новости 1 сентября 2014

Владимир Рябой: «Тайная история будоражит»

«Человек, который ставит в городе памятники», «чудак, способный любой знаменитости выписать рыбинскую родословную», «хранитель музея» — недавно список народных титулов краеведа и писателя Владимира Рябого пополнился еще одним, но уже официальным и звучным — награжден знаком «За заслуги перед городом Рыбинском».

DSC_1684— Владимир Иванович, поделитесь впечатлениями — как вы восприняли новость о том, что вас отметили знаком «За заслуги перед Рыбинском»?

— Как у любого человека, особенно работающего в сфере культуры, реакция была бурная, — с присущей самоиронией начинает собеседник. — Это знак того, что мои муки творчества — не только музей «Нобели и Нобелевское движение», но и книги, и памятники — получили одобрение и признание от лица общественности и властей. Это важно, представляете, что такое частный музей? Надо самому придумать новую идею, влезть в долги в надежде на ее процветание и, может быть, на какую-то прибыль. Поддержка города — я не говорю обязательно о материальной — важна, сейчас музей вот уже два года размещается в муниципальном здании на условиях безвозмездного пользования. И вот теперь он уже врос в культурную инфраструктуру города и не только. Ко мне приезжают туристы отовсюду, недавно были студенты из Ньянмы!

— Другими словами, вы не жалуетесь на недостаток внимания посетителей?

— Вопрос слишком широкий. Частным музеям жить очень трудно в постоянно усложняющихся внешних условиях, тем более в связи с последними событиями — закрываются турагентства, люди в ожидании новых санкций и неприятных перемен. Это так или иначе влияет на туризм, даже чисто психологически — перед лицом какой­-то угрозы человек откладывает деньги на черный день и в первую очередь экономит на путешествиях, на посещении музеев и других мест культуры и досуга. Хотя есть и обратные примеры — в годы великой депрессии в Америке, когда была жуткая безработица, промышленность в полуобморочном состоянии, люди несли последние деньги в кинотеатры, ведь там был лучший мир — сказки, обмана, грез…

DSC_1675— Тогда что, по-вашему, сегодня смогло бы стать дополнительным стимулом для привлечения людей в музей и — шире — в город?

— Если бы мы поставили в Рыбинске памятники фотографу, снимавшему снежинки, Андрею Сигсону, востоковеду Николаю Невскому, промышленнику Чичкину, другим выдающимся людям, выходцам из нашего города, если бы насытили пространство подобными монументами, то успех в плане привлечения туристов был бы ощутим. Это можно утверждать точно. Если раньше посетители больше интересовались темой кино и голографией, то теперь, с появлением памятника Нобелю, больше спрашивают эту тему. Да, она не зрелищная, но она тайная, и это привлекает, будоражит.

— Владимир Иванович, в городе иногда про вас говорят: хочешь поставить памятник — иди к Рябому. А если серьезно, с вашим участием уже сколько замечательных деятелей увековечены: памятник Нобелю, мемориальные доски Золотаревым, художнику Борису Григорьеву… Что-то подсказывает, что на этом вы не остановитесь.

— Еще доска Солженицыну на здании НПО «Сатурн», где он работал в «шарашке», основателям Голливуда братьям Шенкам на доме, где они родились. Нам в этом плане повезло. Здесь жили люди с большой буквы. Возьмите Сигсона — мировая легенда, а у себя на родине о нем почти ничего не знают. Вопиющая несправедливость! Этот вопрос, кстати, уже решен, определилась организация, которая взяла на себя обязательства по установке памятника. Проектом занимался рыбинский архитектор и художник Александр Жданов. Памятник будет в виде снежинки, как бы оседлавшей снежный вихрь.
На подходе следующий памятник — Николаю Невскому, знаменитому востоковеду, которому посвящена экспозиция в музее. В Японии ему поставлен монумент, там чтут его память и вклад в развитие межкультурных связей, а что же мы? Еще одна задумка на будущее — памятник господину Виноградову — «маленькому человеку» (лилипуту), он стал звездой на западе, а его Веселый театр Magda-Palermo прославился на весь мир (статья Владимира Рябого о нем вышла в «РИ» 6 марта 2013 года — прим. ред.). О нем, в том числе и о его рыбинском периоде жизни, пишут даже итальянские биографы… В каком­-то виде ему тоже надо памятник обязательно ставить.

DSC_1674— В плане популяризации культуры и «рыбинского следа» вы тоже не стоите на месте?  

— Поделюсь новостями.
В ноябре на телеканале «Культура» выйдет фильм «Роман с Голливудом», в основу которого была положена книга о Шенках, написанная мной совместно с сыном. У нее довольно эпатажное название — «Русский любовник Мэрилин Монро». Судя по всему, внимание привлекает. Московская съемочная группа заинтересовалась, приезжала в Рыбинск, снимали дом Шенков, наш музей.
А 19 августа в областной библиотеке имени Некрасова в Ярославле открылась выставка, посвященная рыбинским традициям в киноискусстве, приуроченная ко Дню кино.
Я вошел в контакт с Шахназаровым, с Мосфильмом, и оттуда мне прислали фотографии со съемок «12 стульев» в Рыбинске, а также с фильма «Хождение за три моря. Афанасий Никитин», съемки которого проходили на Рыбинском водохранилище. Эти фотографии вообще почти никто не видел! Однако в первую очередь меня интересовали сцены из «12 стульев», где актеры запечатлены в полный рост — чтобы сделать фигуры-муляжи.

— А это для чего?

— Для популяризации, если коротко. 30 августа, в День города, недалеко от «Полета» уже по традиции организуется киноплощадка. Там будет развлекательная программа с конкурсами среди всех желающих, с возможностью сфотографироваться с героями известных фильмов, снимавшихся в Рыбинске (для этого в том числе и нужны фигуры). В прошлом году киноплощадка работала очень успешно. Потому что кинопросвещение идет ненавязчиво, а через игру, живые эмоции. И потом, я вас уверяю, люди приходили в музей и сами по себе, и организованно целыми классами. В этом году тоже будет интересно, надеюсь. Также на киноплощадке мы представим и часть голографической выставки.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме