новости 19 октября 2011

Три строя, четыре поколения — и одна жизнь

О чем­то очень давнем, произошедшем в незапамятные времена, когда дату уже и не вспомнить, люди шутливо говорят: «При царе Горохе». Наша история началась именно при царе. Клавдия Васильевна Шелудченко появилась на свет в период, когда политическим строем в России еще оставалась абсолютная монархия. Она родилась в Санкт-Петербурге в 1907 году, в период правления Николая II

«Дочки-матери»
Несмотря на то, что 7 ноября Клавдия Васильевна отметит уже 104-й день рождения, на память она не жалуется.
— Все помню — и детство при царе, и Советскую власть, и войну, и бомбежки, и голод, и болезни, и карточки на продукты, и очереди за всем подряд — все пережила. Все три политических строя могу сравнить. Хотя, что тут сравнивать?..
Крылатая фраза «Дожить до лучших времен», пожалуй, стала бы заголовком к сегодняшней главе жизни Клавдии Васильевны. Слушая пожилую женщину, невозможно не восхищаться ее былой стойкостью, сегодняшней благодарностью и верой в счастливое будущее.
— Сейчас время самое хорошее во всех отношениях. Зайди в любой магазин, покупай, что хочешь: одежду, обувь, мебель. еда на любой вкус. А главное — без очереди! Я всю жизнь прожила — своего угла не имела. Работала, а квартиры не было. А теперь, сами посмотрите, комната у меня хорошая, все у меня есть! Ухаживают за мной.
Возможно, в этом уходе и кроется секрет долголетия Клавдии Васильевны. Люди в поисках «молодильных яблок» — диет, таблеток, стволовых клеток — пытаются продлить если не свой век, то хотя бы молодость, напрочь забывая о тех, кто рядом. В семье этой женщины все держались друг за друга. Ее дочь Светлана Ивановна, которая сама 10 лет назад стала прабабушкой, не представляет, как дети могут стремиться жить отдельно от своих родителей. Здесь проблеме отцов и детей места не нашлось, в их жизни — полная гармония с названием «дочки­матери». «Дочка у меня — золото, даже если я не права — терпит», говорит долгожительница.

Защита — это работа
Прожитые годы отразились на лице Клавдии Васильевны, избороздив его сотнями морщинок. Но грузом на своих плечах более чем вековую жизнь она совсем не ощущает.
И снова Клавдия Васильевна вспоминает то время, когда все земные блага были доступны лишь избранным, в число коих она и не мечтала попасть. Поход на рынок с малышкой под мышкой (коляска для нее тоже была роскошью), вечная работа и ее поиски.
К 20-и годам Клавдия Васильевна освоила профессию швеи и поехала в Одессу. По слухам, дошедшим до нее, в этом портовом городе можно было устроиться на фабрику. Стать хорошим мастером — все, о чем могла в ту пору мечтать девушка. Собрала последние деньги на билет в один конец — и уехала. Вместо работы — биржа. За несколько месяцев дорога к ней превратилась практически в колею. И упорство было вознаграждено приглашением на экзамен, где ей присвоили 7-й разряд швеи и направили на ту самую вожделенную фабрику. «Ой, радости было, — вспоминает женщина, всплескивая  руками, — я даже письмо домой сразу написала, что меня взяли на фабрику». Трудовой стаж на предприятии мечты был совсем коротким… 13 дней. Фабрику закрыли.
— Я, когда узнала, даже встать не смогла. Все разошлись, а я сижу, не знаю, что мне делать без работы, без денег, в чужом городе. Кое-как вышла, села на скамейку и думаю: «Плакать? Так ничего мне плач не даст. Мне нужна защита. А защита — это работа, хоть какая».
И снова поиски — долгие, нудные, тяжелые. Это сегодня в помощь ищущим работу гражданам существуют ярмарки вакансий, объявления в газетах и на Интернет­сайтах. В то время Клавдия Васильевна трудоустраивалась почти по слухам. Спрашивала у прохожих, не знает ли кто, где требуются рабочие руки. Постоянно голодала, так как средств на еду не было.
Выручил случай. Стояла страшная жара, и девушка решила спрятаться от солнца под раскидистым кустом. Встала и сквозь ветки увидела надпись на дверях «Школа. Завод №1». И, привлеченная словом «завод», движимая какой­то непонятной силой, она вошла в это здание. Оказалось, что рабочие руки здесь действительно требовались, но пришлось переквалифицироваться из портнихи в слесари. А еще через полгода Клавдия Васильевна стала инструктором. Очередной неприятный сюрприз не заставил себя долго ждать — на заводе перестали платить деньги. И тогда единственным спасением стало письмо отцу. Текст незамысловатый: «Папа, помоги, умираю с голоду».

Спрячь за высоким забором девчонку…
Замуж Клавдия Васильевна вышла практически сразу после знакомства с будущим супругом. Он был военным, служил в ЧК. Стремительный роман уложился в две недели.
— Каждый день ко мне ходил. Идет, подарки несет, а я выбрасываю их. А он опять с подарками. Не хотела я за военного замуж выходить. А все­таки пришлось. Приехал, открыл мою квартиру, собрал вещи, подъехал к воротам, когда я выходила с работы, меня в охапку, в машину — и увез в комендатуру. В общем, украл.
После демобилизации супруга жить стало сложно. «Это он военным был хорошим, а в жизни­то ведь ничего не умел», — вспоминает женщина. А потом началась война. Война, которая нещадно разрубала и корежила судьбы, кромсала жизни на «до» и «после», на «вместе» и «врозь». Разбитой оказалась и эта семья. Одним- единственным родным человечком у женщины теперь оставалась дочь Светлана. Работа по 12 часов, к которой Клавдия Ивановна уже привыкла, не казалась адом, согревала мысль — Светланка.

Свет в окне
Со своей Светланкой Клавдия Васильевна не расстается до сих пор. Не разлучило их и замужество Светланы Ивановны. Дочь с огромной благодарностью и теплотой говорит о каждом дне, проведенном рядом с мамой. Это мамины заботливые руки всегда становились страховкой в любой ситуации. Это мама, словно ангел­хранитель, всегда стояла за плечом и советом, а иногда просто взглядом вселяла уверенность. Сегодня сильной должна быть Светлана Ивановна. Будучи уже и мамой, и бабушкой, и прабабушкой, она все так же остается заботливой дочерью.
Возраст напомнил о себе в последние годы. Будучи 100-летним юбиляром, Клавдия Васильевна еще сажала на балконе цветы, выходила гулять, активно общалась с соседями. Теперь это дается с трудом. Но и сегодня женщина не может себе позволить просто сидеть. Не зря она постигала науку шитья. Даже дома она не может позволить себе надеть платье, сидящее «не по фигуре», поэтому и сейчас не расстается с иголкой и ниткой.
К нашему приходу Клавдия Васильевна и Светлана Ивановна готовились. Прощаясь с нами, хлебосольные мать и дочь вручили гостинцы. И настолько душевным был этот жест, что отказаться было просто невозможно. Наверное, и в этом тоже кроется секрет долголетия. Не зря в народе говорится: «Делай добро, бросай его в воду — оно не пропадет, добром к тебе вернется».
Любовь Игнатьева

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме