новости 23 октября 2013

Комсомол как ощущение влюблённости в жизнь

И спустя годы комсомол ассоциируется с непременным юношеским задором, азартом, песнями под гитару у костра и маевками. Между тем ВЛКСМ в этом году исполнилось бы 95 лет. История организации обрастает толстым слоем легенд, вымыслов. Как это было на самом деле, вспоминает редактор телеканала «Рыбинск-40» Татьяна Герасимова.

— Татьяна, давайте вспомним момент вступления в комсомол, сам ритуал. Как это все происходило?

герасимова— Ритуал вступления в комсомол, как и в пионеры, был торжественным. Тогда это обставляли по-особенному, чтобы запоминалось. Лучший зал в городе — ДК «Авиатор», вынос знамени школы, фанфары. Когда надели комсомольский значок, было очень радостное чувство, ощущение, что становишься взрослым. Когда мы вместе с одноклассниками шли по улице, хотелось, чтобы все видели значок. Я его носила до 11 класса на форменном переднике, а потом на белой блузке.

— А можете рассказать о причине вступления в ряды ВЛКСМ, только честно: просто как все, для поступления в

вуз, или это была действительно идея? Времена-то уже все-таки были противоречивые — конец восьмидесятых, закат СССР…
— Поступление в вуз тут точно ни при чём. Я была пионеркой, председателем совета дружины в 26-й школе. А потом, как и все, вступила в комсомол. Это считалось обычным в конце 80-х. Скорее странными были те, кто в комсомоле не состоял.

— А во что вы тогда верили, к чему стремились? И чем реально была насыщена деятельность комсомольцев?

— Верили точно в светлое будущее, в том смысле, что мы многого можем добиться, реально что-то поменять, сделать обыденность яркой.  В 1988-м я попала в штаб комсомольского актива «Товарищ», который был организован при Пролетарском райкоме комсомола. За нас, молодых и активных из разных школ города, отвечали Ольга Слатимова, Татьяна Зайцева, Светлана Прохорова, Рита Гайдук — мы тогда особо не задумывались, кем они работают. А они наверняка все были при должностях: замы, инструкторы райкома. Но для нас они стали просто старшими товарищами. А мы все были очень молодые, активные, ездили в лагеря комсомольского актива, городские и областные, потом сами их проводили в Рыбинске. Устраивали акции по сбору средств, поздравляли детей-инвалидов, переодеваясь в Дедов Морозов и Снегурочек, играли в КВН, ставили спектакли с рок-музыкой, песни пели в «орлятском» кругу (мальчишки у нас на гитарах классно играли!), в походы ходили. В общем, жили очень весело. Идеология была, наверное, но как-то в памяти это не очень осталось. Больше запомнились эмоции, ощущение влюблённости в жизнь, восторга от общения с единомышленниками. И энергетика была сумасшедшая: мы и учиться успевали, и общественные дела делать.
Нам очень хотелось что-то изменить, сделать всё вокруг лучше, и было ощущение, что это в наших силах.

12— Наверняка в веселой молодежной компании случалось немало интересных случаев, курьезов.

— Были, конечно. Интересный случай произошел у наших старших товарищей, которые раньше нас пришли в штаб комсомольского актива. Тогда, в конце 80-х, страна бурлила, мероприятия старались проводить неформально, искали новые формы. Вот и решили комсомольцы устроить телемост (тогда это было модно) якобы с Америкой. Обсуждали  актуальные проблемы. Молодёжь играла роль и российских, и американских участников. Получилось здорово. Так потом те, кто были зрителями, приходили домой и рассказывали, вот, мол, был телемост, в нём американцы участвовали, но так классно разговаривали на нашем языке, как будто русский у них — родной.

— Многие сегодняшние руководители — бывшие комсомольские вожаки. С чем это связано, только ли с обретенными связями?

— Ну связи, это само собой. А вообще, комсомол, партия были настоящей школой лидеров, людей, которые умеют ставить перед собой цель, добиваться её и при этом заражать энтузиазмом очень многих вокруг, собирать вокруг себя единомышленников.

— Какие качества воспитал комсомол у вас лично? В сегодняшней жизни они пригодились?

— У меня лично комсомол воспитал лидерские качества. И ещё научил брать на себя ответственность за людей, за ситуацию, принимать решения, концентрироваться в сложных ситуациях. В работе все эти качества тоже пригодились. Ну и широкий круг знакомств с разными людьми — безусловный плюс.

— А комсомольский значок где-нибудь хранится?

— Нет, не храню значок. Не считаю, что в этом есть смысл. Хотя комсомольский билет хранила долго — жаль было просто выбросить. Память о молодости всё-таки.

— Спустя годы не было чувства, что все может вернуться?

— Не комсомол, конечно, в своем прежнем виде, но все возвращается. «Летний лицей», «Ступени», «Версия» — всё это варианты молодёжного актива в разных проявлениях. Иногда смотрю на них и думаю: как же они на нас похожи. Немного наивные, но умеющие дружить и ценить общение, креативные,  желающие самовыразиться, проявить себя, сделать что-то особенное.

— Но чем-то комсомольцы отличались от сегодняшних ребят?

— Сейчас у молодежи больший выбор развлечений, в конце 80-х, конечно, всё было скудно, но зато чего было вдоволь, так это простого человеческого общения, чего, может быть, теперь не хватает.

— В наши дни возможна какая-то молодежная организация, подобная ВЛКСМ? И чем бы она могла заниматься?

— Считаю, что и сейчас возможна молодёжная организация, недаром же на большинстве предприятий и в учебных заведениях и советы молодёжи есть, и лагеря актива проводятся. Это нормально, когда люди объединяются и делают что-то общее, причём не только себе пользу приносят, но и другим помогают. Это такие моторчики, благодаря которым всё крутится — проводятся соревнования, конкурсы, мероприятия, поездки. А занятий и сейчас можно много найти: и детям помогать брошенным, и волонтёрами быть в доме престарелых, и город благоустраивать. Любая инициатива, идея требуют, чтобы были люди, реализующие их.

Записала Ольга Гржибовская

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме