Главное Темы 28 августа 2019

Балерина рыбинской журналистики

Юбилей отмечает Ольга Глыбочка — «голос» рыбинских автобусов, известная рыбинская журналистка

— Кто бы подумал, что у Глыбочки будет дача! Я, наверное, что-то съела не то, когда ее покупала. Мне знакомая говорит: «Ты хоть лопату видела в глаза? Что там делать будешь?». Видимо, к старости в землю тянет…

Натянув кроссовки и бейсболку, Ольга Александровна ловко закидывает на плечи рюкзак и спешит на участок. Ей всего 70. Ну какая старость?

Ладненькая, маленькая и шустрая – это Глыбочка вся в бабушку. Она и внуками хотела обзавестись пораньше, чтобы все ходили и удивлялись, какая миниатюрная молодая бабуля на каблуках катит коляску. Кокетка, что тут скажешь.

Дочь строгой служащей и рабочего интеллигента родилась за 9 тысяч километров от Рыбинска – в Комсомольске-на-Амуре. Скромная, правильная, в школе – председатель совета дружины.

Пока родители пропадали на работе, дворовая детвора была предоставлена сама себе. И однажды подружка предложила девятилетке Оле записаться в танцевальный кружок. И там для воспитанников была заказана партия сапожек из Москвы для русских народных танцев, но вместо них в посылке оказались… пуанты.

Так юная Глыбочка стала балериной. Причем ведущей. Она быстро выросла до солистки и исполняла главные роли в «Красной Шапочке», «Снежной Королеве», «Гадком утенке» и ездила на гастроли в Хабаровск.  И даже одна от Хабаровского края получила путевку в международный лагерь в Болгарию. Талантливой девочке рекомендовали профильное обучение, но после 9-го класса с балетом было покончено.

 

 

— Родители мечтали, чтобы я получила высшее образование, а тогда в моде были инженеры, — рассказывает журналистка. — 1966 год. В этот год одновременно выпускались одиннадцатиклассники и десятиклашки. В вузах – дикий конкурс, ну куда уезжать?! Мама настояла на техническом институте, куда я очень не хотела.

К экзаменам Ольга не готовилась, только делала вид, обкладываясь учебниками. Да и факультет выбрала специально такой, чтоб «провалиться». Для матери, чья дочь-балерина была у всех на виду и на слуху, это была трагедия. Несколько дней они вообще не разговаривали. А потом мама сказала: «Куда хочешь, туда и иди работать».

У еще вчерашней школьницы Глыбочки профессия имелась. В то время старшеклассники в обязательном порядке получали рабочую специальность. Теорию проходили в местном политехе, а практику – на заводах и стройках. Ольга стала электриком, что натуре творческой было совсем не свойственно.

— На стройке в «Даль-электромонтаж» я насмотрелась такого, что твердо поняла: вот такую «любую» работу я не хочу. Там сыпался отборный мат, рабочие мужики запросто могли дать шлепка женщине. Я, как нежное растение, в недоумении хлопала глазами, — вспоминает она сегодня.

Делать нечего. На первое время Глыбочка решила трудиться там, где практиковалась. Планы изменил случай. За день до выхода на работу Ольга встретила пианистку из балета.

— Узнав, куда я собралась, она всплеснула руками: «Оля, ты с ума сошла! Ты и стройка? Ты же чистейший гуманитарий! У меня муж на телевидении, им, кажется, требовался помощник режиссера в детскую редакцию. Попробуй!» – рассказывает Ольга Александровна.

Вопреки протестам мамы Глыбочка прошла собеседование. Должность суетливая, но очень ответственная. Тогда был только прямой эфир, никаких записей. Стеснительная Оля смущалась даже в телефонном разговоре, а уж когда над ней подтрунивали коллеги – заливалась краской.

Через год девушка поступила на филологический в педуниверситет. Но старославянский на первом курсе отбил охоту учиться дальше. И она, никому не сказав ни слова, уехала во Владивосток поступать на отделение «Режиссура телевидения» Дальневосточного института искусств. Там были мастерские, практика проходила на базе телевидения и Владивостокской телестудии «Дальтелефильм», а перед дипломом студенты отправлялись в Останкино. До сих пор Ольга Александровна вспоминает, какой восторг испытала, увидев в аудитории советскую актрису, «Хозяйку медной горы», Тамару Макарову и ее супруга – режиссера Сергея Герасимова.

 

На курсе Глыбочка была самой младшей. Однажды, когда она уже дружила со своим будущим мужем – телевизионным оператором, ей пришлось изображать в рабочем этюде первую любовь с 35-летним одногруппником, и, понятно, он должен был ее целовать.

— Мне «спутник» казался уже глубоким стариком, — смеется Ольга Александровна. – А он, как специально, чмокал меня неуклюже, не так, как это видел режиссер. Приходилось играть снова и снова. И это при полной аудитории! Я никогда не поднимала руку, тем более на мужчин, а тут сорвалась, влепила ему пощечину и убежала в слезах.

С ролью жены-изменщицы студентка Глыбочка тоже не справилась. В очередном этюде она должна была ждать любовника, который появляется после отъезда мужа в командировку. В кадре она суетилась, невпопад ставила тарелки на столе и вообще слабо походила на страстную женщину-вамп. «Оля! Ну кто так ждет любовника?!» — кричал мастер. А когда на пороге вместо любовника  «вдруг» появлялся муж, Глыбочка вообще каталась со смеху.

— Ну не могу я увидеть в Генке мужа! Тогда мастер пошел на хитрость и, когда я отвернулась, заменил его сам. Вот уж я открыла рот от изумления, – собственно такой реакции на моем лице и ждали. Словом, несмотря на мое кокетство, по актерскому мастерству у меня был твердый трояк, — смеется журналистка.

На втором курсе Ольга вышла замуж, в 21 год родила сына Сережу и сделала перерыв в учебе. В то время в Комсомольске стало неспокойно, город заполнили военные, и родители решили уехать в Омск. В Сибирь перебрались и молодые. Глыбочка попала на телевидение, но уже совсем другое. В редакции сельскохозяйственных программ ей было некомфортно, в коллективе особо никто не поддерживал, а потом и вовсе случился развод с мужем, который работал там же.

— Я резко все бросаю и ухожу. Попадаю в газету «Сибирский нефтяник» на омском нефтеперерабатыващем комбинате, сотрудничаю с областной газетой, везде публикуюсь. Мне 25, у меня новая жизнь, — рассказывает она.

От Мурманска до Владивостока, от электрика к филологии, от балета к журналистике… Жизнь бросала Ольгу Глыбочку по городам и профессиям. И однажды забросила в Рыбинск…

 

И случается встреча, которая привела журналистку в Рыбинск. Девушка ехала в поезде на похороны дяди в Москву. В купе зашел молодой человек, разговорились, а потом стали переписываться. Три года рыбинец добивался Ольгу и, как она говорит, взял измором. Отпускать в Омске ее не хотели. Главный редактор областной газеты «Юность» написал шуточный стишок: «Оля, Оленька, улыбочка, почему ты только Глыбочка? Переедешь, Оля, в Рыбинск, переименуем в Глыбинск!».

— Привыкала к новому городу долго, искала себя. Тут было столько газет! Корреспондентом было работать престижно. В доме с моим будущим мужем жил Женя Трусов, журналист. И он передал мои статьи главному редактору «Рыбинских известий» Владимиру Шатову, почитать. Так меня взяли, — рассказывает Ольга Александровна сегодня.

Через два года, когда руководство сменилось, из газеты ушла и Глыбочка. Решила вспомнить свое балетное прошлое и открыть танцевальную студию в Доме пионеров и школьников. «Балеринкой» она руководила 7 лет, всех девчонок на пальцы поставила. Брак не оправдал ожиданий, и Глыбочка уезжает в Мурманск на рыбоперерабатывающий комбинат. Потом снова возвращается в город на Волге, устраивается в Стройтрест-16 – а вдруг дадут жилье. Тогда оно было бы очень кстати, ведь квартиру с бывшим супругом пришлось разменять на коммуналку без горячей воды.

9 месяцев, пока шли споры по разделу имущества, она жила у знакомой. Сменила много работ. Была и ведущим хранителем фондов рыбинского архива, и старшим воспитателем в детских лагерях  им. Гайдара и им. Ильича, и диктором на телеканале «Рыбинск-ТНТ». Это ее голос звучит в местных автобусах, когда объявляют остановки. Но горожанам Глыбочка все-таки больше известна как журналист, чьи материалы можно было увидеть во всех городских и районных газетах, литературных сборниках и книжных изданиях.

В 90-е ее пригласили возглавить новую студию кабельного телевидения «Эхо», принадлежащую ОАО «Рыбинсккабель». Съемочный павильон, две камеры, пульт со спецэффектами – все по-настоящему. Глыбочка совмещала должности режиссера, редактора, автора и диктора. Готовила к выпуску информационную программу, которую брали в эфир городские телеканалы, а также публицистические и художественные передачи.

Когда студия закрылась, Глыбочка стала работать в ярославской газете «Северная магистраль» – писала про жизнь железнодорожников.

Пережила трех редакторов и через три года, ровно в день своего рождения, уволилась. Но с журналистикой не рассталась. На пенсии сотрудничала с «Рыбинской средой», ее материалы вошли в сборник «Ярославская журналистика. Страницы истории».

Глыбочка – автор стихов и книг. «Через годы, через расстояния…» – посвящение родной школе и одноклассникам. «Лукьяновкие вечера Адольфа Павлова» – книга о руководителе знаменитого оркестра. А в 2015-м к юбилею Сергея Шестерикова, руководителя «Соколят», вышло издание с публикациями Глыбочки «Не грусти, улыбнись и пой!…».

Без работы Ольга Александровна не остается и сейчас. Знакомые, друзья постоянно что-то подкидывают. От одиночества она не страдает и паспорту не верит. Говорит, что ни о чем не жалеет:

— Всю жизнь я иду на зеленый свет. Столько событий, судьбоносных, удачных… Бабуля моя мне говорила: «Оленька, самое главное – жить! Хоть на карачках, хоть как!». У меня много историй. Но давайте напишем об этом на мое столетие…

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме