест. Полосу препятствий в два километра вместе с четвероногими друзьями прошли  11 команд из Ярославской области и Москвы.

— Задумка очень важная, — говорит Татьяна. – Деревня сейчас практически умерла. В любом регионе население деревень на 80% – пенсионеры. Нужно рассказать и показать молодежи, что жить в деревне можно. Не просто выживать, а жить интересной, насыщенной жизнью. Если бы мы остались в городе, то никогда бы и не узнали этого. Не узнали кто мы есть на самом деле.

Сейчас семья планирует оформить некоммерческое объединение. Так они смогут рассчитывать на поддержку извне, денежные гранты от государства, чтобы проводить бесплатные экскурсии и мероприятия для туристов. В одиночку это сделать сложно.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.
Елена 11:56 | 7 Июнь 2019

Хороший репортаж. Спасибо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме