Темы 28 февраля 2020

Мне интересно выполнять уникальные заказы

Можно организовать конвейер, а можно выпускать штучные изделия. Рассказываем об Александре Зернове

В представлении обывателей металлообрабатывающее производство — это конвейер с сотнями одинаковых деталей.

Житель Рыбинска Александр Зернов доказывает, что в работе с металлом есть место творчеству. Он любит работать над индивидуальными, штучными заказами — от устройства для плетения золотых цепочек до огромного пропеллера для атомного реактора.

Металлообработка как искусство

Производственный цех — место почти мистическое. Человек непосвященный невольно проявляет интерес ко всему, что здесь происходит. Стоит оказаться возле станка, как задаешься вопросом — какую деталь на нем делают, для чего она нужна? А горы отработанной металлической стружки привлекают внимание не меньше сокровищ Али-Бабы.

В таком мире вот уже без малого двадцать лет работает Александр Зернов.

Он не любит лишней шумихи, не любит ни в чем повторяться, он просто ведет свое дело и дает возможность заработать коллективу.

— Мы всеядные до беспредела, — смеется Зернов. — Предприятие берется выполнить все, что заказывают — были бы чертежи.

Он не забыл, как сам работал на станке, и порой изобретает и воплощает свои идеи в жизнь. Однажды по собственным чертежам он сделал действующую подводную лодку, о которой рассказали даже на центральном телевидении.

— Это четырехкрасочная печатная машина, миксер для перемешивания пластинок, гидроклавы для Роскосмоса (долгая история), рулонная зарядка для полиграфической машины, водозаборная система для водоканала, метровая гильза для рыбинского кабельного завода, механизм для выращивания сапфиров. А вот ворота на Угличскую ГЭС 6 на 10 метров. У меня приятель есть кузнец-художник. Он нарисовал, я их сделал, — перечисляет предприниматель.

Диапазон изделий, выполненных на предприятии, впечатляет. Недавно здесь по чертежам заказчика был собран компактный робот для плетения золотых цепей. Инструмент выглядит как необычная игрушка из разных видов металла – вполне себе арт-хаусный экспонат. А вот огромный пропеллер, который занял чуть ли не половину производственного цеха. Он был необходим заказчику для охлаждения реактора на атомной станции.

Штамповать одинаковые детали Зернов считает делом не интересным, но за возможность заниматься творческой работой платит свою цену.

— Творческая работа требует больших финансовых и моральных затрат – людей подготовить, самому включиться в работу. Порой я прихожу на производство в выходные, сам пишу технологии, разрабатываю приспособления для изготовления изделия, — рас- сказывает предприниматель.

Заказчики ценят индивидуальный подход, который действует на фирме Зернова. Здесь заказы не лежат мертвым грузом по несколько недель, порой время от оформления до запуска в производства составляет несколько минут. Такая оперативность не удивляет, ведь владелец и директор цеха не сидят в отдельных кабинетах на высоких этажах – их офис находится прямо на производстве, стоит открыть дверь, и вот он – цех.

Ворота на Угличскую ГЭС 6 на 10 метров.У Зернова есть приятель кузнец-художник. Он нарисовал, Зернов сделал.

Свой путь

Интересный момент — заказчики обращаются к Александру Зернову с готовыми чертежами изделий, которые раньше они заказывали за границей. Но модная ныне тема импортозамещения предпринимателя интересует мало.

— Мне-то что об этом рассказывать? Заказчику нужно изделие, которое трудно достать, у него есть чертежи. Он приходит ко мне, я делаю, — раскрывает схему работы Зернов.

Многие сложные изделия, тот же робот для плетения золотых цепей, были изготовлены на станках советского образца. С модернизацией Зернов не спешит, учитывает особенности своего производства.

— Для того чтобы загрузить современные станки с ЧПУ, нужно серийное производство, а у меня штучные изделия. Пока не вижу необходимости, тем более цена такой техники откровенно высока. И еще. Даже на самом современном станке можно сделать брак, а на старом – выполнить работу качественно. В конечном итоге все зависит от человека, — рассуждает предприниматель.

Он согласен, что со временем металлообрабатывающее производство меняется, и это нужно учитывать. Потребность в металлообработке есть всегда, а вот с рабочими руками – проблема, квалифицированные специалисты стали дефицитом.

— Профессия станочника вымирает. Есть единицы с золотыми руками, но они не молодеют. У меня работают несколько классных мастеров-пенсионеров. Призываю их на помощь, когда появляется работа для их уровня квалификации, — рассказывает Александр.

Он видит, что сейчас у рабочих, как правило, нет желания повысить квалификацию. Люди просто хотят заработать. Но и трагедии из этого он не делает.

— В жизни все относительно. Для нас, людей советского образца, нормой было одно, для нового поколения – другое. Я вспоминаю, как меня учителя наказывали, не допускали до экзаменов. Однажды нахватал два «неуда» за четверть. Я был хулиганистым пацаном, таких постоянно ругают, грозят, что в будущем нам светит только работа дворника. Но жизнь все расставила по своим местам. Поэтому считаю, главное, чтобы у человека голова на плечах была, остальное – дело наживное, — рассуждает предприниматель.

Рассказывая о коллективе, Зернов не пускается в сантименты, не говорит красивых фраз о единстве и общей сказочной цели.

— Я ищу заказы, даю людям возможность заработать, взамен прошу качественно выполнять свои обязанности. Часто говорю: любое изделие, которое вы сделали, вы должны мысленно поставить на свой кухонный стол. Если красиво – значит, все удалось, — объясняет свою философию предприниматель.

Огромный пропеллер, который занял чуть ли не половину производственного цеха, был необходим заказчику для охлаждения реактора на атомной станции

Что нового? Работа!

За последние годы на его предприятии мало что изменилось. Работа? Для него это уже привычный процесс. Его не пугают спады в производстве, но и поток заказов не приводит в эйфорию.

— Что у нас нового? Условия изменились. Некоторое время назад я приобрел полуразрушенное старинное здание 1862 года постройки. Начал его восстанавливать и перевел сюда производство. Сейчас предприятие занимает 2500 квадратных метров, до этого я арендовал помещение в 400 квадратов. После переезда стало просторнее, хотя и новых площадей уже не хватает. У меня много оборудования — около 50 станков, порой поступают заказы на габаритные изделия, которым нужно место, — рассказывает Зернов.

О планах говорит неохотно. Основная стратегия – продолжать работать. В основном рассчитывая на себя.

— Порой между заказчиками и производителями есть немало посредников. Я бы предложил тем, кто занимается реальным делом, снизить действующую ставку НДС до 10%, а посредникам, которые подчас только чертежи по электронке отправляют, добавить получившуюся разницу. Считаю, это было бы справедливо, — говорит Александр Зернов.

Он занимается реальным делом, и ему лучше видно, где существуют законодательные провалы.

А кроме дела, у него есть отдушины. Он обожает внучку, много читает, сейчас – автобиографию Маркеса, и еще в его цехах висят портреты – великих российских военачальников и писателей. Он хочет, чтобы Суворов и Толстой были не только его кумирами. Мир ведь от этого станет лучше, не так ли?

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.
Владимир 19:43 | 28 Февраль 2020

Молодец! Таких руководителей нужно ценить!

Александр 21:29 | 28 Февраль 2020

Ворота класс, плюс креатив и целеустремленность ! Только вот я не понял вторую часть предложения, где про добавить посредникам : «Я бы предложил тем, кто занимается реальным делом, снизить действующую ставку НДС до 10%, а посредникам, которые подчас только чертежи по электронке отправляют, добавить получившуюся разницу.»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме