новости 31 декабря 2014

Пикассо искушающий

Уже само имя – Пикассо – звучит как искушение. Причем как для дипломированных искусствоведов, так и для неизбалованных мировыми шедеврами обывателей. Но Рыбинский музей-заповедник в партнерстве с московской компанией «Артгит» идут дальше, представляя самую откровенную серию офортов – Suite 347. Они рушат стереотипы, открывают гения 20 века с иной, неизвестной стороны и увлекают нас в мир потаенных грез, восторгов и страхов художника.

DSC_2035Начало масштабной серии работ пикантного содержания положил «Великолепный рогоносец» Фернана Кроммелинка, известного бельгийского драматурга и друга Пикассо. По его предложению художник, который на тот момент уже давно разменял девятый десяток, взялся иллюстрировать пьесу и настолько увлекся ей, что не мог остановиться.
В 1968 году после семи месяцев напряженнейшего труда на свет появляются 347 офортов (не стоит забывать, что эта техника довольно-таки сложна и даже опасна, так как при травлении медных пластин приходится иметь дело с соляной кислотой), объединенных эротической тематикой. Количество оттисков было ограничено пятьюдесятью.
И все они были раскуплены, едва цикл появился в парижской галерее. На сегодняшний момент в полном составе серия находится лишь в пяти общедоступных музеях мира. В Рыбинске представлено 105 подлинных работ мастера, что само по себе можно назвать сенсацией в культурной жизни региона.
Бурная фантазия Пикассо разворачивает перед зрителем самые прихотливые сцены интимного мира героев: актеров, циркачей, художников и их моделей и даже римского папы. Чего здесь только нет! Кроме одного — пошлости. Она осталась где-то там, за пределами территории искусства. И потому не столь важно, что изображено на этих шероховатых листах ручной работы, главное – как. Только всмотритесь: в иных картинах все персонажи – не что иное, как одна лихо закрученная, но неотрывная линия. Их черты взаимопроникают друг в друга, рождают новые образы, и эта фантасмагория заставляет подолгу удерживать взгляд на самых смелых подробностях. Художник играет с нами, эпатирует, интригует, заставляет затаить дыхание, уводя подальше от обыденных реалий в мир искусства, где возможно то, чего не может быть больше нигде. Таковы вариации на тему понтифика-вуайериста: сначала из-за занавески за парой влюбленных подсматривает один его жадный глаз, потом, в другой работе, осмелев, он уже высовывает нос, голову, пока, наконец, не появляется весь, да еще и на парадном кресле.
Это своего рода буффонада, карнавал, которые так любил Пикассо, где зримое может оказаться иллюзией, а за маской — скрываться совсем другой человек. К слову, образ маски – излюбленный в творчестве Пикассо. Этот прием, по мысли художника, позволяет избежать поверхностного взгляда и проникнуть в суть вещей, постичь внутренний мир модели.
DSC_2034И эта графическая серия не исключение. Иногда сложно определить, что это — татуировка, волосы, грим, морщины, огромные фееричные головные уборы, плавно переходящие в лицо?
Знатоки живописи найдут здесь ироничные диалоги художника с самим собой, парафразы его шедевров, таких как «Девочка на шаре» или «Герника», но предстающие в совершенно иной – эротической — аранжировке. Почитатели доктора Фрейда тоже не будут скучать, обнаружив бескрайний простор для интерпретаций, правда, рискуют в этом изобилии потеряться.
«И жить торопится, и чувствовать спешит» — это как раз про Пикассо. С одной лишь оговоркой – его неуемная жажда жизни не имеет отношения к гормональным штормам юношества. Ему 87 лет, и он упивается творчеством, его животворящими будоражащими соками… спасаясь от смерти, тень которой уже ясно ощущает на себе. Кажется, никогда еще Эрос не был так близок с Танатосом, как в этих офортах. Словно пытаясь отстоять свое право «быть», художник преодолевает гравитацию реальности и появляется по ту сторону картины – то в виде знатного господина 17 века, смахивающего на Рембрандта, то в виде сидящего карлика; то он старик с клюкой, то, наконец, бюст,  увенчанный лавровым венком… В тот период времени Пикассо снискал прозвище «бык зимой». Он все еще готов выйти на арену и вступить в бой, в нем все еще кипят страсти, однако жаркая пора для него уже миновала. Эта мысль отражена и в «театральном» антураже выставки – темные аллеи и припорошенная первым снегом осень. Золотая осень гения.
Выставка не предполагает экскурсий. И все же у вас будет проводник. Эмоциональный, артистичный, страстный, ироничный, безудержно игривый – Пабло Пикассо сам поведет вас от работы к работе. Пожалуй, это тот случай, когда стоит отбросить все сомнения и, не раздумывая, поддаться «Искушению». Тем более, что впереди у нас такие продолжительные новогодние каникулы.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме