новости 13 ноября 2013

Секрет Мурашовых: «Надо уважать друг друга»

Двери уютной квартиры открыл Вениамин Васильевич, не поспоришь — хозяин, глава семьи: «Наденьте тапочки. Чай, кофе?». Несмотря на почтенный возраст, 83 года, он энергичен, с чувством юмора и в то же время деловой, об этом говорят наручные часы и по-солдатски прямая осанка.

DSC_9704За спиной мужчины (почему-то не хочется называть его дедушкой) скромно стоит его жена, Екатерина Васильевна. Маленькая женщина сразу интересуется: «У вас есть ребенок?». Исчезает на кухне, позже присоединяется к беседе. Она дает возможность высказаться мужу, всего несколько раз уточнив факты общей биографии. Катя и Веня, так называют друг друга люди, отмечающие 17 ноября 60 лет совместной жизни.

— Как вы познакомились?

— Сдружились еще детьми. Выросли в одной деревне Соколы, это в Брейтовском районе. Я-то всего четыре класса окончил, уже работал. Когда мне было всего 6 лет, умерла мать. Нас в семье воспитывалось пятеро. Отец со старшим братом уехали в Рыбинск на заработки, остальные остались в селе. Сами готовили, сами хлеб пекли. С 11 лет я уже работал помощником конюха. Ровесницы уехали учиться, оставшиеся девушки были намного старше. Да в 16 лет они казались мне старыми (смеется). Заприметил Катю, когда она еще в шестом классе училась. Худенькая, шустрая, симпатичная. Так и общались в одной компании, пока я в армию не ушел. А отслужил я три года в правительственном полке связи Министерства Госбезопасности.

— На единственного гармониста как внимания не обратить? Еще семье нашей очень помогал, — добавляет Екатерина Васильевна. — Я тем временем, пока Веня служил, закончила сельскохозяйственный техникум, с дипломом агронома меня распределили в Киров-аул Введенского района. Тогда это был еще Дагестан.

— Писала мне письма: «попала в капкан», «не вырваться»! Нелегко ей было, одна русская среди аварцев и лезгинов. Там такие порядки: нанялся — продался, работодатель имел право не увольнять. Никогда не забуду эпизод, как я добирался к ней. Судьба ведь могла развести. Отправил телеграмму, чтобы она встретила меня в Грозном. Послание мое она не получила. Пешком, редко когда попадалась почтовая машина, прибыл, как потом выяснилось, совсем не по тому адресу. Председатель колхоза ошарашил: «Да вышла она замуж и уехала». Случайно разговорился с местным по пути домой: «Не туда ты приехал!». Нашел…

— Мне кричат: «К тебе брат приехал!». Думаю, какой брат? Нет у меня братьев, — вспоминает Екатерина Васильевна.

1— А как я еще мог представиться? Поженились. Как отмечали? Купили бутылку коньяка и все. Потом Катя забеременела, а колхозу не интересно было держать беременную женщину. Отпустили нас на родину. Там уже и отпраздновали свадьбу. Конечно, по мере своих возможностей. Платье ей я сам сшил (улыбается), в цветочек… Потом решили перебраться в Рыбинск, где я устроился плотником в Трест-16.

— Не побоялись трудностей?

— Два дня искали угол. Никто не хотел пускать беременную: «Ты оставайся, а она нет», так прямо и говорили. Мой руководитель дал указание поселить нас в мужском общежитии. Родился первый ребенок, сын Юра. Что говорить, начинали с ложек-вилок. Переезжая с места на место, все наши пожитки помещались на детские санки. Чтобы работать хотя бы мастером строительной группы, нужно было образование. Сначала закончил вечернюю школу, потом поступил во Всесоюзный заочный инженерно-строительный институт. Кате со мной, конечно, досталось. Экзамены, экзамены, экзамены… Ее внимание, доброта, терпение и вера в меня помогли получить специальность и сохранить семью.

— Да он такой настойчивый, что не свернешь с пути. Трудолюбивый очень, — снова вступает в беседу жена. — Стремился к знаниям, а не к диплому. В доме всю мебель сделал своими руками. Дочке Марине платьишки сам шил.

— Я и трусы тебе шил, — обескураживает Вениамин Васильевич. — И соседке. В этом ничего такого не было, многие жили бедно. На коммунальной кухне висели три лампочки, и у каждой свой счетчик. Кажется, вообще не было такой работы, которую я бы не мог выполнить. Из обычных строителей дошел до инструктора горкома партии, потом трудился председателем горплана. Позже взяли на должность председателя райисполкома и в итоге назначили первым заместителем председателя горисполкома. Обязанностей хватало. Не меньше 11 часов на работе проводил. На прием приходили более тридцати человек в день, каждый со своей проблемой, которую нужно было решить: будь то ремонт жилья, получение жилплощади, разнообразные коммунальные вопросы, например по газу, у людей до 1962 года вообще его не было! И после — единицы имели такую возможность. Катя тоже на месте не сидела. Начинала с маляра в Тресте, потом закончила курсы и пошла по бухгалтерской стезе. «Надо справляться», «мы тоже заживем», — всегда говорил ей.

— Вздорили?

3— Серьезных скандалов никогда не было. Так, разногласия из-за мелочей. Подулись — взвесили — помирились. Сейчас не шибко люди друг друга ценят, каждый сам за себя. А надо уважать друг друга, понимать и ответственно относиться.

— Переняли ли ваши дети этот секрет?

— У Юры и Марины тоже крепкие семьи. Браки с уже серьезным стажем. У нас три внука и два правнука.

— Как сейчас поддерживаете друг друга?

— Здоровье — таблетками. Магазины, все хозяйственные дела на мне. Катя занимается вышивкой и готовит, обожаю ее салаты и борщ. Вместе любим возиться на даче, в лес ходить. В течение жизни я собрал солидную домашнюю библиотеку. Сам же долго не решался опубликовать свою книгу, внук Сергей уговорил, — стесняясь, достает с полки книгу Вениамин Васильевич. — Воспоминания начал записывать еще лет десять назад, потихоньку набирал текст на компьютере, отбирал фотографии. Назвал мемуары «Дороги, которые выбирают». Все 180 страниц — факты биографии, знаковые моменты жизни и мысли — конечно, для родных. Дочь Марина отредактировала, и в этом году мне помогли напечатать 18 экземпляров. Только три осталось, все раздал…

Ольга Неробова

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме