новости 24 июля 2013

Ирина Панковская: «100 км — испытание не для слабых»

27 апреля на юге Франции в г. Бельвес российская женская сборная команда по сверхмарафону выиграла чемпионат Европы в беге на 100 км. В ее составе выступала рыбинская спорт­сменка Ирина Панковская, которая принесла зачет команде, заняв лично 4-е место.  

IMG_4057Год назад Ирина рискнула пробежать первый в своей жизни сверхмарафон. Тогда сама идея казалась чем­-то из области фантастики. Но она это сделала! Превозмогла усталость, боль и трудности от изнурительного 100-километрового пробега по горной Италии. Совершив настоящий спортивный подвиг, поставила перед собой новую цель: достичь высот в самом трудном виде легкой атлетики. Со второй «сотни» на чемпионате Европы прошло уже несколько месяцев, но эмоции до сих пор зашкаливают. А впереди третьи 100 км — на чемпионате мира. О несгибаемой силе воли, самоотверженности и планах на будущее в нашем интервью со спортсменкой и ее тренером Николаем Громовым.
— Ирина, казалось, вы тогда оставили все силы на дистанции, но, оказывается,  после восстановления были еще  марафоны. Открылось второе дыхание?
Ирина: Удивительно, но факт: после ста километров ощутила, что стало легче  бежать марафон (42 км 195 м). Удается держать скорость, но меньше уставать и гораздо быстрее проходить восстановление. 8 сентября в Швейцарии в г. Интерлакен я участвовала в чемпионате мира по длинному горному бегу (42 км), где без специальной подготовки стала 19-й, а уже через неделю выиграла Спартакиаду Ярославской области по кроссу (2 км), как говорится, «даже глазом не моргнув». Обычно марафонцы в это время еще еле ходят. Все были удивлены, и я в том числе. Окончанием сезона в ноябре стал марафон в Равенне (Италия), победа в котором далась мне достаточно легко. Подготовку к новому сезону я начала в январе­-феврале на учебно-тренировочных сборах в г. Кисловодске в составе сборной России. В марте тренировалась на Кипре. Показателем формы стал традиционный марафон в г. Лимассол, который я выиграла. Так что, как оказалось, первые 100 км сказались на мне благотворно.
— Другие бы, пробежав столько километров, поставили себе «зачет» и успокоились, но не вы… Вы решили добиться в сверхмарафонах максимального спортивного результата?
Н.Б.: При внешней хрупкости Ирина — человек с твердым и решительным характером. Она ничего не делает для галочки и не привыкла останавливаться на достигнутом. Мы поставили перед собой задачу: пройти в сверхмарафонах путь от мастера спорта до заслуженного мастера спорта, но для этого нужно успешно выступить на чемпионатах Европы и мира.
— Вспоминая, каких невероятных усилий вам стоили первые 100 км, даже страшно представить вторые…
Ирина: Признаться, за столько лет спортивной карьеры у меня не было более трудного старта, чем этот. Даже горные марафоны не в счет. Конечно, я ожидала тяжелого бега, но действительность превзошла все ожидания.  Казалось, я попробовала, что это такое, прочувствовала, но не верилось, когда говорили, что вторая сотня может быть тяжелее, надеялась, что у меня все будет по-другому. Но судьба готовила мне испытание по полной программе.
Погода в тот день была холодная, несмотря на то, что накануне светило солнышко. Суетливая предстартовая обстановка сбила мою бдительность в плане одежды. Понадеявшись, что к полудню разогреет, я решила стартовать в майке и шортах, хотя на улице было плюс 8 градусов. Мерзла потом все сто км!
Стартовали в центре города, который находился на вершине холма, поэтому старт был дан с горы, которую потом пришлось «штурмовать» на финише. Трасса петляла по шоссе с живописными деревушками, подъемы чередовались со спусками, многочисленными поворотами. К сожалению, все шло не так гладко, как бы мне этого хотелось. К 30 км у меня уже начали болеть ноги, обычно это состояние бывает к 60-70 км на такой дистанции,  видимо, сказалась неровность трассы. Подумалось: «Ну вот началось!» Я знала, что где­-то боль должна дать о себе знать, но то, что так рано, можно сказать, в начале пути, не предполагала. Решила, превозмогая себя, двигаться дальше, тем более я бежала в группе, отставать было никак нельзя. К 65 км почувствовала, что силы мои на исходе, но понимала, что этот рубеж надо перетерпеть, перебороть навалившуюся усталость, потом станет легче. Все так и произошло. Но это были «цветочки», «ягодки» ждали впереди. Настоящий «кризис» настиг меня, когда до финиша оставались считаные километры. Рубеж в 95 км я еще помню, а вот 96-й — смутно. Попыталась всеми способами вразумить себя, но усилия были тщетны, организм отказывался слушаться. Голова туго соображала, тело болело, меня начало уводить в сторону… И все же ощущение, что осталось совсем немного, подстегивало. Я внушала себе одно: «Хотя бы трусцой, только не переходи на шаг, нужно добежать, иначе вся проделанная работа пройдет впустую, столько уже позади». Усилием воли заставляла себя терпеть, оставаться в состоянии реальности, передвигать ноги. Когда начался трехкилометровый «тягун» в гору, стало совсем невмоготу, двигалась буквально на «автопилоте». Последние километры плохо помню, они мне показались вечностью. Слышала ободряющий голос бежавшего рядом тренера, но не разбирала слов. «Картинка» мира сузилась тогда до лица одного-единственного человека. Это был стоявший неподалеку от финиша Андрис — директор будущих чемпионатов Европы и мира, которые пройдут в следующем году в г. Даугавпилс (Латвия). В те минуты почему-то именно он казался мне каким­-то спасением. Каждый шаг отзывался болью во всем теле, но его лицо становилось все ближе. Собрав волю в кулак, я двигалась ему навстречу. Когда поравнялась с ним и вымученная схватилась за его руку, он уже не просил, а умолял: «Ирочка, ну еще чуть-чуть потерпи», направив меня дальше в горку к заветной финишной черте. Дальше я плохо помню… Были моменты, когда сознание отключалось, ноги заплетались, шатало по сторонам… Все, кто видел меня в тот момент, были в шоке. После финиша даже попала  в реанимацию. Часа два меня откачивали.
— Николай Борисович, вас, наверное, тоже пришлось успокаивать валидолом?
Н.Б.: Я всегда считал себя человеком с крепкими нервами, но, увидев мертвенно­-бледное лицо своей воспитанницы, на котором были написаны боль и безмерная усталость, испугался. Если честно, мне хотелось взять на себя хотя бы часть ее страданий. До сих пор вспоминаю этот финиш с содроганием. Шел по пятам в гору и боялся увидеть за очередным поворотом «бездыханно лежащее тело».
Кризис, который накрыл  Ирину, «посетил» каждого из участников. Кого-­то раньше, кого-то позже.
К примеру, хорватка, которая 80 км с отрывом лидировала, в итоге оказалась лишь шестой. Ирина большую часть пути держалась на 6-7-й позициях, за 15 км до финиша вышла на третье место, но за три километра силы ее покинули. Англичанка, проигрывавшая ей по дистанции более 3 минут, сумела обойти ее на последнем подъеме, оттеснив за черту призеров. Но и в полуобморочном состоянии, «на одних морально-волевых» Ирина выдюжила, не сошла с дистанции. Вот что значит спортивный характер! Все были восхищены ее упорством. Только на пьедестале побывать ей не удалось, так как слишком долгое приведение в чувства и последующий допинг-контроль совпали с награждением. Но когда Ирина появилась, старший тренер сборной Наиль Забаров вместе со всей командой вручил ей золотую медаль чемпионата Европы, а за мужество и проявленную  волю к победе — общекомандный приз.
IMG_4059Ценой невероятных усилий ей удалось взять намеченный рубеж: выполнить норматив мастера спорта международного класса по времени (7 час. 49 мин), по личному (4-е) и командному (1-е) месту и отобраться на чемпионат мира, который пройдет 26 октября в ЮАР в г. Дурбан.
Выполнить норматив было принципиально важно. Дело в том, что еще в 2009 году Ирина в составе сборной страны стала чемпионкой мира по горному бегу. Но отправленные тогда в Министерство спорта документы были утеряны. Ни отказа, ни присвоения звания мы так и не дождались. За истечением срока давности Ирине надо снова доказывать, на что она способна. В прошлом году в Италии ей не хватило до «международницы» каких­то трех минут. Теперь, я думаю, вопросов не возникнет.
— Каким было восстановление после такого тяжелейшего испытания?
Ирина: Долгим. Потребовалось почти два месяца. Даже сейчас я еще далеко не в лучшей форме. Неделю не бегала совсем, ноги болели так, что трудно было ходить. Думали, быстрее приду в себя, но, видимо, организм был сильно измучен, что помочь ему могло только время.
Удивительно, но мрачные картины быстро стерлись из памяти. Наверное, от эйфории, что я сделала все так, как планировали: достойно выступила сама и принесла немалый вклад в успех нашей женской команды. Желание увидеть знаменитый Париж перевесило, и усталость и боль отодвинулись на второй план.
Три дня мы колесили по Парижу, обошли самые красивые места. Особенно впечатлили Эйфелева башня, город мертвых Пер-Лашез и Мулен Руж. Представление, которое мы посетили, не опишешь словами, это надо видеть. Жалели, что не попали в Лувр, хотя его вряд ли осмотришь за один день. Но, если честно, не в обиду Парижу будет сказано, Венеция, где мы побывали в прошлом году после марафона в Равенне, поразила нас сильнее. Вот уж действительно кладезь впечатлений на всю жизнь. Попадаешь в сказку: старинные величественные здания, отраженные в воде каналов, гондольеры, катающие влюбленные парочки, стеклодувы, прямо на глазах изумленных зрителей создающие причудливые узоры… Здесь царит особый шарм романтики.
Н.Б.: Можно сказать, что, участвуя в международных марафонах, мы  исколесили уже пол­Европы. Сделав тяжелую физическую работу, понимаешь, что достоин подарка для души. Вот почему впечатления от достопримечательностей у нас острее, чем у туристов.
— Это здорово, что спорт дает возможность познать мир, теперь вы и в Африке побываете. «Разведка» уже доложила, что за трасса ожидает Ирину в ЮАР?
Н.Б.: Как нам сказали, трасса будет представлять собой десятикилометровый круг по берегу океана, то есть будет более­-менее ровной. Это радует. Кстати, в Дурбане, находящемся на самой южной оконечности африканского материка, ежегодно проводится самый знаменитый в мире сверхмарафонский пробег Комрадз. В один год спортсмены бегут 87 км, преодолевая  сложную череду холмов на пути из Дурбана в Питермарицбург, а на следующий год забег проводится в обратном направлении. Раскрою наши планы: в 2014 году мы с Ириной планируем принять участие в этом старте. А вот чемпионат мира лучше бы перенесли в Европу. Бежать 100 км на 25-30-градусной жаре — издевательство над организмом. Надо быть готовыми к тепловому экстриму.
— Так вы уже начали подготовку?
Н.Б.: С конца июля вплотную начнем. 27 июля Ирина примет участие в командном чемпионате России по горному бегу в Подолино под Ярославлем, после него будет сбор в Кисловодске. В сентябре планируем забраться еще выше, в горы Киргизии.
Ирина: Я морально готова к тому, что без сложных тренировок не добиться результата. Если в прошлом году мы работали на больших объемах, то в этом бегаем те же объемы на более высоких скоростях. Дома я все же могу дать себе слабинку, сказать «устала», «не могу», но когда на плечах лежит груз ответственности за старт европейского и мирового уровня, стараюсь собраться и «переваривать» все необходимые тренировки… Нужно уметь терпеть и бороться с чувством усталости. Иначе нельзя, такая дистанция не выносит и не принимает слабых духом.
— Такая самоотдача, наверное, и отличает спортсменов от простых смертных.
Н.Б.: К сожалению, это можно сказать далеко не про всех, кто дружен со спортом. Такие, как Ирина, ответственные люди, с боевым настроем, самоотдачей, отношением к своему делу — большая редкость, настоящий клад. Я рад, что мне посчастливилось работать с ней. Стараемся придерживаться разнообразия в подготовительном процессе. В наши тренировки входят и спринт, и бег в гору, и кроссы… Постоянно что-­то придумываем. Прислушиваемся к советам, но не подражаем, не копируем чью-то систему работы. Да это и невозможно, каждый организм индивидуален. Мы не стоим на месте, ставим задачи и пытаемся их решить, ищем свой путь, в частности, стараемся не терять скорости, чтобы можно было в любой момент вернуться назад  к марафону.
— Ирина, что заставляет вас — хрупкую молодую девушку — раз за разом испытывать свой организм и двигаться вперед, к новым вершинам в спорте?
— Я столько лет занимаюсь легкой атлетикой… Сложно представить, что наступит момент, когда придется расстаться с бегом. Я привыкла к такому образу жизни: постоянная смена обстановки, выезды на соревнования и сборы, новые впечатления, знакомые, динамичность, которой так не хватает в обычной жизни. Ставишь перед собой новые цели, задачи и пытаешься их реализовывать… Мне нравится это. К тому же при успешном выступлении появляются гордость и самоуважение, понимаешь, что смогла преодолеть что-­то очень сложное и важное. Это мотивирует на достижение успеха в спорте.
Конечно, я живу не только спортом. Просто пока у меня это лучше получается, и я стараюсь хорошо делать свое дело. Что будет дальше? Ну, на пике карьеры я вряд ли  все брошу, но в какой­-то момент, думаю, сделаю правильный выбор. У меня, как и у любой женщины, главная цель в жизни — счастливая, дружная семья, дети. Только сейчас спорт лидирует в моей жизни. Всему свое время!

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.
Андрей 16:18 | 21 Май 2015

С момента выполнения, до самого награждения прошло 2 года. В любом случае поздравляю и дальнейших побед желаю!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме