Темы 29 июня 2020

Больница строгого режима

Рассказываем, как живут заключенные и сотрудники психиатрической больницы УФСИН – уникальном для страны учреждении

На 265 осужденных – 125 медиков, большинство – вольнонаемные. 30 врачей различных специальностей

Запах чистоты и лекарств, белые халаты врачей. На первый взгляд, коридоры больницы колонии ничем не отличаются от медучреждений на воле. Но на этом сходства заканчиваются. Железные решетки и крепкие замки, осмотры на строго определенной дистанции в присутствии инспектора очерчивают границы медиков и пациентов, одетых в черные робы.

Прошлой осенью рыбинской специализированной психиатрической больнице УФСИН России по Ярославской области исполнилось 70 лет. Здесь, под одной крышей, лечат туберкулез и психические расстройства, вырезают аппендицит и спасают жизнь тем, кто перенес инсульт или сердечный приступ.

Одно из трех психиатрических отделений – женское, и оно – единственное на всю Россию. Туберкулезно-легочное обслуживает спецконтингент из 19 регионов страны.

Это сейчас здесь есть современные кабинеты – эндоскопический и функциональной диагностики, клинико-диагностическая лаборатория, рентгенологический и стоматологические кабинеты, палата интенсивной терапии, амбулатория, медицинский архив и даже своя аптека, а раньше…

— В 1949 году была реконструированная барачная соматическая больница.  На окнах поставили решетки, на дверях – замки; построили прогулочные дворики. Отопление лечебных отделений было печное, топили дровами ночью, печи закрывали замками. В раздаточных пищи были оборудованы котлы, которые тоже топили дровами, грели воду для мытья посуды и самих больных. Мебель была громоздкой, матрацы набиты отходами текстиля. На тот момент учреждение могло разместить 242 человека. Первая больная поступила 8 марта 1950 года. К моменту открытия лечебница могла разместить 260 больных. До 1960 года обслуживали больницу осужденные женщины, они же работали раздатчиками пищи и уборщицами. В 1962 году началось строительство лечебных корпусов, за короткий срок бригады осужденных их построили целых четыре, — рассказывает начальник больницы подполковник внутренней службы Юлия Морозова.

Она с детства мечтала носить форму, только родители рвение дочери не одобряли. После школы Юлия решила поступить в Рязанский государственный радиотехнический университет, успешно прошла вступительные экзамены. Но, говорит, призвание оказалось сильнее. Выбрала Академию права и управления ФСИН России. Пока училась на заочном, попала на службу в уголовно-исполнительную систему в Бутырское СИЗО и переехала жить в Москву. Знакомство с пенитенциарным ведомством произошло в отделе охраны московского следственного изолятора № 2. Далее – служба в Омской области, возвращение в Рязань, там она руководила детской женской колонией, и перевод в Ярославль.

— На тот момент в круг моих обязанностей входила организация тылового и коммунально-бытового обеспечения подозреваемых, обвиняемых и осужденных ярославского следственного изолятора,  с этим не каждый мужчина справится, а тут руководить приехала женщина, да еще и с соседнего региона. Конечно, коллеги отнеслись настороженно. Но не в моих принципах сдаваться или проявлять слабость,  — говорит руководитель.

До того как Юлии предложили возглавить спецбольницу в Рыбинске, в этой сфере она проработала 15 лет. Поэтому страха и волнения не испытала, а за уверенность в себе благодарит армейский рукопашный бой, которым занималась. В специфике работы помог разобраться ответственный, слаженный коллектив – специалисты своего дела, которые поделились знаниями и опытом. Совсем недавно 80-летний юбилей отметила врач-психиатр, которая работает в учреждении около 50 лет.

Психиатрические больницы мест лишения свободы не стоит смешивать с подобными стационарами органов здравоохранения, где применяются принудительные меры медицинского характера по решению суда. Здесь после того, как заключенному ставят диагноз «здоров», его отправляют в колонию – ту, где до этого он отбывал наказание. Но некоторые не раз возвращаются в Рыбинск.

На 265 осужденных –  125 медиков, большинство – вольнонаемные. 30 врачей различных специальностей – психиатры, хирурги, терапевты, врач-фтизиатр, рентгенолог и другие.

Отличие их от врачей на воле не столько в ежедневном прохождении КПП, сколько в дистанции с пациентом, если, конечно, он не на операционном столе. Процедуры – через решетку.

«Этапный» день – четверг, он же самый напряженный – в дежурной части нужно осмотреть и оформить вновь прибывших, отправить в дорогу выписанных.

Большая часть здешних больных оказались на зоне за незаконный оборот наркотиков, кражи и убийства – таких треть. Многие из них страдают психическими расстройствами. И как показывает практика, на воле эти люди за своим здоровьем совершенно не следят. Так что тут не только путь к исправлению, а еще и к выздоровлению.

Страшно ли работать с таким контингентом?

— Для врача совершенно неважно, убийца перед ним или, например, чиновник, — говорит Юлия. –Главная задача – оказать медицинскую помощь нуждающемуся человеку. Конечно, у осужденных присутствуют свои особенности характера, могут меняться эмоциональный фон и настроение. Здесь важно чувствовать пациента, кому-то с помощью беседы снять напряжение, кому-то дать совет, кого-то и «по-отечески» отругать. Но мерами безопасности не стоит пренебрегать, все-таки это осужденные. Одна закономерность точно есть – наши пациенты более дисциплинированы, так как живут в соответствии с распорядком дня, и к ним больше внимания.

Женщинам-медикам без сопровождения запрещено передвигаться по коридорам больницы и колонии. Даже в случае экстренной ситуации они обязаны дождаться инспектора или врача-мужчину. Если медсестре нужно пройти из процедурной до поста, она сделает это только тогда, когда осужденные, пришедшие на уколы, уйдут из коридора, чтобы не провоцировать потенциально опасную ситуацию.

Послаблений для пациентов нет – им так же, как и в колонии, нельзя иметь телефоны, острые предметы. Свидания и передачи – строго по закону. Воспитательную работу никто не отменял. На территории больницы есть отряд хозяйственного обслуживания – там содержатся «первоходы». Они готовят, ремонтируют и убирают помещения, работают санитарами.

Начальник больницы хоть и женщина, но запросто может научить осужденных класть плитку, готовить обед и выращивать овощи. На территории есть участок непромышленного производства. Здесь выращивают поросят, кроликов и овец, а в большой теплице с ранней весны зреют огурчики, капуста, морковь и свекла. Производство сельхозпродукции за год выросло вдвое. Так что хватает и на свой стол, и на продажу. За прошлый год осужденные своим трудом заработали больше двух миллионов рублей.

В планах у Юлии Морозовой – строительство еще одной отапливаемой теплицы – для  помидоров и перцев. Нужно закончить капитальный ремонт хирургического, терапевтического отделений и банно-прачечного комплекса, а еще достроить церковь «Во имя всех скорбящих радость». Так что скучать будет некогда.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме