новости 22 мая 2014

Память опять беспокойно листала страницы

С 28 апреля по 5 мая в Афганистане проходила мемориальная акция, посвященная 25-летию вывода советских войск. Группа россиян, состоявшая в основном из участников боевых действий, совершила автопробег протяженностью около 11000 км, маршрут которого проходил по местам былых боев. В миссии памяти участвовал член совета Рыбинской городской общественной организации ветеранов боевых действий в Афганистане, полковник запаса Валерий Кузнецов.

 

Дороги войны

Спустя тридцать лет Валерий Юрьевич проезжал до боли знакомые места: Кабул — Панджшерское ущелье — перевал Саланг — Пули-Хумри — Хайратон — Мазари-Шариф — Шиберган — Меймене — Герат — Джелалабад. Тот же воздух и та же вода, те же горы в снегу, то же небо, опять голубое…

— С марта 1982 года по декабрь 1983 года я был командиром 2-й автомобильной роты 221-го отдельного батальона материального обеспечения ВВС 40-й армии. В составе автомобильной колонны из города Термеза с территории СССР мы доставляли авиационные средства поражения на вертолетные площадки и аэродромы центральной и  северо-восточной части  Афганистана. Довелось побывать в приграничном с Пакистаном районе возле Джелалабада. Помимо этого, мы занимались подвозом продовольствия, авиационно-технического имущества и решали другие  технические вопросы, связанными с обеспечением ВВС 40-й армии.

В моем подчинении находились 125 человек личного состава. За неполных два года службы в Афганистане я совершил 28 боевых рейсов, а моя рота за время выполнения боевых задач на территории Афганистана прошла в общей сложности около полутора миллионов километров пути. Мне удалось всех людей сохранить живыми — и офицеров, и прапорщиков, и сержантов,  и солдат. Раненые были, я сам был ранен однажды. Автомобиль
«КамАЗ», в кабине которого я находился, наехал на мину. Но, видимо, на войне кто-то свыше решает, чему быть, чего не миновать. Осколки срикошетили о подлокотники сиденья  так, что я и водитель получили лишь легкие ранения. Но, повторяю, погибших ребят у меня не было, и это главное в моей службе в Афганистане.

За умелое руководство подразделением старшему лейтенанту Валерию Кузнецову было досрочно присвоено воинское звание капитана, за проявленное мужество он был награжден орденом Красной Звезды.

 

Право на возвращение

Поездка группы из России в Афганистан была запланирована в феврале этого года и приурочена к 25-летию вывода советских войск из Афганистана. Второй момент — продолжение съемок документального сериала об Афганистане и наших ребятах, которые исполняли там интернациональный долг в 1979 — 1989 годах. Первый фильм назывался «Афганистан. Право на возвращение». Получается, что Валерий Кузнецов спустя тридцать лет получил право возвратиться туда, где суровая красота природы сочеталась с суровыми буднями войны. Кстати, второй фильм планируется назвать «Афганистан. Память».

С января по март осуществлялись согласования, необходимые для поездки нашей делегации в Афганистан. Во всей этой работе участвовали представители Совета Федерации РФ, «Боевого братства», «Российского союза ветеранов Афганистана», Комитета по делам воинов-интернационалистов при совете глав правительств государств-участников СНГ и правительственных структур Афганистана. В конце концов было получено разрешение на поездку группы в Исламскую Республику Афганистан в период с 28 апреля по 5 мая.

— Состав нашей  группы — одиннадцать человек: профессор-историк, остальные — ветераны боевых действий в Афганистане из нескольких российских регионов и Белоруссии. Руководителем  делегации стал Вячеслав Некрасов — ответственный секретарь Группы Совета Федерации РФ по сотрудничеству с Национальной Ассамблеей Афганистана.

Мероприятие включало в себя автопробег по «Маршруту Памяти», который проходил по территории различных провинций. В северном Афганистане мы  побывали в районах, где вблизи советской, а ныне узбекской и туркменской границ несли службу военнослужащие третьей мотоманевренной группы Керкинского пограничного отряда, в числе  которых был Александр Разгуляев — ныне руководитель Рыбинской общественной организации ветеранов боевых действий в Афганистане.

Финалом акции памяти 4 мая стала установка мемориальных досок на созданном в центре Кабула интернациональном кладбище. Мы в этом отношении стали первопроходцами по увековечиванию памяти о советских воинах-интернационалистах. Я участвовал в установке двух мемориальных досок. Первая — рыбинцам, погибшим при выполнении интернационального долга в Афганистане в период 1979 — 1989 годы. Вторая — в память о военно-служащих подразделения 221 ОБМО ВВС 40-й армии, в составе которого я служил. В этом же отдельном батальоне материального обеспечения нес службу рыбинец Юрий Новиков — выпускник Рыбинского полиграфического техникума. Он, командир зенитной установки, погиб в бою 24 марта Indeed, 95% of available cancer horoscopes are just a load of hogwash. 1985 года, отражая нападение моджахедов на автоколонну.

Всего в составе ограниченного контингента советских войск в Афганистане исполняли интернациональный долг 626 жителей Рыбинска и Рыбинского района. Двенадцать из них погибли, один пропал без вести, 15 получили ранения. 23 рыбинца-афганца награждены орденами, 105 — медалями, девяти военнослужащим награды присвоены посмертно.

 

С войной покончили мы счеты

Валерия приятно поразило отношение афганцев к «шурави» — так называли в Афганистане советских воинов в годы войны, а теперь так называют гостей из России. А еще они часто слышали слово «бача» (друг) — и от представителей принимающей стороны, и от простых афганцев.
«Бача» — с искренней улыбкой говорили «шурави» даже бывшие моджахеды.

Конечно, за тридцать лет Афганистан изменился. Но до сих пор можно видеть места, где стоит советская боевая техника. Танки, бронетранспортеры, боевые машины пехоты, словно памятники, застыли там, где их экипажи приняли последний бой. Видно, что за некоторыми из них ухаживают. Но иные просто стоят там, где их подбили. У перевала Саланг есть площадка, где специально собрана для обзора боевая советская техника.

— Я испытывал в душе трепет, так как заново переживал то, что происходило со мной на афганских дорогах в 1982 — 1983 годах. Они остались прежними — с галереями, серпантинами. Правда, я про себя отметил, что находятся они в архиплохом состоянии, видимо, их не ремонтировали после нашего ухода.

Дорога в горах Гиндукуш на перевале Саланг, который связывает северную и центральную части страны, также находится в неважном состоянии.
В автодорожном тоннеле, который был построен советскими специалистами, не работает система вентиляции, освещение, запасные эваковыходы. Именно здесь произошел, пожалуй, самый нестандартный и трагический эпизод в моей военной биографии в Афганистане. Здесь на высоте свыше 3825 метров в ноябре 1982 года произошло столкновение автомашин из-за нарушения режима перемещения автоколонн. В результате в тоннеле протяженностью 3 км 200 метров образовалась автомобильная пробка. Из-за работающих двигателей автомашин и бронетехники возникла сильная загазованность из-за отсутствия вентиляции. Люди погибали от удушья.

Моя авторота застряла примерно в центре тоннеля. Опасность погибнуть была очень велика. И тогда я передал по радиостанции приказ оставить автомашины и покинуть загазованный тоннель. Людей разделил на две группы — одна с оружием уходила к северному выходу, вторая — к южному выходу из тоннеля. Таким образом обошлись без потерь. А вот наш батальон понес потери — от удушья погибли прапорщик-фельдшер и восемь солдат.

Спустя тридцать лет во время нашей  поездки афганцы повсеместно встречали нас с распростертыми объятиями, угощали зеленым чаем, лепешками. Даже бывшие моджахеды. Сейчас они мирные люди, воспитывают детей и внуков, кто-то занимается торговлей, кто-то крестьянским трудом,  строительством. Зла не помнят, но помнят о советских солдатах как о доблестных воинах, чтят наше армейское начало.

Нет негатива по отношению к советским воинам даже в Музее джихада в Герате. Это, по сути дела, военно-исторический музей, посвященный борьбе афганцев с иностранными завоевателями, начиная от англо-афганских войн XIX века и по нынешнее время. Руководит музеем наш бывший соотечественник по Советскому Союзу узбек по национальности Саид Юсуф. В прошлом воин-интернационалист, он попал в плен к моджахедам да так и остался в Афганистане.

Мы были в святом для многих афганцев месте — в мавзолее национального героя Афганистана Ахмад Шах Масуда в провинции Панджшер. Это я расцениваю как знак большого уважения.

Совсем иначе относятся афганцы к солдатам блока НАТО, которые сейчас находятся в Афганистане. Не случайно же натовские оккупационные части размещены за четырехметровыми бетонными заборами: никого не видно, ничего не слышно. Нам довелось пообщаться с ними. Здравствуйте и до свидания — вот и весь разговор.

Главный итог поездки  — Валерий Кузнецов исполнил священный долг — установил мемориальные доски в память о рыбинцах, погибших на той, теперь уже далекой войне. А еще флаг города Рыбинска реял над одной из самых высоких точек в Гиндукуше и в Панджшерском ущелье. Это был флаг мира.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме