Темы 28 июня 2019

Как бывший заводской мастер не обжегся на глине

Виктор Фролов – гончар. Свое любимое увлечение он сделал своим маленьким бизнесом. Как так получилось? Рассказываем

«Дедушка, а слепи мне знаешь кого? Динозавра!» – маленький Дема мнет в ручонках глиняный колобок, пытаясь изобразить из него зверушку. Он не отходит от деда ни на шаг, особенно когда тот за работой в своей мастерской, заставленной кучей глиняных горшков, кринок и блюдец.

Гончара Виктора Фролова в Рыбинске знают многие. Его часто можно увидеть на набережной за сбором глины или на рынке, где он продает свои работы.

— Рыбинск уже насытил посудой, так что катаюсь по всей области, мастер-классы провожу для детворы, ручной круг везде со мной, — говорит Виктор. – Да и сюда, в мастерскую, ко мне на экскурсию школьники приходят, детворе интересно посмотреть на работу ремесленника.

Двадцать лет прошло, как мастер завода пересел за гончарный круг и превратил хобби в источник дохода. Когда зарплату на предприятии стали платить макаронами, рыбинец понял, что нужно искать другое занятие.

Вместе с Виктором в бригаде работал опытный коллега, которого в юности, в послевоенное время, гончарное ремесло спасло от голода. Он лепил плошки и горшочки и менял их на кусок хлеба или яйца.

Виктор попросил показать, как работать с глиной. И увлекся. На круге обычный кусок глины можно было превратить в пузатый жбан, высокую вазу, статуэтку, колокольчик, да во что угодно. С орнаментом, рисунком или просто гладкими чистыми стенками. Удивительный процесс превращения бесформенной материи в реальную вещь.

— У меня здесь все по-простому: вымешиваю глину с добавлением воды в барабане старой стиральной машины, убираю все камешки, песчинки, затем взбиваю строительным миксером, — гончар охотно рассказывает о тонкостях работы. – Получается чистый шликер – жидкий, как сметана.

Полученный раствор заливается в гипсовые формы – так рождаются цветочные горшки. Затем, когда глина затвердевает, но все еще остается влажной, те излишки с кромки Виктор срезает тонкой проволокой. Мягкие, пластичные обрезки отправляются на круг – из них выйдет отличная посуда. Гладкая, без шероховатостей.

Красную глину мастер закупает в поселке Норское под Ярославлем. Говорит, раньше в окрестностях Рыбинска была отличная глина – аксеновская, с завода того самого купца Аксенова, но предприятие развалилось, и пришлось искать другого поставщика. Голубую собирает сам по берегам Волги. За зиму Виктор Фролов использует 50 мешков сырья. В холода работа спорится – свободного времени больше, да и сушить готовые изделия и формы в протопленной мастерской легче.

Чтобы показать, как всего за три минуты создается изделие, Виктор разгоняет гончарный круг. Кладет на него предварительно отмятый глиняный шар, чтобы в нем не осталось пузырьков воздуха, и крепкой рукой сплющивает. Затем, обхватив тряпочкой края, чтобы они были ровными, начинает тянуть глину вверх. Как только получается конус, он ловко изнутри раздвигает пальцами его стенки – будущая кринка обретает пузатенькие бока. Прямо по сырой глине наносится рисунок. Готово!

— Просушенные изделия отправляются в печь на 10 часов, — объясняет Виктор. – Часа три температура нарастает, потом уже горит в полную силу, только успеваю полутораметровые чурбаны закидывать.

Двадцать лет прошло, как мастер завода пересел за гончарный круг и превратил хобби в источник дохода. Когда зарплату на предприятии стали платить макаронами, рыбинец понял, что нужно искать другое занятие

Обжиг придает глине прочность, на открытой ладони обожженный керамический горшок будет издавать звон. После печи уже не изменить его форму. Но и неудачным экземплярам гончар нашел применение – черепками он засыпает ямы на дороге возле дома.

Сосуды под цветы после обжига гончар покрывает грунтовкой глубокого проникновения, затем – лаком. Для пищевых же горшочков и кринок считает недопустимым использование какой-либо химии. В качестве глазури Виктор использует молоко. Обожженную в одной печи посуду он обмакивает в него и отправляет в другую печь еще на пару часов. Старинный способ – молочение – позволяет придать каждому изделию глянец и неповторимый окрас. Есть из такой посуды полезно.

— Глина – сорбент, впитывает в себя все дурное, может, именно поэтому, когда я начинаю работать на круге, уходят плохие мысли и переживания, — с улыбкой говорит мастер. – Кажется, за столько лет должно надоесть, но нет, хочется творить, фантазировать. Я счастлив, что именно к этому ремеслу у меня потянулась душа. Да, это хорошее подспорье к пенсии, но бизнесом назвать его язык не поворачивается. В царские времена гончары, шорники и плотники вообще причислялись к категории бедняков.

По словам Виктора, в основном он работает под заказ. Клиентская база за эти годы уже образовалась. Формованные глиняные изделия находят своего покупателя всегда. Порционные горшочки постоянно пользуются спросом в кафе Рыбинска, сувениры из глины популярны у туристов, а кринки, пшенники, заварочные чайники, чесночницы и курницы – у хозяек. Любой хэндмейд в цене. Да и, в конце концов, посуда имеет свойство биться. Но это ведь на счастье!

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме