Темы 6 марта 2013

Прагматичный романтик

Елена Смирнова — рыбинский прокурор

Прокурор ­ не женская профессия. В ней нет места сочувствию и состраданию. В ней все должно подчиняться железной логике закона. Мужской и прямолинейной. Без учета индивидуальных особенностей каждого конкретного случая. Закон един для всех. Закон суров, но он ­ закон. Что там еще говорят пословицы народов мира?

Линии судьбы

Начитавшись в детстве детективов, где умные и кристально честные сыщики разыскивают кровожадных преступников с помощью дедуктивного метода и собственной сверхразвитой интуиции, Елена Смирнова сразу после школы поступила в Демидовский университет на юридический факультет. Собиралась стать советским пинкертоном. Ну, в крайнем случае, следователем по особо важным делам. Подвели не ум, честность, опыт и интуиция. Подвело зрение ­ медицинская комиссия не пропустила девушку на работу в милицию.

Разочарование ­ не то слово. Трагедия, которая в юности кажется фатальной.

­ Может, и к лучшему, ­ вспоминает Елена Смирнова о том периоде сегодня. ­ Никто ведь заранее не знает, как сложится его судьба.

Никто не знает, но все свою судьбу строят. Или выбирают на развилках судьбы. В одну сторону пойдешь ­ в милицию попадешь, в другую… Профессиональная линия судьбы Елены Смирновой вывела ее после окончания вуза к рыбинскому моторостроительному заводу. В гражданском праве освоилась быстро. Но и хозяйственных споров хватила через край.

После завода Елена некоторое время работала в юридическом отделе администрации Рыбинска. А однажды встретила знакомую из прокуратуры. Собственно, о прокуратуре Елена думала и раньше, но в те времена обязательным условием прокурорской работы было членство в КПСС.

С партией у нее как­-то не складывалось. «По идейным соображениям», ­ смеется она сегодня. И вот время идейно-­партийных закончилось, и Смирнова поступила в Рыбинскую прокуратуру.

Тем временем линия личной жизни развивалась по своим законам. Замуж Елена вышла, будучи на втором курсе университета. Муж ­ первая и единственная ее влюбленность ­ работал, конечно же, в милиции. Сразу родила дочку Надю.

Академический отпуск не брала, на вечернее отделение не переводилась. Сдала досрочно летнюю сессию, практику перенесла на август и с ноября начала ездить в Ярославль ежедневно ­ спасибо бабушке, которая сидела с ребенком. Маша родилась, когда Елена уже работала на заводе.

Куда встроить линию судьбы, которая определяет настроение? Как совместить профессию, личную жизнь и собственные, сугубо личные желания, интересы, возникшие не сегодня, с которыми человек не может расстаться всю жизнь?

История увлекала Елену еще в школе. В какой­то момент она даже сомневалась, не связать ли с ней свою будущую профессию. Связать не связала, но история все равно стала частью жизни. Работа заставляла часто бывать в Ярославле.

А там, прямо напротив здания арбитражного суда, была расположена областная библиотека. Поэтому из Ярославля Елена возвращалась всегда поздно ночью. Шумеры, Древние Греция и Египет… От образов, возникавших в фантазии, захватывало дух. А потом была Оля Петрова.

Это был редкий период в истории современного Рыбинска, когда местные краеведы не ссорились и не воевали за лидерство. Они проводили субботники на старых церквях, собирались на заседание краеведческого кружка в здании костела. «Наша тетя из костела», -­ так звала Олю Петрову маленькая Надежда Смирнова.

На краеведческих заседаниях Елена Смирнова познакомилась с Рыкуновыми ­ Ириной и Александром, будущими руководителями Рыбинской археологической экспедиции. И с маленькой Надей поехали впервые на археологические раскопки под Переславль. Это была неолитическая стоянка, о которой и сегодня Смирнова вспоминает экспрессивными словами: «Это что­-то!»

Затем каждый год ­ археологические раскопки на Усть­-Шексне с Рыкуновыми. Она научилась копать. Да­да, копать в экспедициях надо учиться. Древнее поселение ­ не огород, где пашут лопатой, не разбирая. Здесь тщательно снимают сантиметровые слои земли в поисках артефактов. Здесь ночуют в палатках, а с раннего утра и до позднего вечера проводят в раскопе. И все трудности искупает одна­единственная находка, счастье которой искупает палящее солнце или проливной дождь.

 

Питерские пейзажи

Еще одной страстью Елены Смирновой стали путешествия. История, культура, архитектура ­ все это, прочитанное в книгах, требовало визуальных образов. Она ездила по России на электричках и поездах. Ездила сначала с маленькой Надей, затем и с обеими дочерьми. Маленькие и большие города, исторические места и архитектурные достопримечательности ­ они не мелькали мимо окон проходящего поезда. Они оставались для того, чтобы найти свое место в памяти человека.

Питер ­- город­-музей. Город, где количество исторических воспоминаний человечества на квадратный метр превышает допустимые пределы. И однажды Смирнова уехала в Питер.

Питерская прокуратура мало отличалась от рыбинской. Те же проблемы, то же напряжение.
И все время приходилось выбирать: помогать человеку или действовать по закону. А это далеко не всегда можно совместить. Остается сопереживание. И осознание своей беспомощности.

Вот рыбинская (или питерская) бабушка, которая своим тяжким трудом заработала квартиру и приватизировала ее вместе с сыном. Сын свою долю продал и пропил. И сегодня бабушке подселяют чужих людей. Закон на их стороне, а чувства кричат о несправедливости. Этот постоянный гнет собственного бессилия заставляет искать отдушины. Наверное, поэтому ­ путешествия по России, история, археология.

От Питера Смирнова взяла все, что смогла. Музеи и лектории, филармония и питерские пригороды ­ все, что успела в промежутках между работой и семейной жизнью. В Питере она научилась рисовать.

Впрочем, рисовать начала еще в детстве. Книжные образы просились на бумагу. Она иллюстрировала прочитанные книги, рисовала карандашом любимых героев. А в Питере нашла изостудию и освоила акварель и масло.

Сегодня в рыбинской квартире Смирновой стоят картины. Она их редко показывает и еще реже дарит. «Не нарисовалась», -­ смеется Елена и достает натюрморт. Холодные тона, суровые краски ­ «Солдатская пасха». А это ­ «Питерский пейзаж в восточном стиле» ­ теплый и яркий Санкт­Петербург, который, наверное, хотели бы увидеть многие. Рыбинские пейзажи, натюрморты и всего один портрет ­ младшая Маша с ребенком. Первая внучка.

 

Стимул к поиску

-А сколько всего внуков?

-Трое, две девочки и мальчик. Но скоро будет три девочки ­ Надя вот-­вот родит.

-Бабушкой работаете?

-Мне эта работа нравится. Впрочем, как и основная.

-А как совмещать все удается?

-Вот когда все нравится, тогда и удается.

-Путешествовать бросили?

-Да что вы! Учу иврит, собираюсь съездить в Израиль к сокурснице.

-Иврит­-то зачем? В Израиле на русском говорят.

-Когда едешь в чужую страну, местный язык хотя бы немного стоит изучить. Я когда в Париж собралась, французский изучала.

-И как Париж?

­ Я увидела то, о чем с детства читала в книжках ­ этим все сказано. Для меня все путешествия ­ это как создание визуального образа прочитанного или услышанного. И общение. Мимолетное, легкое, ни к чему не обязывающее. Как с попутчиками в электричке. Слегка, но остаются в памяти надолго.

-А прокурорская работа? Она как-­то вписывается в график жизни?

­ Это жизнь вписывается в график работы. Я иногда думаю: если бы не прокуратура, наверное, многого бы в моей жизни не было. Она как стимул к поиску отдушин. Много бумажной работы ­ но она не несет такой нагрузки, как общение с людьми. Общение эмоционально. Причем часто ­ негативно. Сегодня молодежь осознала свои права, но не научилась обязанностям. А стариков просто жалко. Вот, наверное, всю жизнь и ищу компенсацию в путешествиях, истории, архитектуре, рисовании, музыке. В детях и внуках.

 

… Все-­таки прокурор ­ не женская профессия. И вышивки­-вязания­-рисования привязать к ней довольно трудно. Но, видимо, можно. Как можно совместить прагматичность закона и романтизм искусства. Пусть не в работе, а в жизни, где работа ­ только часть ее, и где такие разные линии профессионализма, семьи, увлечений пересекаются в одной судьбе.

Прокурора, который умеет сопереживать, путешественника, который видит прочитанное, художника, которому всегда мало красок. Как в судьбе прагматичного романтика Елены Смирновой, помощника рыбинского городского прокурора.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме