новости 5 февраля 2015

Наследие: тест на выживание

Каждый год в план приватизации муниципальной недвижимости включаются объекты, ряд из которых можно назвать знаковыми для нашего города. Когда они обретают новых хозяев, выкладывающих за них миллионы рублей, логично ожидать кардинального преображения. Но, как показывает практика, процесс это не быстрый. Поэтому ограждения из профиля и ставни из неоструганных досок долгое время скрывают истинное лицо жемчужин городской архитектуры. Мы попытались проследить судьбу некоторых из них на современном этапе, узнав у их новых владельцев планы на ближайшую перспективу.

DSC_0001«Он же памятник»

Здание бывшей художественной школы — объект узнаваемый. Даже те, кто никогда не осваивал основы живописи, наслышаны о старинном деревянном особняке – доме купца Копылова 1890 – 1900 годов постройки, расположенном напротив городского сквера. После того как учащиеся и педагоги ДХШ переехали в новое здание, встал вопрос, что делать с этим объектом. Долгое время его включали в план приватизации муниципальной недвижимости, однако безрезультатно. Но в конце минувшего года у памятника архитектуры появился новый хозяин. «Здание долгое время пустовало, — рассказал о состоянии объекта представитель ООО «СтройСервисМодерн» архитектор Сергей Ухов. -Дерево и внутренние конструкции сильно не пострадали, а вот фундамент – да, особенно основание задней пристройки. Из-за разросшегося рядом со зданием дерева часть водопровода, проходящего здесь, и частично фундамент оказались буквально выворочены. Кровля над лестницей пострадала в результате пожара. В общем, фронт работ предстоит обширный. В условиях кризиса о быстром восстановлении речи не идет. В этом году мы планируем усилить фундамент, остановить процессы гниения, выровнять крышу».

Как пояснил архитектор, он сам в свое время жил в старинном доме и понимает: работа предстоит глобальная, и морально к ней он готов: «Восстанавливать фасад будем, опираясь на старые фотографии. На них он яркий, рождающий положительные эмоции. Работать над ним будет интересно. Во внутреннем убранстве здания прежде всего обращает на себя внимание примечательная винтовая лестница. Она практически не пострадала от климатических воздействий. После реконструкции часть помещений мы предложим арендаторам под офисы. Один из них займет наша фирма. Также есть желающие в перспективе открыть здесь ресторан русской кухни. Идея интересная – здесь есть большие залы и закрытые помещения, а его внутренняя планировка вполне удобна для подобных целей».

DSC_0004Еще один объект, у чьего владельца громадье планов, — дом № 3 в Вознесенском переулке. Инвестор Руслан Полкуев хочет превратить полуразрушенный дом Аксенова (памятник архитектуры середины 19 века) в достопримечательность исторического центра города, которая, оставаясь созвучной окружающей среде, тем не менее, обращала бы на себя внимание своей оригинальностью. Он предполагает, что в конечном итоге здесь разместятся офисные помещения, а также, вполне вероятно, кафе.

«Несмотря на то, что объект является памятником архитектуры и сейчас находится в довольно удручающем состоянии, это меня не тяготит. Предложений от потенциальных арендаторов, желающих занять здесь площади, пока не поступало, поэтому никаких срочных обязательств у меня нет, и в данном случае это неплохо.

Сейчас нами получено архитектурное задание, определен проектировщик, остается открытым вопрос с архитектором. Подготовительные работы планируется начать этой весной, и в первую очередь необходимо заняться расчисткой сильно обветшавшего здания. Сразу скажу, последующая реконструкция – процесс не быстрый. Здесь слишком много нюансов, в том числе финансовых. В частности, уже на стадии проектирования придется изыскивать дополнительные средства, поскольку в последнее время стоимость разработки такого рода документов для объектов культурного наследия выросла в два раза».

Есть и другие сложности. Дело в том, что до наших дней не сохранилось ни одного фото-документа, говорящего о цветовом решении стен объекта.

«Планирую восстанавливать это здание, так сказать, для души, действовать надо без спешки, качественно, — отмечает Руслан Полкуев. — Делать все придется с ювелирной точностью, чтобы не доставить неудобств жильцам, примыкающего к зданию дома».

Но и затягивать процесс нельзя. В департаменте культуры Ярославской области определен срок, до которого объект должен быть приведен в порядок, – 2017 год. Однако, как говорит инвестор, уложиться в эти рамки очень сложно, и, скорее всего, они будут пересмотрены.

DSC_0008 «Хотели как лучше…»

Сколько копий сломано в спорах относительно того, стоит ли так трепетно относиться к восстановлению исторических объектов, сдувая пылинки с каждого старинного кирпича. Тем более что, несмотря на номинально жесткие условия, диктуемые всевозможными законами и постановлениями, исторический архитектурный облик городов неуклонно уходит в прошлое. Поэтому между предпринимателями, преследующими свои цели, и противниками новоделов и наступающей урбанизации в архитектуре ведется постоянная борьба.

В прошлом году началась реконструкция особняка 19 века, в котором располагался торговый центр «Ткани», на улице Крестовой, 41. Когда в ходе работ стал вырисовываться обновленный облик дома Подставиных, оказалось, что он слишком уж модернизированный. Балкон, что скрывать, мало напоминает своего старинного предшественника, также многие не поняли идеи с надстройкой мансардного этажа. Да и к качеству выполненных работ были претензии. При этом у инвестора – Иосифа Ботерашвили — есть желание взяться за восстановление еще какого-нибудь рыбинского особняка, но, как любому здравомыслящему человеку, хотелось бы при этом обойтись без дополнительных сложностей. Как он признался, работе на доме № 41 предшествовали семь непростых лет, в течение которых он решал вопросы расселения жильцов верхних этажей. Так что терпения потребовалось немало. «Только в позапрошлом году мне удалось подняться на чердак, после чего стало понятно: здесь можно надстроить мансардный этаж. Было бы преступлением не использовать помещение площадью более 400 квадратных метров, — как прагматик рассуждает предприниматель, но неожиданно переходит на романтический регистр. — Тогда пришла идея установить здесь тридцать окон. Представляете, какая картина открывается утром, когда восходит солнце!

В ходе работы пришлось тесно сотрудничать с департаментом архитектуры, хотя особняк и не относится к числу памятников архитектуры. В частности, менять проект. И все же как инвестору мне хотелось бы ощущать больше поддержки со стороны администрации города, ведь она, как и все горожане, заинтересована, чтобы улицы украшали не руины, а красивые здания. Какой прок от архитектурных достопримечательностей, если их владельцы не могут спокойно заниматься реконструкцией, каждый раз спотыкаясь о всевозможные административные препоны?».

DSC_0002А вот известный в городе архитектор Николай Лосев уверен, что в вопросах реконструкции старинных зданий представителям администрации и контролирующих органов миндальничать с собственниками не стоит. У него свой рейтинг объектов, за восстановление которых можно поставить «уд» или «неуд». Дом по улице Крестовой/Ломоносова, по его мнению, относится ко второй категории.

«Изначально принципиальным является вопрос мотивации инвестора, который берется за восстановление того или иного старинного архитектурного объекта, – либо он действительно хочет дать ему вторую жизнь, либо стремится использовать как источник получения дохода. В первом случае в ходе работы будет уделено максимальное внимание даже самым небольшим деталям, архитектурным особенностям объекта. Очень удачным примером в данном контексте я бы назвал дом Расторгуева (Крестовая, 80/Бородулина, 6), который восстанавливал Михаил Щербаков. Это образец того, как надо заниматься реконструкцией. Сюда же можно отнести и Красный гостиный двор со стороны Красной площади. А вот в отношении дома № 41 по ул. Крестовой могу сказать, что задумка хорошая, но дело идет не так, как должно, — выразил свое мнение архитектор. — Пока свежеокрашенные стены кого-то радуют, но любой профессионал увидит массу недочетов – от выполненного не до конца декора, в том числе профильных горизонтальных тяг, отсутствия так называемых «сухариков» на наружных стенах вновь выстроенного мансардного этажа под новой кровлей до режущих глаз некачественно выполненных пилястр и странного вида балкона с козырьком. По моему мнению, такие факты еще раз доказывают: контроль за ходом реконструкции старинных зданий должен быть жестким на всех этапах, начиная от проектирования. К сожалению, отошла в прошлое практика градостроительных советов, на которых проекты строительства и реконструкции обсуждались всесторонне, также нет, как раньше, в Рыбинске специалиста областного департамента культуры, который прежде курировал подобные объекты. Для города с таким разнообразием исторической застройки, как наш, это по меньшей мере нелогично. Необходимо, чтобы между контролирующими органами и инвесторами не было недопонимания ни в одном из вопросов, нужен постоянный диалог, иначе у нас и дальше будут появляться отремонтированные, но обезличенные особняки».

Еще хуже, когда здания, даже имея владельцев, просто ветшают. Навевает печаль объект по улице Советской, 2, здание бывшего банка. Да, там остались одни стены, но это не значит, что нужно ждать, когда они рухнут. В свое время фундамент и уцелевший остов были укреплены, и оставалось только начать работы по восстановлению…

Особняк Журавлева, в народе известный как «дом Грицацуевой», тоже долгие годы стоит без изменений, и дальнейшая его судьба очень туманна. Может, владельцы ждут, когда они просто-напросто развалятся?

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме