новости 11 сентября 2013

«Пушкин» с любовью

Поэт любил Европу, но был русским по духу, являя яркий пример самобытности и толерантности. Программа посольства Франции в России «Пушкин» по-своему устанавливает межкультурный диалог. Поддерживая интерес к французскому художественному слову и научной мысли в нашей стране, её инициаторы содействуют издательскому делу, помогают переводчикам, стараются сделать так, чтобы французская книга в оригинале и хорошем переводе могла быть доступна каждому интересующемуся. Рыбинску в этом смысле несказанно повезло. Посольство Франции выразило желание в рамках программы «Пушкин» подарить новому информационно-библиотечному центру «Радуга» 240 книг. Привезла их в Рыбинск доктор наук, специалист по современной русской литературе, доцент парижского университета Сорбонна, атташе по книгам Посольства Франции в России Элен Мела.

DSCF4573Миссия Посольства Франции в Рыбинске стала возможной благодаря культурно-просветительской некоммерческой общественной организации «Альянс Франсез», представительство которой открыто у нас в октябре 2012 года. Его работа в Рыбинске ознаменовалась целой серией интересных культурных проектов. Передача книг в информационно-библиотечный центр стала особым событием. Городской библиотечный фонд пополнился литературой не только интересной, но и редкой, какой здесь прежде не было. Это не только бестселлеры, но и труды виднейших учёных Франции по истории, философии, культурологи, искусствоведению, социологии. Надо сказать, что это третий случай большого поступления в библиотечный фонд Рыбинска французских книг. Первое было на этапе формирования библиотеки — из бывшей усадьбы дворян Михалковых. Это литература в основном естественно-научного характера, поры 18-19 веков. Второе — в 1990-е годы. Тогда приехавшая в Рыбинск княгиня Мария Магалова подарила городской библиотеке им. Энгельса коллекцию книг по искусству — о Париже и Франции. Книги, которые теперь привезла в Рыбинск госпожа Элен Мела, иллюстрируют жизнь сегодняшней Франции и самое главное — отражают современный культурный и научный процесс в Европе, понимание которого чрезвычайно важно.
Представители Посольства Франции были в Рыбинске два дня. В программу пребывания было включено посещение музея-заповедника, где представлены экспонаты, свидетельствующие о почти столетней дружбе России и Франции.  Передача книг для библиотечного центра состоялась 1 сентября в помещении «Альянс Франсез», в городском общественно-культурном центре. Выступая перед сотрудниками нового информационно-библиотечного центра «Радуга», Элен Мела выразила благодарность руководителю «Альянс Франсез» Ирине Фрелих и городской администрации за участие в проекте: «Я поняла, что здесь действительно есть тесные связи с Францией.  Не только сейчас. Они существуют давно. Поэтому мы будем стараться их укреплять и развивать». Собравшихся особенно впечатлило то, что гостья из Франции великолепно владеет русским языком и прекрасно знает русскую литературу. Разговор получился живым и интересным. Госпожа Элен Мела рассказала о культурной миссии посольства Франции в рамках деятельности «Альянс Франсез» и программе «Пушкин».
— «Альянс Франсез» — огромная организация, созданная сто тридцать лет назад. Её представительства есть по всему миру. Они пропагандируют французский язык и французскую культуру. Культурные отделы посольств Франции помогают «Альянс Франсез», стараются сделать так, чтобы работа организации была заметнее и эффективнее. В России есть двенадцать центров «Альянс Франсез». В Рыбинске он самый молодой. У нас, в культурном отделе, интересуются этим «Альянсом»: он не так далеко от Москвы. Когда мы узнали о его открытии, решили, что надо помочь: это в наших силах, в этом наша задача и миссия. В Посольстве Франции в России, в Москве, есть отдел книг. Такие отделы далеко не во всех посольствах. В московском есть, поскольку оно крупное. Задача отдела — продвижение французской литературы в России. У нас разные способы делать это. Например, мы приглашаем авторов: писателей, мыслителей.  Программа довольно обширная. За три года моей работы мы пригласили сто тридцать авторов. Это всегда очень интересные люди и почти всегда приятные. Многие из них готовы увидеть не только Москву, которая очень интересный город, но и другую Россию. Это один из проектов, которые, на мой взгляд, мы могли бы  реализовать вместе. Надеюсь, когда-нибудь мы пригласим наших авторов сюда — Рыбинск примет их в новой библиотеке.
Мы участвуем в различных книжных ярмарках, представляем там французскую литературу. Особенно важная для нас задача — поддерживать издание французских книг на русском языке. Для этого в 1991 году была создана программа «Пушкин». Мы не издаём Пушкина. Мы даём довольно скромные, но достаточные гранты, чтобы помочь издателям в осуществлении некоммерческих проектов. Мы не помогаем Марку Леви или Бернару Верберу, хотя приглашаем их тоже, чтобы познакомить с российскими читателями. Однако наша миссия связана с продвижением писателей, здесь мало известных, но хорошего уровня. Мы продвигаем французскую мысль: философов, социологов. Это заведомо некоммерческие проекты. Поэтому наша поддержка нужна. В последние годы мы стали поддерживать издание литературы для детей и молодёжи, ведь если дети читают французскую книгу, они к Франции будут относиться хорошо.  В целом «Пушкин» — программа очень разнообразная. За двадцать лет мы способствовали изданию почти девятисот книг. Почти сорок книг в год выходит с нашей помощью. Многие из них мы стараемся подарить библиотекам. Приоритетно — библиотеки «Альянс Франсез». Кроме того, есть ещё десять франко-немецких залов, созданных нами совместно с немецкими коллегами. Они располагаются в разных городах, где есть «Альянс Франсез», например, в Омске, Уфе… Туда мы тоже посылаем книги.
Элен Мела отметила и ещё одно направление просветительской деятельности посольства Франции — поддержку переводов французской литературы. С этой целью учреждены специальные награды. Прежде всего, это ежегодная премия Ваксмахера — за лучший перевод французской художественной литературы на русский язык, присуждаемая Посольством Франции в Российской Федерации начиная с 1996 года. Другая премия носит имя известного историка Леруа-Болье. Она присуждается за лучший перевод нехудожественного произведения. Наконец, существует премия для издателя, который много сделал для французской литературы. Кроме того, есть гранты для переводчиков и людей, занимающихся французской культурой.
В общем числе книг, подаренных Посольством Франции рыбинскому информационно-библиотечному центру 190 — на русском языке и 50 — на французском. Почти все изданы по программе «Пушкин». Литературная палитра поражает обилием красок. Здесь есть классики XX века: Сэмюэль Беккет с его знаменитым «В ожидании Годо», Жан Жене со «Строгим надзором», Поль Клодель с «Атласным башмачком» и другими произведениями. Современная французская литература представлена  творениями Филиппа Долерма, очень известного во Франции, но не очень в России, Киньяра Паскаля — автора некоммерческого, но очень популярного, живого классика, Мишеля Уэльбека и известного повсюду Ромэна Гари.
Интересны книги по истории. Среди авторов — Фернан Бродель, известный французский историк, который осуществил революцию в исторической науке своим предложением учитывать экономические и географические факторы при анализе исторического процесса. Другая величина — Мишель Пастуро, историк-медиевист. Его труд «Символическая история европейского средневековья» посвящён исторической семантике цвета, переведен на многие языки. Книга Мари-Пьер Рэй «Александр I» посвящена периоду русской истории начала 19 века: программа «Пушкин» поддерживают французских учёных, которые пишут о России. Особого внимания заслуживает произведение Лоран Дойч «Метроном» — история Франции под стук колёс парижского метро», ставшее лидером продаж во Франции 2010 года. Его автор — известный молодой актёр, избравший совершенно оригинальный подход к пониманию прошлого. Есть в подаренном списке и книги о Париже. Это, например, сочинение российского диссидента Анатолия Гладилина «Жулики, добро пожаловать в Париж!» и работа Киры Сапгир «Париж, которого не знают парижане».
Французская общественная мысль тоже представлена разнообразно в подаренном списке. Это интересный труд Винсента Декомба «Современная французская философия». В рыбинской библиотеке появится знаменитый постструктуралист Жак Деррида  («Поля философии»), культурологи Жорж Корм («Религиозный вопрос в XXI веке. Геополитика и кризис постмодерна») и Жерар Коньо («Искусство против масс. Эстетика и идеология модернизма»). Есть в числе подаренных и книги русских учёных о Франции — в частности, диссертационное исследование Елены Садыковой о художнике средневековья «Жан Хей: Мастер из Мулена».
Особое внимание представители посольства Франции уделили книгам для детей и подростков. Среди подаренных рыбинскому информационно-библиотечному центру  есть книги французского философа Оскара Бренифье. Одна из них — «Давай обсудим, что такое свобода» — издана на 30 языках. Автор в игровой форме предлагает детям задуматься над серьёзными социальными вопросами: что такое свобода, красота, жизнь и т.д. Примечательно то, что книга вышла на русском языке благодаря сотрудничеству программы ?Пушкин?  с российским детским издательством «Клевер». Оно выпустило уже 25 французских книг и в 2012 году было удостоено специальной премии. Интересен сборник занимательных игр Эрве Тюле «Каляки-маляки».
Представляя книги, Элен Мела  сделала акцент на произведении «Кот раввина. Бар-Мицва» Жоанна Сфара. Эта книга в жанре комиксов, графических новелл, называемом во Франции «девятым искусством», в своем роде уникальная. В ней соединились поэзия, сказка для взрослых и продуманный, интеллектуальный спор об иудаизме. Жоанн Сфар обладает особым даром — говорить о самых важных вещах очень просто и очень иронично. Книга очень красивая, а рисунки к тому же чрезвычайно выразительны.  Комикс Жоанна Сфара  вышел в 2008 году и имел большой успех во всем мире. По мотивам книг был снят одноименный мультфильм, который получил премию «Сезар» в 2012 году, а также был номинирован на премию Оскар.
Присутствовавшие на встрече поинтересовались о различиях и сходствах в современном литературном процессе между Россией и Францией. По словам Элен Мела, сегодня во французской литературе есть пласт, которого не наблюдается в России. Это довольно лёгкая, но качественная литература, написанная с юмором. Её темы — личная жизнь обычных людей, их чувства. Такую литературу во Франции создают такие известные авторы, как Филипп Долерм и Давид Фонкинос. Объединяет литературу наших стран очевидная индивидуалистическая тенденция — желание авторов высказаться. Поэтому сейчас в большой моде мемуары и автобиографии. В России, по мнению ученого, это связано с ностальгией по прошлому, которое исчезло. Во Франции это просто индивидуализм, часто — с историческим уклоном.
Говоря о собственных литературных пристрастиях, госпожа Элен Мела среди русских имён в первую очередь назвала Чехова и Толстого. Из современников атташе по книгам предпочитает Людмилу Улицкую: «Она прекрасный автор и интересный человек». Отмечает Элен Мела и Бориса Акунина: «Его приятно читать. Он привил европейский культурный образец на русскую почву. Это интересно, порой забавно, хотя для меня в этом мало нового. Тем не менее я очень его уважаю и как писателя, и как человека». Также в числе симпатичных ей русских авторов доцент Сорбонны отметила Пелевина и Маринину, творчеству которой она посвятила статьи. В целом же, по словам Элен Мела, за последние 20 лет в литературной жизни России появилось много интересного.
В конце встречи нам удалось пообщаться с французской гостьей.
— Госпожа Мела, в разговоре о русских классиках вы сказали, что вам не близок Достоевский, — чем?
—  Понимаете, я не выступаю против качества его творчества, созданных  им произведений. У него очень хорошо всё сделано. Я это изучала со студентами. Просто он, наверное, не подходит к моему мировосприятию. Во-первых, у него всё, если можно использовать современный термин, истерично. Герои плачут — всё это для меня слишком. Вот у Чехова всё более степенно. При этом и драматизм всё-таки есть, и ужас перед жизнью тоже есть.  У Достоевского же это всё слишком на виду, слишком всё выражено. Я же предпочитаю, когда, знаете, не прямо говорят, а намёками. И потом, вопросы, которые его интересуют, просто меня лично не очень интересуют. Например, о существовании Бога, о преступлении… Безусловно, «Преступление и наказание» — это гениальная вещь и «Бесы» — тоже. Ничего против этого не имею. В них всё прекрасно показано, но меня это не трогает.
— В России есть мнение, что творчество Достоевского созвучно европейской экзистенциалистской мысли. Кто из русских классических авторов, на ваш взгляд, близок европейскому сознанию, мироощущению?
— По письму, думаю, всё-таки  Толстой, но по убеждениям ни Толстой, ни Достоевский не европейцы. Они очень русские, традиционные.  Излияние души в произведениях Достоевского показано не по-европейски, не по-французски. Мы более умеренные. Вот Чехов, мне кажется, нам ближе. Он спокойнее. Да, неверное, умеренность Чехова нас, европейцев, подкупает. Не зря всё-таки он очень популярен во французских театрах. Его постоянно ставят.  Я считаю, что Чехов — самый современный, самый европейский, и, наверное, самый универсальный писатель. Потому что он затрагивает психологические  вопросы, которые и сейчас актуальны для всех.
— Вам ближе его проза или драматургия?
— Проза всё-таки ближе.  Я много видела постановок его пьес. Считаю, что они все очень грустные. В этом смысле интересно его определение жанра. В какой-то момент я просто немножко устала от чеховских пьес: я их слишком хорошо знаю. А в рассказах можно ещё что-то новое найти. Вот «Степь», например, — просто гениальное сочинение, поэтичное, красивое. Очень его люблю…
— Русский язык — тоже Чехов для вас?
—  Думаю, да. Это образец такого хорошего русского языка.
— До какой степени сегодня во Франции интересуются русской литературой?
— Франция и Германия — это две страны, где всё-таки больше всего переводят русскую литературу, интересуются ею. Во Франции знают Толстого, Достоевского и Чехова. Это трио классиков. Потом Гоголь — немножко. Пушкина знают мало. Ведь у него главное — поэзия, а переводить поэзию почти невозможно. Сложно передать дух Пушкина — то, чем он нравится русским. Французы этого не понимают из-за перевода.  Конечно, некоторые люди знают «Пиковую даму», «Капитанскую дочку», но это не очень распространено. Из авторов двадцатого века у нас знают Булгакова. Белого — как-то не очень. В целом русская литература у нас известна всё-таки довольно периферийно, кроме трёх названных классиков девятнадцатого века. Из современных авторов у нас самая известная — Людмила Улицкая. Это абсолютно точно. Переводится  Андрей Геласимов.   В последнее время были переведены сочинения Захара Прилепина, и они пользуются успехом.
— Сегодня в России чтение литературы, особенно художественной, — проблема: народ переключается на Интернет — на публицистику. Как обстоят дела во Франции?
— У нас тоже такой процесс идёт, но не так радикально, как у вас: он начался уже давно… Но книги всё-таки выходят — люди их читают. Думаю, именно потому, что пласт лёгкой литературы у нас больше, чем у вас. В России два полюса: либо масскульт, либо очень сложная, элитная литература, которая размышляет о мироустройстве. А то, что в середине, — то, что можно легко читать, — пока не так разнообразно представлено… Есть ещё один важный момент: у нас есть институт премий.  Их много, они давно существуют. Это действительно социальное явление. Если автор получил премию «Гонкур» или «Ренодо», многие люди его книги точно прочитают. Премии — это ярлыки — люди ориентируются на них. Здесь, в России, тоже есть премии, например: «Большая книга», «Нацбест» в Питере, «Букер», конечно, — первая независимая премия.  Однако, мне кажется, они пока не действуют на рынок. Это проблема. У нас же премии действуют на рынок, помогают ему придерживаться хорошего уровня, поддерживают у людей интерес к чтению… Хотя, конечно, молодёжь нынешняя всё равно меньше читает меньше, чем молодежь шестидесятых или восьмидесятых годов. Это, увы, тенденция.
— Со сколькими российскими издательствами  осуществляется сотрудничество по программе «Пушкин»?
— В списке 20-25 издательств. В основном они в Москве и Санкт-Петербурге.  Есть те, с которыми мы вместе осуществили несколько проектов. С регионами пока мало сотрудничаем, потому что там мало переводят с французского. Другая причина — возможно, о нас и нашей программе в регионах не знают. Вообще Россия полна жизни: здесь создаются новые издательства. Ведь у нас — всё старое: «Галлимару» сто лет. Это уже дама в возрасте. А здесь самому старому издательству всего двадцать лет. С ними очень интересно работать.
— Как происходит отбор проектов?
— Обычно издательство должно нам предложить какого-то автора или какой-то проект, связанный с Францией. У нас есть специальная комиссия, в которую входят советник по культуре, атташе по культуре, разные специалисты. Если комиссия решает, что предложение интересно, мы включаем издательство в нашу программу.   Мы стараемся, чтобы было опубликовано самое интересное из огромного моря. Бывают, конечно, и провалы. Но в целом это качественная литература и неплохие переводы.
— Вы учились и преподаёте в Сорбонне, Андрея Синявского застали?
— Да. В Сорбонне  были двое из Советского Союза: он и историк, доктор наук Михаил Геллер. Это наши, сорбоннские, диссиденты. Андрея Синявского хорошо помню. В те времена я была студенткой — ходила на его занятия: он у нас читал про Кузмина.  Это был настоящий русский интеллектуал, человек с огромной эрудицией. Было очень приятно с ним общаться. Коллегой его я, к сожалению, не была: он ушёл на пенсию прежде, чем я стала доцентом…

Ольга Симонова

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме