новости 17 марта 2014

Новая берестяная ГРАМОТА

Рыбинец Александр Кокорин подружил тысячелетние традиции и современный подход в уникальной технологии печати на бересте. Интереснейший художественный промысел теперь доступен даже детям.

14С Александром Владимировичем Кокориным мы познакомились около года назад, когда он передал в рыбинские школы без преувеличения уникальные книги — «Слово о полку Игореве» с иллюстрациями на бересте. Каждая картинка в них отпечатана мастером вручную и существует в единственном экземпляре. И это не прихоть автора, а закон природы. Как не сыщешь двух одинаковых деревьев в лесу, так не встретишь пары абсолютно похожих листочков бересты, рисунок на них — этакая березовая «морзянка» с ритмичными точками и тире — всякий раз звучит по-новому. А уж цвет и подавно — от бледно-молочного до золотистого, розового и даже сиреневого; такой тон, как разъясняет мастер, — настоящая природная редкость вроде черного янтаря. Но еще более удивительно, что в одном книжном переплете сроднились целых два сокровища: природное — береста — и культурное, коим является наше древнерусское «Слово…». Идея, казалось бы, такая естественная и гармоничная, однако путь к ее воплощению был тернист и извилист.
— Все гениальное просто, да только подойти к нему сложно, — говорит Александр Кокорин. Берестой, а точнее — технологией нанесения на нее изображения он заинтересовался давно, над секретами «русского папируса» бился годами. И постепенно исконно русский материал, на котором писали новгородцы тысячу лет назад, стал открывать исследователю свои тайны. Первый печатный оттиск на бересте (икона Казанской Богоматери) удалось получить в 2002 году. С этого момента можно говорить о зарождении на Ярославской земле нового художественного промысла — печати на бересте, сегодня он официально признан и запатентован. Необычный вид декоративно-­прикладного искусства заслужил высокую оценку  преподавателей Рыбинской художественной школы, живой интерес проявили к нему учащиеся.
Первоначально технология была весьма и весьма трудоемкой, процесс требовал недюжинных физических усилий. Печать осуществлялась ручным винтовым прессом, и только тонюсенькая, как папиросная бумага, береста могла обеспечить качественный отпечаток (именно таким энергозатратным способом создавались иллюстрации для полутысячного тиража берестяного «Слова»). Недавно рыбинский умелец подошел к новому принципу печати. В основе его — пластиковое клише, «нарезанное» лазером. Штамп с его помощью можно ставить на берестяном листе любой толщины и без лишней натуги. За час, говорит мастер, можно наштамповать и пятьдесят штук, и сто. Сделать качественный оттиск на бересте под силу любому  школьнику, если он аккуратен. И это принципиально, ведь именно ради подрастающего поколения все и задумано:
14_01— Школьники — вот на кого ориентир! Их еще можно перехватить, отвлечь от рынка ширпотреба. Они придут завтра руководить страной и городом. Что это будут за люди? — вопрос, — заглядывает в будущее Александр Кокорин. — Социологи предрекают, что в ближайшие десятилетия  базовый конфликт развернется между «хомо сапиенс» и просто «хомо». С одной стороны — люди разумные, думающие, с противоположной — одна физиология. Вот почему так  важно дать  детям пищу для интеллектуального роста и развития.
Мастер раскладывает на столе берестяные открытки, отпечатанные по заказу ярославского музея-заповедника. Вот самое первое изображение медведя с секирой на ярославском гербе 1777 года, вот словно ажурные храмы и достопримечательности столицы региона, а вот миниатюрные сюжеты с резных пряничных досок. В простоте и лаконичности форм кроется вековая мудрость народа.
— Когда Пабло Пикассо разрабатывал кубизм, он предметно изучал русскую резьбу. Она базируется на идеально продуманном соединении геометрических элементов, — мой собеседник обращает внимание на изящную фигурку лебедушки, ловко вписанную безымянным предком в овал яйца.
— А это что, по-вашему? Это ж запредельный оптимизм! — указывает мастер на красные контуры «пряничного» петуха. Образ выкликает целую стайку ассоциаций: тут тебе и пушкинский Золотой гребешок, и любимое с детства лакомство на палочке… Кажется, линии на декоративных перышках размером с человеческий волос. Как такое возможно?
— Я соединяю руку человеческую и компьютер, где техника — только инструмент на определенном этапе, — секретов своих Александр Кокорин ни от кого не скрывает, напротив, делится ими с охотой. — Сначала фотографируем первоисточник, потом изображение переносим в графике на кальку — вручную, машина этого не сделает; сканируем.  А дальше масштабируем на компьютере. Электронные версии изображений подготовили специалисты рыбинского издательства «Медиарост».При этом пропорционально уменьшается и размер линий. Никакой художник так тонко не сделает. Вот и весь фокус.
Детям такое точно пришлось бы по душе. Нет ничего длительного и сложного, от чего можно устать, а результат — интересный и сразу. Помнится, с каким увлечением узнавали о печати на бересте ребята из художественной школы. Значит, есть надежда встретить завтрашний день с «сапиенс», а не с просто «хомо»?
Но как скоро дойдет уникальная технология с ее красотой, простотой и вековыми корнями до ценителей, в особенности до самых юных? Вот ключевой вопрос и горячая тема к размышлению для музейщиков, библиотекарей и педагогов.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме