Темы 23 ноября 2019

Дом необычных людей Иосифа Шубладзе

Как живет фонд «Дари добро» после ухода его создателя?

Праздновать с тортиком дни рождения постояльцев –маленькая традиция фонда

Восемь с половиной месяцев назад фонд помощи бездомным «Дари добро» остался без своего создателя и руководителя – Иосифа Шубладзе. Что происходит сейчас с приютом, уникальным не только по меркам области, но и России?

В декабре 2015 года рыбинский благотворитель, человек с большим сердцем Иосиф Шубладзе создал фонд «Дари добро». Для приюта ему удалось добиться помещения, правда, было оно темное и холодное, совершенно не пригодное для жизни.

В короткий срок там сделали ремонт в двух комнатах, где в холода ютилось по 20-30 человек. В ту зиму ни один бездомный не замерз на улице, хотя раньше погибало и по семь, и по пятнадцать человек.

С этих пор изо дня в день Иосиф Гурамович трудился, чтобы люди, оказавшиеся на задворках жизни, обрели кров над головой. Но главное – он давал им шанс встать на ноги.

В марте этого года жизнь благотворителя внезапно оборвалась…

Жизнь фонда тоже оказалась на волоске. К скорби всех, кто знал Шубладзе, примешивалось чувство тревоги. Кто теперь взвалит на свои плечи груз проблем и ответственности, который нес он? Найдется ли такой человек?

Нашелся, к счастью. Вернее, нашлись. Дело Иосифа Шубладзе продолжают его близкие: супруга Этери, дочь Анна, друзья семьи.

Чем сегодня живет фонд «Дари добро», и чего ждут от будущего его руководители?

Когда дел невпроворот

Дом, где расположен приют «Дари добро», – кирпичное здание дореволюционной постройки в самом конце улицы Ломоносова. Внушительных размеров железная дверь, над козырьком – иконка. Захожу внутрь – то ли холл, то ли гостиная, на диване несколько человек смотрят большой, в полстены, телевизор. Пахнет печкой. «Где я могу найти руководителя фонда?» – обращаюсь к женщине, что сидит ближе всех. «Кабинет – первая дверь направо, проходите, проходите, пожалуйста!» – культурно-вежливо направляет меня местная жительница.

Кабинет – это, конечно, громко сказано. Небольшая комната, обитая, как юрта, коврами всех мастей для теплоизоляции. Здесь я нахожу Этери. Сейчас она руководит фондом «Дари добро» после смерти Иосифа. Его портрет висит у нее над креслом. Он вообще здесь присутствует во всем – в разговорах людей, в воспоминаниях и планах на будущее, в отремонтированных комнатах, даже запасы продуктов остались еще с «его времен». Кроме Этери, в комнатке находится мужчина. «Игорь», – представляется он.

— Как вы тут справляетесь со всем?

— Каждый день сталкиваемся с трудностями, каждый день у нас – бой, – говорит Этери. – Раньше мы ничего этого не касались – я сидела дома, Аннушка училась в школе, Сосо один всем занимался… После того как папы нашего не стало, мне пришлось погрузиться в дела фонда. Да разве мы подозревали, сколько здесь всего – и ремонт, и бытовые проблемы, и бумаги – куча дел! Вот Игорь – моя правая рука, крестный папа Аннушки и самый главный помощник. Мы с ней больше по бумагам, а он по хозяйству.

— Вы не смотрите, что я тут на диване сижу, просто на стуле никак. Плечо вывихнул здесь на стройке, – вступает в разговор главный помощник.

Стройка в фонде идет постоянно, и Игорь сейчас – ее главное действующее лицо. И заказчик, и прораб, и мастер «в одном флаконе».

— Стараемся благоустроить помещение. Штукатурим, восстанавливаем потолки, приводим в более-менее нормальный вид комнату за комнатой, кладовку сделали под продукты. Хочется, чтобы все было чистенько, хорошо, – говорит он.

Вместе с Игорем мы идем смотреть кладовку, где недавно отремонтировали потолок и сделали стяжку пола. В длинном коридоре вдоль стен стоят холодильники и торговые лари, в них до самого стекла уложены пачки гречки и макарон. Все это бакалейное богатство как раз и должно переместиться под оштукатуренные своды кладовой.

— Все своими руками. Знакомые помогают, друзья. Или кого-то из постояльцев в помощь себе беру, – продолжает мой экскурсовод. – Вот, например, один человек освободился недавно, сразу к нам пришел: «Можно у вас пожить?». Давай. Он хороший трудолюбивый электрик, на работу устроился, нам здесь помогал, пока месяц жил до первой зарплаты. Сейчас уехал, живет самостоятельно.

Кладовую, как и все в приюте, ремонтируют своими силами

Когда холодно снаружи и тепло внутри

Заглядываем на кухню. Порядок и чистота, несколько круглых столиков, как в кафе. Женщина, которую я встретила в прихожей, собирается пить чай. Разрешает себя сфотографировать и рассказывает о себе:

— Я Елена, много лет на улице жила. Потом сюда пришла. Здесь все нравится: еда есть, лекарства, одежда, отношение начальства хорошее. Я здесь убираю, готовлю. Вот сегодня печенка куриная будет, картошка.

Тушенка, чай, сахар, хлеб – все это покупается на деньги, вырученные от сдачи макулатуры. Хлеба идет особенно много, по десять буханок за раз.

Сейчас в фонде живут двадцать человек – две женщины, остальные мужчины. Но как только ударят морозы, народ с улиц повалит в поисках теплого угла и тарелки горячего супа.

— В этом году первые холода уже в октябре были, тогда мы даже не смогли разместить всех, кто пришел, в комнатах, – рассказывает Игорь. – Люди (не люблю, когда постояльцев называют бомжами) ночевали в прихожей – один на диване, другой в кресле, тепловентилятор им туда поставили. Все теплее, чем на улице.

Постояльцы здесь живут по два-три человека в комнате, в каждой из них – кровати, свой телевизор и обогреватель. Не считая печки-буржуйки в коридоре, это единственные источники тепла. Центрального отопления в фонде нет. Страшно представить, сколько здесь нагорает электричества – сотни киловатт в месяц. Но и тут работает добрая память об Иосифе. Оплатить счета помогает Михаил Дашкиев – «секретный миллионер» из ТВ-проекта, который под видом бездомного нашел приют у рыбинского благотворителя. Связь с Михаилом в фонде поддерживают постоянно, он готов прийти на помощь в любую минуту.

Денис очень хочет найти работу и встать на ноги

Когда опускаются руки

— Много, значит, желающих у вас пожить? – спрашиваю я, когда мы возвращаемся в кабинет Этери.

— В последнее время наметилась такая тенденция: горожане приводят своих престарелых, больных родственников, бывших мужей, – рассказывает она. — Люди звонят: «Нам куда-то надо их деть. Заберите, пожалуйста, а то мы их выгоним». Скоро будут подкидывать к порогу, как детей в детский дом. Люди, да вы что?! Ну, свари суп пожиже, чтобы и ему на тарелку хватило, или собери документы в дом престарелых.

— Отказываете?

— Приходится. Мы же не медицинское учреждение, не можем взять к себе больных людей, которые не могут сами себя обслуживать, у нас для этого нет ни возможности, ни права.

А бывает, и сами не остаются. Приходят с улицы, говорят: «Ой, мы не готовы здесь жить, мы лучше будем на трубах пить и вести асоциальный образ жизни». У нас же дисциплина – постояльцы должны быть помытыми, опрятными, чисто одетыми, трезвыми. Самый строгий запрет – на алкоголь. Если попался пьяным – сразу «до свидания». Как бывает? Встает человек на путь истинный, ведет здоровый образ жизни – месяц, два. Нормальный человек! Ты в него начинаешь верить, а потом – раз! – и срывается, начинает пить и уходит на улицу…

— Вот из-за таких руки не опускаются?

— Очень часто опускаются руки! Так тяжело бывает, когда тебя обманывают, когда что-то не получается! — признается Этери. – У Сосо не было сомнений в том, сможет ли он со всем этим справляться. Он всегда говорил: «Да, конечно!». Но у него другой характер был…

Когда есть надежда

Дать человеку шанс – вот в чем видел смысл фонда «Дари добро» Иосиф Шубладзе. Теперь это и смысл работы его последователей. Истории со счастливым концом помогают не падать духом, вдохновляют, дают силы.

— Вот, говорят, что невозможно человеку, пожившему на улице, вернуться к нормальной жизни. Возможно, если этого очень захотеть! Много людей таких, кто стремится наладить жизнь, – уверена Этери. – Попала к нам женщина, она была осуждена, давно жила на улице, семнадцать лет не видела свою дочь, та живет в Абакане. Звонит ей – там уже трое внуков. Дочка говорит: «Мама, приезжай к нам, я тебе денег вышлю!». Эта женщина такая счастливая: ее ждут! Она настроилась измениться, ни разу, пока жила в фонде, не выпила. Выправили ей документы, она уехала. Звонит нам оттуда, присылает фотографии, все у нее хорошо, отдельная комната, внуков нянчит.

В приют идут не только с улицы, не только бродяги, но и люди, попавшие в беду. Денису 25 лет, он сирота, в фонд пришел, потому что больше некуда идти было. Здесь в него верят и очень хотят помочь. Есть у парня заветная мечта – найти стабильную работу и жить в своем уютном доме.

— После детского дома я учился в Переславле-Залесском на автослесаря, – рассказывает Денис.

– Потом приехал в Рыбинск, работал на шабашках. Познакомился с девушкой, влюбился, жили с ней вместе. А когда расстались, оказался на улице. Денег на съемное жилье нет. Я не отказываюсь ни от какой работы, чтобы заработать на комнату. По закону как сироте мне должны дать квартиру, но пока не дали, сейчас я в очереди 62-й. Сколько еще ждать, неизвестно…

Когда приятнее дарить, чем получать

Во время нашего разговора с Этери и Игорем в комнату заходит Аня – Аннушка, как зовут ее близкие. Она помогает матери с документами и ведет странички «Дари добро» в соцсетях. Пишет там о всех делах фонда, делится радостями и горестями, благодарит многочисленных дарителей – студентов, предпринимателей, торговые сети, обычных горожан – и рассказывает о постояльцах, о том, как они оказались на задворках жизни, об их жутких скитаниях, об их надеждах. У некоторых благодаря интернету находятся родственники, они обретают семью и дом.

— Раньше я редко бывала в фонде, – рассказывает Анна. – А когда папа умер – почти каждый день. Занимаюсь бумажной работой, фотографирую людей, узнаю об их судьбах. Сложно не пропускать через сердце все это. Как на меня влияет работа в фонде? Думаю, за это время я повзрослела.

В дверь заглядывает подросток, просит посмотреть памперсы для младшего брата. Игорь говорит, у них в семье семеро детей, и уходит на склад вместе  с парнем.

— Недавно в фонде появилось новое направление, – объясняет Этери.

– Совместно с активными мамами рыбинского отделения «Центра защиты и помощи семьям» здесь помогают родителям, которые находятся в затруднительном положении.

Мы и раньше помогали многодетным канцелярией, которую нам предоставляет магазин «Детский мир».

А сейчас мы выделили Центру помещение под вещевой склад, привезли для нуждающихся одежду, игрушки, коляски. Информация о такой помощи разлетается молниеносно. Бывает так: четверо детей в семье мал мала меньше, и муж работает, и она работает, но не хватает денег даже на еду. Мы всегда говорим: если плохо, прямо вот совсем катастрофа, приходите. Если у нас есть продукты, поможем!

Когда ты оказался в беде, когда нет денег от слова «совсем» и даже нечем накормить детей, и кажется, что помощи ждать неоткуда, так важно увидеть участие и заботу. Дело совсем не в банке тушенки и пакете макарон, вернее, не только в них. Ценно чувство, что ты не один, что есть люди, которые подставят плечо, выслушают. Это не даст замкнуться в себе, озлобиться на весь мир, очерстветь. Ты сам начинаешь дарить добро.  «Спасибо, что принимаете от нас помощь, – написала Анна Шубладзе в одном из своих постов «ВКонтакте». – Вдвойне приятно дарить, чем получать».

Чем можно помочь фонду?

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме