Избранное Темы 29 августа 2019

Помогая, не мешай

Чем живет строитель? Рассказывает Вячеслав Меньшиков

 

Компания «Техмонтаж» строит в Рыбинске самую большую школу в регионе. Стройка на Тракторной – один из наиболее интересных социальных объектов подрядчика. Руководитель компании Вячеслав Меньшиков рассказывает, почему в последнее время делает упор на объекты, строительство которых финансирует государство, и почем нынче труд строителей.

— Вячеслав Геннадьевич, новая школа на Тракторной не имеет аналогов в регионе. Как стройка такого масштаба влияет на экономическое и социальное развитие Рыбинска?

— Давайте взглянем на вопрос шире. Именно с приходом строителей и начинается развитие города. Масштабная подготовка, выделение денег — звенья одной цепи. Строительство несет массу плюсов для любого населенного пункта. Если новый объект строится на заселенных территориях, то, как правило, устаревшие коммуникации — водопровод, водоотведение, электрика, газ — меняются на новые. Второй плюс в том, что объекты возводятся не одной компанией, а несколькими подрядными организациями. Стройка дает работу множеству людей различных профессий — электрикам, монтажникам, разнорабочим. Помимо дополнительных рабочих мест, любая стройка — это бюджетные поступления, как прямые, так и косвенные, например, деньги, которые строители тратят в магазинах, предприятиях общепита.

— Есть ли взаимосвязь между строительством и качеством прилегающей земли?

— Строительство таких объектов, как школа, повышает цену прилегающих земельных участков, часть которых находится в муниципальной собственности. Любой покупатель понимает, что он приобретает кусок территории, которая развивается. Вокруг самого инфраструктурного объекта появляется множество других важных элементов благоустройства — те же дороги.

Значит ли это, что строительный рынок – определяющий?

— Если говорить глобально, то развитие экономики страны напрямую зависит от строительства. В этой сфере завязаны производители кабелей, окон, бетона, цемента, текстиля для интерьера, бумаги для обоев, автопромышленники, которые делают машины для доставки стройматериалов… Возьмите для примера гранит. До поры до времени мертвый материал, который никому не нужен. Но стоит только начаться стройке, и за ним отправляются рабочие, привозят его, пускают в дело. Этот алгоритм актуален для всего мира. В США один из основных индексов роста экономики – количество новых домов, проданных в каждом месяце, квартале. К сожалению, от лидеров мы отстаем в производительности труда, уступаем в логистике.

— Как вы оцениваете темпы строительства в Рыбинске?

— Активным я бы его не назвал. Насколько я помню, до определенного времени город был самым обеспеченным жильем во всем регионе. Здесь было много построено в советские времена. Возможно, поэтому сейчас здесь нет острого дефицита в новом жилье.

— А может, причина в том, что покупательская способность у наших граждан низкая? Квартиры в новостройках стоят миллионы рублей, а на ипотеку решится далеко не каждый.

— Ипотека могла бы быть доступнее, если бы государство по-другому регулировало процентную ставку по ней. Кредит на жилье нужно давать не под сегодняшние 8-10% годовых, а, возможно, даже с отрицательным процентом. Да-да, еще и доплачивать. Возьмите в пример Швецию, где развита система поддержки граждан, желающих приобрести новое жилье. Там людям по телефону приходят сообщения от властей с предложением взять ипотеку на условиях возмещения государством 3,5%.

— А у нас такое разве возможно?

— Возможно, и даже оправданно экономически. Сейчас любая стройка, особенно в регионах, на 99% обеспечивается отечественными расходными материалами. Плитка, железобетонные конструкции, системы вентиляции — все производится в нашей стране. Если посчитать всех смежников, работающих на строительство, можно предположить, что совокупный экономический эффект от них будет весомым. Развитие разных отраслей государству на руку, а человек, который вложит деньги в стройку, еще и налог заплатит. Но зачем при таком раскладе брать с него дополнительные деньги, фактически брить овцу два раза? На мой взгляд, государство могло бы активно субсидировать и частное жилое домостроение.

— О таком пока можно только помечтать. А как в целом складывается сейчас ситуация с развитием строительного рынка?

— Думаю, в ближайшее время он будет стагнировать.

— Откуда такой пессимизм?

Вячеслав Меньшиков:
Мы прекратили строить жилье, сосредоточившись на социальных объектах.
У населения нет денег на то, чтобы вкладываться в строительство, мы учли этот факт и подстраховались

— Это связано с важными изменениями в законодательстве. До июля этого года строительство было преимущественно долевым. Так как сама по себе наша отрасль капиталоемкая, оборот вложенных средств здесь долгий, строительство финансировали сами приобретатели жилья. После недавних изменений инвестированием должны заниматься банки. На данный момент механизм взаимодействия с ними не отработан, поэтому издержки строителей увеличиваются. Так как представители отрасли не могут работать себе в убыток, ничего другого не остается, как покрывать дополнительные расходы за счет стоимости жилья.

— Зачем это банкам?

— Хороший вопрос. Банкам строительство неинтересно из-за низкой покупательской способности населения. В результате строители могут остаться без денег на проекты. Все эти аспекты наверняка повлекут за собой снижение спроса на новое жилье и, как следствие, спад темпов строительства, о чем я уже говорил.

— Как ваша компания справляется с изменившимися условиями работы?

— Мы просто прекратили строить жилье, сосредоточившись на социальных объектах. У населения нет денег на то, чтобы вкладываться в строительство, мы учли этот факт и подстраховались.

— Но в крупных мегаполисах у людей заработки выше, стало быть, у них больше возможностей вкладываться в строительство?

— Так только кажется. Судите сами, 70% экономики в стране – государственный сектор, соответственно, и тон в уровне заработной платы задает государство. Мы, строители, видим разрыв между реальным трудом и его оплатой. Уровень заработной платы по отрасли записан в сметы, которые спускаются нам сверху, учитываются на стадии проектирования. Так вот, самый высококвалифицированный строительный рабочий — каменщик, монолитчик, работающий в дождь, снег – по мнению государства, должен получать за свою работу около 25 тысяч рублей. Это написано в федеральных расценках. Как за такие деньги вести строительство?

— Действительно, как?

— Мы как небольшая компания не можем продолжать жилищное строительство. По мерке банков у нас нет достаточных залогов для получения кредитов под строительство. Наверное, все идет  к тому, что строить дома будут только крупные строительные корпорации. Вопрос только – на каких условиях и по какой цене?

— Но, по крайней мере, новый закон защищает рядовых людей от недобросовестных строителей.

— Именно поэтому его и приняли. Но, по моему мнению, надо было усиливать административную ответственность для недобросовестных застройщиков. Иначе зачем содержать полицию, надзорные и фискальные органы, которые не могут защитить интересы рядовых граждан? Отдать ответственность на откуп банкам легче всего.

— Одни предприниматели хотят, чтобы государство не вмешивалось в их дела, другие ждут помощи. Какова ваша позиция по этому вопросу?

— От сферы строительства государство не может устраниться полностью, оно должно  регулировать рынок земли, ресурсов. Также его задача – заниматься планированием строительного рынка. Нельзя допускать повторения ситуации 2013 года, когда строительные компании были вынуждены возить цемент из Турции. Цены на отечественную продукцию были такие, что реально дешевле было закупаться за границей. Одним словом, задача властей – помогать так, чтобы не мешать. Возможно, тогда и дома будут строиться, и у людей будут деньги на жилье.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме