Главное Темы 20 сентября 2018

Подполковник из убойного

5 октября Уголовный розыск России отмечает столетие со дня создания.
Сегодня – воспоминания ветерана Угро Рыбинска подполковника Андрея Крюкова

Хороший опер – это актер и психолог в одном лице. Так считает Андрей Крюков. И ему можно верить: за восемнадцать лет в уголовном розыске подполковник вывел на чистую воду не один десяток отпетых преступников.

Под два метра ростом, косая сажень в плечах, воинская выправка и обаятельная улыбка – Андрей Крюков легко бы сошел за киношного героя детективных сериалов. Но в реальности служба в уголовке далека от романтики: суточное дежурство легко может затянуться на два-три дня, а разговор «по душам» с подозреваемым – на 12-15 часов. При этом на тебе еще несколько дел, которые нужно раскрыть в срок.

В органы внутренних дел Андрей попал случайно, хотя его двоюродный дед и дядя много лет служили в милиции. В начале 90-х он вернулся из армии, женился. Молодой семье нужно было вставать на ноги, а с работой на гражданке была, мягко говоря, напряженка. Зато в милиции ее хватало – в тяжелый для страны период уровень преступности заметно вырос.

Спортивного Андрея взяли сразу. Пять лет он работал опером по раскрытию преступлений, совершенных подростками, потом, до  2002 года – старшим оперуполномоченным и заместителем начальника ГОМа в Мариевке, а затем стал заместителем начальника отдела уголовного розыска. За свою практику повидал всякого. Но о жутких преступлениях предпочитает молчать.

— В 92-м совершалось очень много преступлений различной направленности, — рассказывает Крюков. – Кражи, грабежи, разбои – в день возбуждали по двадцать-тридцать уголовных дел. Злоумышленники обчищали квартиры, дачи, гаражи. Однажды мы с сотрудником вневедомственной охраны отправились в ночной рейд в район шоссе Карла Либкнехта. Осмотрели все гаражи – тихо. Дошли до улицы Гагарина, сели переждать. Видим – из сараев неподалеку выходят два мужчины с мешком, а из него кровь капает. Первая реакция: «Стоять, милиция!». Те бежать. Через километр догнал, сбил одного с ног. Что делать? Телефонов не было, рация – у напарника. Не придумал ничего лучше, как приставить пистолет к спине. Довел его до пункта милиции на железнодорожном вокзале и передал коллегам. А в ходе разбирательства выяснилось, что эти товарищи вовсе не кровавые маньяки – в сарае они всего-навсего разделывали тушку поросенка. Вот такой курьез.

Увы, в работе оперативников курьезы случались реже, чем трагедии и драмы. И неслучайно Андрей Крюков одним из главных качеств сотрудника угро называет устойчивую психику. Самый пик преступлений пришелся на 1992-    2000 годы. В Рыбинск частенько наведывались гастролеры и «обносили» по 12-15 квартир или дач разом. Операм не давали расслабиться не только воры и хулиганы, но и бандиты. Криминальные разборки, кровавые убийства местных авторитетов в свое время наделали много шума. А в 1998-м благодаря слаженным действиям оперативников удалось раскрыть запутанное преступление.

— Получили сигнал: пропал молодой человек из неблагополучной семьи, — рассказывает подполковник Крюков. — По информации он был убит, но ни тела, ни орудия убийства не было, хотя круг лиц, с которыми он распивал спиртные напитки перед смертью, мы установили. В содеянном они сознались, но поскольку совершали преступление пьяными, назвать место, где закопали труп не могли – постоянно путались в показаниях, называя то одно место, то совершенно другое. Искали долго, прочесывали территорию с собакой и без. В лесу случайно заметили, что на одной тропке грунт просел. Копнули – там оказалось тело. Но еще предстояло доказать убийство. Молоток, которым забили беднягу, чтобы скрыть следы, бросили в топь. Несколько дней ушло на его поиски, но орудие наш сотрудник все-таки нашел. Если есть цель – обязательно ее достигнешь.

Резонансным стало и дело  об убийстве молодого военнослужащего, которого группа отморозков забила до смерти битами во время дискотеки в клубе «Галактика». Парень подрабатывал в охране, вступил в конфликт, и подонки решили жестоко отомстить.

— Потребовалось две недели, чтобы раскрыть преступление и арестовать всех подозреваемых, — вспоминает Крюков. — Для нас это было дело принципа. Все преступники получили большие сроки.

Преданность делу, надежное плечо товарищей по службе и крепкий тыл дома – без этого оперативник не состоится. Нужно сильно любить эту профессию, чтобы не променять ее на другую, считает подполковник:

— Бывало, и по три дня дома не появлялся, или придешь поспать на пару часов – и снова в засаду. Среди ночи вскакиваешь по сигналу – преступника легче поймать по горячим следам, поэтому медлить нельзя. Допросы тоже случались долгие – пока разговоришь, получше узнаешь внутренний мир преступника, могло и 15 часов пройти. За это время собеседник, как правило, изливал всю душу. Тут надо быть и актером, и психологом.

С 2008 года Андрей Крюков на пенсии – она предоставляется работникам УВД рано.  Но до сих пор он держит связь с товарищами по службе и в курсе всего, что творится в криминальном мире Рыбинска.

— Какое общество, такая и обстановка вокруг него, — рассуждает Андрей. — Мы стали цивилизованнее, соответственно, и преступлений стало меньше. Но поменялась и их форма. Высокие технологии – благодатная почва для мошенников. Если мы раньше видели врага в лицо, то теперь преступник завуалирован, и приходится тратить больше времени на то, чтобы его вычислить.

Сейчас у Андрея мирная профессия – вот уже десять лет он работает в службе безопасности на «Русской механике». Все свободное время подполковник старается проводить с трехлетней дочуркой – уж очень быстро она растет – и в заботах на приусадебном участке. О непростых буднях в УгРо ему лишь изредка напоминают сны.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме