новости 26 декабря 2012

Технопарк как катализатор деловой активности

Каждый город имеет свою историю. Она может быть древней и богатой, подарившей миру уникальные памятники русского зодчества. А может исчисляться несколькими десятилетиями и не иметь в своих архивах летописей и бесценных документов. Но в этих новых городах без роду и племени есть то, чего нет и не может быть у тех, кто обременен тысячелетием. В них есть современность. Легкая и просторная, комфортная и приспособленная к жизни сегодня. И от этого «сегодня» гораздо проще строить свое «завтра». Или, может быть, не проще, но точно — дешевле. Потому что не зря говорят в народе: лучше один раз построить заново, чем сто раз перестраивать, переделывать и приспосабливать…

История города Набережные Челны началась в семидесятых годах прошлого века вместе со строительством завода КамАЗ. Конечно, на этой территории когда-то было древнее поселение, затем — менее древние деревни и села, а потом, в 1930 году, всему этому был присвоен статус города. Но по-настоящему ощущение города пришло сюда в 1969 году вместе с комиссией по утверждению окончательного варианта строительной площадки под КамАЗ. Тогда же был заложен бетонный прямоугольник с надписью «Здесь будет построен Камский автомобильный батыр». Население города составляло 35,5 тысячи человек.

Дальнейшая история Набережных Челнов — это последовательность ударных достижений времен советской эпохи: 1973 год — вступил в строй первый корпус КамАЗа, 1976 год — заработала первая нитка главного конвейера, 1978 год — выпущен 50-тысячный автомобиль, 1979 год — выпущен стотысячный грузовик, 1988-й — миллионный, а в 1993-м — полуторамиллионный КамАЗ. На этом история успеха советского автомобильного гиганта сделала резкий поворот. Впрочем, поворот этот сделала тогда вся российская экономика. Но к тому времени город уже был построен. Причем строился он также стремительно, как и предприятие. Дома росли столь быстро, что улицам не успевали давать названия. И до сих пор в городе своя собственная адресная система: номер дома и номер микрорайона.

При этом архитекторам удалось сделать по тем временам невозможное. Они смогли не только создать удобные и просторные жилые районы, но и связать город дорогами, которые даже спустя сорок лет справляются с автомобильной нагрузкой. Потому что дороги эти были рассчитаны исходя из фантастических в то время представлений: 300 машин на тысячу жителей.

Сегодня население города составляет почти 520 тысяч человек. И машин стало неизмеримо больше. Но дороги все равно принимают их, как родных, каждому находят свое место в потоке, свой поворот и свою парковку. Конечно, разноуровневые и кольцевые разъезды были построены позже. Но дорожный трафик формировался так, что приспособить его к современности стало возможным.

— Примеры жизни за границей воспринимаются с оттенком музейности, — говорит первый заместитель главы администрации Леонид Можейко. — Дескать, там и климат другой, другое построение отношений в обществе. А город Набережные Челны — вот он рядом с нами, в самом центре России.

Свой «отчет о командировке» Леонид Можейко начал именно с истории города. Потому что все, что с нами происходит сегодня, корнями уходит в наше прошлое. И свое будущее мы строим, приспосабливаясь под те обстоятельства, которые нам достались в наследство. Рыбинск, например, крутится волчком вокруг исторического центра, который, с одной стороны, имеет некую архитектурную ценность, а с другой -камнем висит на шее администраторов. И этот крутеж стоит немалых денег, не говоря уже о бесценном времени. Но тут уж ничего не поделаешь, в 18 веке редкая телега напрягала главную улицу Рыбинска. И наши далекие предки просто не могли предугадать, на какие мучения обрекают своих потомков, ограничивая дорогу шириной в четыре метра. Мысль о том, что Ярославлю еще труднее, тешит мало. В конце концов, все исторические города болеют одними болезнями. Они пытаются совместить несовместимое, внедрить в старые центры новую жизнь, врастить в купеческую архитектуру стекло и бетон. И если эти компиляции в редких случаях все-таки удаются, то с дорогами уже ничего сделать невозможно. Разве что закрыть в центр въезд автомобилей, законсервировать здания, сделав из них музеи, и идти развиваться на новые территории.

Да, это был бы вариант. Но увы, не все и всегда можно вовремя предусмотреть и правильно сделать.

Собственно, к чему бы все эти рассуждения?

— К тому, что Набережным Челнам гораздо проще приспосабливаться к современным условиям, нежели Рыбинску и Ярославлю с их историческими центрами,- говорит Леонид Можейко.

Познакомиться с городом ему довелось в составе делегации областных депутатов и администрации Ярославской области. Цель поездки была, конечно, не исследование развития городов в сравнении. Бюджетные дискуссии на Ярославщине и сомнения в нужности такой формы развития экономики, как технопарки, погнали избранников и чиновников в путь за опытом. И путь этот привел на завод КамАЗ, а точнее — в Камский индустриальный парк «Мастер».

История КИП «Мастер» не менее интересна, чем история города и завода. Когда у КамАЗа начали падать объемы производства, встала проблема не только убытков предприятия. Люди, которые попали под сокращение, работу в городе найти не могли. А поскольку они, как и сам город, были достаточно молодыми, путь определился естественным путем — переезд в другие уголки России, где есть работа, за которую платят зарплату. Это, очевидно, власти города не устраивало. А КамАЗ тем временем был озабочен простоем мощностей, которые даже в законсервированном виде требовали больших расходов.

Точку в драматическом ходе событий поставило решение о создании ОАО КИП «Мастер». Завод вложил в него первые 37 тысяч квадратных метров бывших площадей предприятия «Ремдизель» — дочерней компании КамАЗа. А на выделенные правительством Татарстана 150 миллионов рублей были проведены восстановительные ремонтные работы.

Решение было принято летом 2004 года, а ровно через год, летом 2005-го, площади индустриального парка начали заполнять резиденты-первопроходцы. К концу года все помещения парка были сданы в аренду. И в 2006 году КамАЗ передает КИП «Мастер» оставшиеся площади, а руководство республики выделяет еще 90 миллионов рублей. И начинается разработка комплекса мероприятий, включающего множество компонентов — от охраняемых парковок до юридических и бухгалтерских услуг.

Зачем? — спросит читатель. Зачем власти тратить деньги на создание какого-то акционерного общества, которое сдает площади в аренду и оказывает различные услуги?

— Затем, что индустриальный парк «Мастер» решил в Набережных Челнах не только проблему занятости, — говорит Леонид Можейко. — Он дал толчок развитию экономики города. Сегодня в городе нет и следа упадка. Здесь все живет и работает. Помимо хорошего жилья и удобного дорожного трафика, здесь отличные магазины и рестораны — пожалуй, лучше, чем в Ярославле. Гостиница, в которой мы жили, полна иностранцев. Они едут сюда не историю посмотреть. Они едут работать, и деловой активности города может позавидовать даже наш областной центр.

Деловая активность. Показатель привлекательности региона и одновременно индикатор эффективности деятельности власти. В КИП «Мастер» все движется и шумит. Здесь 300 тысяч квадратных метров производственных площадей, занятых резидентами в количестве 222 предприятий. Здесь трудятся 4 500 человек, а если учесть и членов семей работающих, то с парком связано 10 тысяч челнинцев.

В чем преимущества Камского индустриального парка? Почему за арендой здесь стоят в очередь? Для чего созданы все эти территории, облагороженные с помощью бюджета республики?

— На все эти вопросы ответ один — индустриальные и технические парки — это специально организованные для размещения производств территории, обеспеченные энергоносителями, инфраструктурой, прочими благами для предприятий, — поясняет Леонид Можейко. — При этом цель технопарка — создание благоприятных условий для работы малого и среднего бизнеса.

Леонид Можейко рассказывает, что КИП «Мастер» — это очень большой цех, город-завод, внутри которого есть кварталы и проезды. Этот цех объединен качеством всей территории: специальные усиленные полы, способные нести большие нагрузки, высокие зоны, где от пола до потолка по 10-15 метров. Отопление, запасы по технологическому присоединению электричества, автомобильные и железнодорожные подъезды. Агломерация предприятий, производственный кластер, сгусток совершенно различных видов деятельности — от кабельной продукции и автомобильных жгутов до маленькой мебельной фабрики и высокоточной механообработки.

Итак, все эти разные по видам деятельности предприятия находятся на одной территории. В помощь им — только развивайтесь! — работает логистическая компания — филиал парка, которая занимается хранением и отправкой готовой продукции заказчикам. Кроме этого, на той же территории расположен склад временного таможенного хранения и собственно таможня. В полном объеме представлены юридические и бухгалтерские услуги. И управленческий консалтинг, о котором Леонид Можейко говорит особо. Он необходим для налаживания связей между предприятиями и республиканскими мерами поддержки резидентов парка. Их — мер — достаточно для того, чтобы работа здесь стала выгодным делом. Это и налоговые льготы, и возможность сотрудничества с республиканской лизинговой компанией, и невысокая арендная плата — 92 рубля за кв. метр в месяц.

— ОАО КИП «Мастер» создано не для того, чтобы зарабатывать прибыль и распределять ее среди учредителей, — рассказывает замглавы. — Это предприятие обеспечивает условия для развития в городе деловой активности, привлечения инвестиций, снижения издержек производства резидентов. Заработанные средства парк реинвестирует в дальнейшее развитие.

Региональная программа поддержки резидентов парка, сам парк как эпицентр развития, резиденты — малые и средние производственные предприятия. Есть еще один фактор, наверное, один из самых главных, который объединяет всю эту кипучую деятельность. КамАЗ. Завод, который вложил в парк свои активы и который обеспечивает работу большинству резидентов.

— Я думаю, что ничего бы этого не случилось, не выполняй КамАЗ программу аутсорсинга, — делится Леонид Можейко. — У предприятий, арендующих площади КИП «Мастер», есть гарантированный заказчик, который, отдавая работы в малые предприятия, снижает издержки своего производства и одновременно способствует расширению существующих и появлению новых компаний. Последние при этом, пользуясь услугами КИП «Мастер», снижают уровень капиталовложений. Им не надо строить или реконструировать площади для производства, не надо думать о коммуникациях, оборудование у них может быть в лизинге, а бухгалтерия — в аудиторской компании. Им даже склад свой не нужен — он есть в составе парка. В результате появляются свободные средства, на которые компании приобретают новые технологии, расширяют производство, развивают свой бизнес. Кроме этого, определенные преимущества получила и власть. Малый бизнес в условиях технопарка не может быть в тени. Значит, все доходы прозрачны и налогооблагаемы. Все в выигрыше.

Суммарная выручка резидентов КИП «Мастер» составляет 23 миллиарда рублей в год. Напомним — здесь работают 4 500 человек. Для сравнения: предприятия Рыбинска, относящиеся к крупной и средней промышленности, в совокупности производят продукцию на 30 миллиардов рублей в год. Трудится на них больше 24 тысяч рыбинцев.

— Изучил я бюджет татарского города, — рассказывает Леонид Можейко. — И неожиданно выяснил, что в расчете на душу населения наши бюджеты сопоставимы. В Рыбинске этот показатель даже чуть больше. Существенно разнятся доходы от использования и продажи муниципальной собственности — у нас они выше. Но Набережные Челны опережают нас в сборе налога на вмененный доход. Это говорит о том, что субъектов малого бизнеса здесь больше, чем в Рыбинске. И масштаб их деятельности шире.

Собственные доходы Рыбинска составляют около двух миллиардов рублей в год при населении 200 тысяч человек. В Набережных Челнах, где населения больше полумиллиона, годовой доход казны — 4 миллиарда. Как справляется город со своими проблемами при таком бюджете, если фасады домов покрашены, дороги заасфальтированы, коммунальные услуги предоставляются в полном объеме, детские сады, школы, дома культуры и досуговые центры — все работает и развивается?

— Справляется потому, что проблем меньше, — считает Леонид Можейко. — Город-то новый! Значит, вся инфраструктура требует меньших затрат, чем в древнем центре, имеющем историческую ценность.

Вот мы и вернулись к мысли о том, что лучше строить новое, чем приспосабливать старое. Может быть, лучше — не точное слово. Скорее, рентабельно, эффективно, действенно. Но это все по большому счету теория. Ну выяснили мы, что Набережные Челны — не Рыбинск со своими проблемами старых коммуникаций, постоянно требующих денег, и не Ярославль с богатым историческим наследием, которое ЮНЕСКО оберегает больше, чем мы сами. Но изменить-то мы ничего не можем! Да и не за этими знаниями ездил в Татарстан Леонид Можейко вместе с областными депутатами и чиновниками. Технопарки. Их в Ярославской области три: в Ярославле — действующий, в Тутаеве и Гаврилов-Яме — строящиеся. А нужны ли они области? Так ли необходимо тратить на них бюджетные деньги?

— Конечно, можно рассуждать о том, почему для развития технопарков выбрали Тутаев и Гаврилов-Ям, — говорит замглавы. — Можно критиковать методы их строительства. Но общее настроение после посещения КИП «Мастер» — технопарки нужны и нам. Это стимулирует развитие бизнеса, привлекает инвестиции и повышает деловую активность территории.

В Рыбинске технопарка как совокупности услуг и предложений пока не существует. Пока — слово ключевое. Восточная промышленная зона уже обрела первого инвестора. Несколько предприятий проявляют устойчивый интерес к этой территории. Сегодня администрация города совместно с НПО «Сатурн» и областным правительством работает над созданием энергомашиностроительного кластера. На территории города уже существуют предприятия, связанные кооперацией по выпуску продукции. Это НПО «Сатурн», «Сатурн-Газовые турбины», строится завод «Русские Газовые Турбины». В кластер могут входить РГАТУ, профессиональные училища, научно-производственные предприятия, все, кто так или иначе причастен к производству газовых турбин. В составе кластера могут быть технический, научный, индустриальный парки, бизнес-инкубатор, структуры, обеспечивающие развитие малого и среднего предпринимательства. У нас есть территории для размещения новых предприятий и расширения существующих. Мы будем строить к ним дороги и вести коммуникации. По крайней мере, мы готовы все это делать. Что нам мешает?

— Наша неорганизованность, — утверждает Леонид Можейко. — Мы совместно с областью обязались построить дорогу в Восточную промзону. И мы ее строим. Но медленно, медленнее, чем строится совместное производство Дженерал Электрик, Интер РАО ЕЭС и Ростехнологии. Мы до сих пор спорим, кто должен подключать там электроэнергию, и этого не понимают наши зарубежные партнеры. Да им и не надо понимать, это нам надо прекращать спорить.

Леонид Можейко считает, что необходимо заканчивать спорить и по поводу тутаевского и гаврилов-ямского технопарков. Деньги затрачены, точка возврата пройдена, нужно завершить начатое. А Рыбинск…

— Мы приняли решение начать с анализа малых и средних производственных предприятий нашего города, — говорит замглавы. — Мы должны определить число тех, кто готов к развитию, кто ищет возможности увеличения площадей и количества оборудования. Свободные корпуса в Рыбинске есть. Есть и крупные предприятия, способные работать по программе аутсорсинга. А этот фактор по опыту КамАЗа можно считать одним из главных — наличие гарантированных заказов для малого и среднего бизнеса в любом случае станет катализатором деловой активности на территории Рыбинска.

Кластеры, технопарки, бизнес-инкубаторы… Кто-то скажет — зачем все это надо? Зачем выдумывать новые формы работы, когда есть проверенные старые? Но приспособить старое куда как труднее, чем построить новое. В этом мы уже убедились, осознав преимущества Набережных Челнов перед Рыбинском и Ярославлем. Поэтому пусть будет кластер или технопарк. А лучше — и то и другое. И может, еще что-то новое, пока неизвестное Рыбинску, но способное вдохнуть жизнь в старый город, построить здесь новый завод, открыть новую школу, стадион, бассейн, кинотеатр. Новое — слово ключевое.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме