Темы 27 июля 2020

Бездорожье – их стихия

Для одних плохие дороги – беда, для других – чистый кайф

Олег Павлов и Антон Панов

Непролазные леса, ковровые болота, густые заросли и сугробы по пояс – там, где не ступает нога человека, рано или поздно появляется оффроудер. Этих смельчаков бездорожье не пугает, оно их вдохновляет, заряжает и бодрит.

Каково это – рассекать ландшафт по самые фары в грязи, мы узнали у опытных рыбинских оффроудеров.

Классический комплект для офф-роуда – путешествий по бездорожью – полноприводный внедорожник, пилот, штурман и куча приспособлений, делающих автомобиль грозой всех лесов и болот. Да и в одиночку устраивать покатушки опасно: сломался или застрял – никто не вытащит.

Олег Павлов и Антон Панов из Рыбинска в одной кабине с 2014 года. Колесят на УАЗ «Патриот» Олега. Он – водитель, Антон – штурман – увлекся внедорожной темой еще в школе. Юношу тогда очень впечатлили репортажи с Кэмел-трофи, Дакара и Ладога-трофи.

Большой и проходимый «Патрик» с дизельным двигателем, по словам Олега, приобретался исключительно для поездок на дачу и природу, речи о профессиональном бездорожье не шло. Но год понаблюдав за потенциалом железного коня, владелец решил, что машина способна на большее, и начал ее модернизировать.

— Я купил силовые бампера, лифткомплект, грязевые колеса, шноркель для преодоления бродов и завел электронный бортжурнал на портале «Драйв 2». С Антоном сами сварили экспедиционный багажник, приобрели лебедку – без нее из грязи не выбраться. И стали ездить по самым глухим местам, находить заброшенные деревни и храмы, – рассказывает Олег.

А потом экипаж познакомился с ярославским внедорожным клубом «Медвежуть», который много лет проводит соревнования по офф-роуду.

В 2016-м Антон и Олег, единственные на тот момент представители Рыбинска за последние 20 лет, отправились в недельный рейд в Кострому на один из этапов Кубка России – Сусанин-трофи. Потом рыбинцы покоряли любимские просторы – там впервые увидели, что такое непредсказуемые ковровые болота – земля в таком месте раскачивается, как ковер на весу.

В трофи машины преодолевают препятствия из грязи, воды, камней и песка. В отличие от ралли, в трофи не нужно дышать сопернику в затылок, показывать лучшую скорость. Его вообще можно ни разу не увидеть, пока катишь по болотам. Главное здесь – правильно ориентироваться на местности и преодолеть специальные и линейные участки за определенное время.

Каждый экипаж получает набор точек с координатами на спецучастке, до которых нужно добраться.

— В ориентировании важно взаимодействие со штурманом, — объясняет Олег. – Экипаж должен друг другу доверять. Штурман сначала проверяет дорогу, и только потом мы двигаемся. Маршрут строим по спутниковым снимкам – на карты не полагаемся, есть риск, что место, где еще год назад можно было проехать, завалено деревьями – бобры этому способствуют, или заросло.

Тракторные колеса расширили возможности «Патриота», теперь он не только ездит по непролазным дорогам, но и вытаскивает оттуда тех, кто застрял или сломался. У Олега даже появились постоянные клиенты – пожилая пара, которая с весны до поздней осени живет в глухой деревне в нескольких километрах от Александровой Пустыни. На машине они добираются туда и обратно.

— Пару лет назад зимой в Урочище Вахромеево было открытие часовни на месте рождения Серафима Вырицкого, – рассказывает пилот. – На внедорожниках мы возили туда главу Рыбинска Дениса Добрякова, епископа Рыбинского и Даниловского Вениамина, священнослужителей. Был декабрь, сугробы по колено. 4 километра ехали вдоль линии электропередач, еще столько же нужно было ехать по лесу. Маршрут дался сложно, ЛЭП мы преодолели, а лес не смогли. Люди двинулись дальше пешком.

Офф-роуд – испытание на прочность не только машины, но и того, кто сидит в кабине. На бездорожье идет борьба с самим собой и очень хорошо обнажает все достоинства и недостатки человека.

Топи, гнус, грязная жижа, стужа или жара, поломка и ремонт на ходу – при любых обстоятельствах на бездорожье нужно сохранять спокойствие и хладнокровие. Нытикам тут не место.

— Когда боевой автомобиль полностью становится обездвиженным, штурман пулей вылетает из кабины и, оценив масштаб трагедии, принимает решение о том, как из этого выбраться, – говорит Антон. – В основном справляемся с помощью лебедки. Привязываем ее к дереву. Нет, деревья мы не портим – предварительно обвязываем корозащитой. Самые засадные места – малолесистые, заболоченные. Вот где зацепиться не за что.

Непролазные дебри прячут за собой не только девственную красоту полей и лесов, но и диких зверей. Лисы, лоси, кабаны, бобры и хищные птицы тут хозяева, люди – гости.

— Иногда встречи с лесными жителями происходят даже там, где их не ждешь, — рассказывает штурман. – Однажды в костромских лесах мы пробирались сквозь гущу бурелома. Накануне прошел ураган и наломал деревьев. Я шел впереди машины, чтобы выбрать пути объезда. Вдруг автомобиль задевает поваленное дерево, оголяется корневище и появляется непонятный гул. Миг – и боль пронизывает мне спину. Первая мысль – паралич. Смотрю – а над головой туча огромных лесных шершней – их яд очень токсичен. Повезло, что укус был один.

Несмотря на условия, далекие от комфортных, ребята давно поняли, что бездорожье – их стихия. Их, как в фильме, «тянет, и все тут».

— Глубокая чарующая и манящая русская колея – поманит и засосет, – смеется Олег. – Но все это приятные трудности. Главное, чтобы солярка была.

В августе экипаж планирует отправиться в Молоковский район Тверской области. Оказалось, что и у Антона, и у Олега там историческая родина.

 

Офф-роуд – испытание на прочность не только машины, но и того, кто сидит в кабине. На бездорожье идет борьба с самим собой и очень хорошо обнажает все достоинства и недостатки человека

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме