Темы 13 февраля 2013

Русский, немец и война

Неоднозначная, смелая и полемичная. Так рыбинцы охарактеризовали выставку «Июнь 1941. На изломе», приехавшую в Рыбинск из немецкого музея Карлхорст. В ней черно-­белые фотографии участников войны с той и с другой стороны представляют отнюдь не черно-­белый взгляд на самую кровопролитную войну 20 века.

«Июнь 1941. На изломе» -­ это 24 биографии людей, в судьбах которых 22 июня сорок первого стало переломным. С этого момента никто не мог оставаться просто обывателем -­ люди становились жертвами, виновниками или очевидцами злодеяний.

Проект необычен тем, что представляет войну не как историю побед и поражений, не как череду передислокаций армий и фронтов, а через судьбы людей. Обычных советских и немецких граждан, в одночасье ставших врагами.

Интересна история создания этого проекта. Выставка была организована и впервые показана германо­российским музеем Карлхорст десять лет назад. Этот музей ­ место историческое. Символично, что именно в его стенах был подписан акт о безоговорочной капитуляции германского вермахта 8 мая 1945 года. Здесь закончилась Вторая мировая война в Европе.

С мая 1995­, в год 50­-летия окончания войны, музей Карлхорст начал работать в новом качестве ­ как пространство, в котором вновь встречаются два бывших военных противника. Но не для того, чтобы скрестить оружие или излить свою ненависть, а чтобы предотвратить новые кровопролития, то есть, говоря словами Твардовского, ради жизни на Земле.

На сегодняшний день Карлхорст -­ это единственный в Германии музей, в котором постоянная экспозиция освещает войну, направленную на уничтожение Советского Союза.

С июня 2011 года экспозиция «Июнь 1941. На изломе» постоянно в пути, объезжая  города Германии, России, Белоруссии, Украины и других стран Европы. И вот по инициативе заместителя директора рыбинского музея­-заповедника Сергея Овсянникова она включила в свой маршрут и наш город.

Кто-­то от выставки в восторге, говоря о гуманизме идеи, кто­-то откровенно возмущается: «ну зачем нам эти немцы?» Ясно одно ­ выставка никого не оставит равнодушным. Некоторые снимки оставляют после себя странное двоякое чувство.

Взять хотя бы этот, конца девяностых: седовласый немец в круглых очках улыбается в камеру, обнимая сгорбленную старушку в платочке ­ Евгению Коломиец-Комар. Что они могут делать вместе? Оказывается, в годы войны молодая украинка была угнана в плен, ее взяла к себе как домработницу немецкая семья. Издевались, надругались, морили голодом? Нет.

Приняли как свою, подарили велосипед, и старший сын Тео сопровождал ее за покупками, а спустя полвека с трудом разыскал и приехал навестить в далекую деревню. В это почти невозможно поверить. Но разве улыбки на лицах стариков, переживших войну, могут врать?

В какой­-то момент возникает ощущение «зеркальности»: наш генерал армии Константин Рокоссовский и представитель нацистского режима немецкий министр продовольствия; наш немец, потомственный виноградарь на Кавказе, высланный на принудительные работы в Казахстан исключительно из-­за национальности, и директор еврейской школы в Германии Мета Клебански, замученная в лагере смерти своими же согражданами; простые солдаты в пилотках, совсем мальчишки, Иваны и Людвиги, заброшенные роком по разные стороны фронта…

По каждой человеческой истории, представленной на стендах, можно снять остросюжетный сериал, а где-­то и мелодраму. В черно-белых фотографиях столько драматизма и правды жизни. Вот на старом снимке ­ молоденький пухлый паренек Дмитрий Левицкий со своими старыми родителями. Это довоенное фото. А вот его рисунок ­ сначала кажется, что нарисован он мальчишеской озорной рукой: маленькие человечки пытаются отстреливаться, попав в окружение, кругом рвутся немецкие снаряды, кто­-то лежит убитый…

Вместе с другими Дмитрий попал к немцам в плен, его бедные родители так и не дождались возвращения сына домой ­ умерли в осажденном Ленинграде. И еще один снимок ­ улыбающаяся девушка, лицо ее в сплошной паутине изломов ­ видно, что фотографию множество раз складывали и сминали, края ее облетели.

И вот что удивительно: с 1943 года Левицкий находился в лагере Маунтхаузен, где любые личные вещи заключенным были категорически запрещены, но он сумел сохранить фотографию своей невесты.

Следующий снимок датирован уже 1946 годом, и мы видим, что это история с «хэппи эндом» ­ влюбленные находят друг друга, женятся и проживают вместе хорошую жизнь, и участник движения «Сопротивление» публикует свою книгу воспоминаний.

«Это очень непривычный для нас взгляд на войну ­ через судьбы людей, как с той стороны, так и с нашей, ­ — поделился впечатлениями Иван Тришин, замкомандира войсковой части №77071. -­ Ощущения противоречивые… Жалости к побежденному государству нет, а то, что были сломаны судьбы людей, всегда вызывает сочувствие. Воевали государства, и война прошла через судьбы простых граждан. Трагедии сопутствовали не только нашему народу, но и французам, и американцам, в том числе и немцам. В целом очень гуманистическая выставка».

На вопрос, кому в первую очередь вы бы посоветовали посетить экспозицию, Иван Александрович ответил: «Тем, кто неравнодушен ко дню сегодняшнему и завтрашнему. Как Козьма Прутков говорил ­ почаще обращай взор свой на зады, дабы уберечь себя от знатных ошибок».

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме