новости 8 сентября 2016

Похоронный конвейер

Когда похоронный агент приезжает быстрее «скорой». Увы, но такие истории в Рыбинске сейчас не редкость. Что это за  явление в похоронном бизнесе? И есть ли в нем место элементарному уважению к чужому горю?

«Это произошло почти три года назад. У моей старенькой мамы случился приступ, я вызвала скорую помощь. Пока ждала врачей, пыталась ей хоть чем-то помочь самостоятельно, но она умерла — сердце не выдержало», — вспоминает моя приятельница Светлана. Не прошло и десяти минут, как в дверь позвонили. «Я находилась в шоке. К смерти невозможно подготовиться заранее, это всегда удар. Конечно же, я решила, что это врачи приехали», — продолжает она.

Но на пороге вместо людей в белых халатах стоял молодой человек: выражение лица скорбное, соответствующее моменту. Представился Николаем. «Мне сообщили, что здесь умер человек, хочу предложить помощь в проведении похорон», — произнес он. Сейчас моя приятельница вспоминает об этом довольно спокойно, а в ту ночь она едва не спустила визитера с лестницы: «Взбесило то, что он явился раньше врачей. Когда я звонила в «скорую», она ведь была еще жива».

Правда, потом агента все равно наняли, но уже другого.

Еще одна моя знакомая попала в аналогичную ситуацию, с той лишь разницей, что помощь «скорого» агента она приняла: «Я взяла визитку, и он мне очень помог в организации похорон. Одна бы я тогда не справилась, просто не знала, что делать и как действовать», — вспоминает девушка.

Но вот как агенты узнают о том, что кто-то где-то умер, и кто им сообщает адрес, обе мои приятельницы задумались лишь после скорбных мероприятий.

Люди, близкие к коммерческому похоронному бизнесу, охотно рассуждают на эту тему, но своих имен по понятным причинам, не называют. «Я знаю случай, когда человек умер в одной из городских больниц, а его родственники об этом еще не знали. Им скорбную новость сообщил не врач, а похоронный агент. Странная и спорная с этической стороны ситуация, не правда ли? Думаю, не нужно объяснять, откуда у него появилась эта информация», — рассказывает мой знакомый, давно работающий в этом бизнесе.

Другая моя знакомая, которая что называется «в теме», рассказывает о другой схеме: «Поступает звонок в «скорую», оператор фиксирует вызов и передает сообщение дежурной бригаде. Все — и оператор, и медики — потенциально заинтересованные лица, потому как похоронщики платят за такую информацию немалые деньги. На констатацию смерти врачи, как правило, не торопятся. Но похоронщики туда буквально бегут: нужно же успеть первым — вдруг коллеги информатора с конкурентами работают? Вот и получается, что они иногда быстрее».

На сегодняшний день в городе действуют 12 похоронных агентств, одно из которых муниципальное, еще порядка 20 фирм занимаются «ритуалкой» — венками, цветами, надгробиями и прочим. Смерть — бизнес прибыльный, постоянный, поэтому и агентов в нем работает немало. Их, как того волка, ноги кормят, нужно ли говорить, что за каждого «клиента» идет жестокая борьба? Иногда стоимость похорон доходит до ста тысяч, а то и больше, с «хороших» заказов комиссионные получаются немалые. Соответственно, объем вознаграждения информаторов от этого зависит тоже.

Сколько же стоит врачебная тайна? Примерная такса за информацию о чьей-то смерти в среднем составляет от 3 до 8 тысяч рублей. Но иногда «партнеры» расплачиваются друг с другом и услугами тоже. То есть в этом бизнесе уместен и бартер.

И вроде бы всех понимаешь чисто по-человечески: если есть возможность заработать, почему бы и нет? Но как-то не по-людски все это. Ведь можно же работать иначе, цивилизованно, тактично, с уважением к чужому горю. Наверное, можно. Но не хотят.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме