Главное Темы 21 августа 2020

Ну и осетр!

Все о рыбной ловле наших предков

Зачем на реке городили частокол? Как поляки Марины Мнишек отзывались о шекснинских осетрах? Почему молчащий вязальщик сети принесет удачу рыбакам?

Начнем издалека

Хан Батый весной 1238 года преследовал владимирского князя Юрия Всеволодича. И шли они на Сить мимо Усть-Шексны. Монгольское войско разорило богатое поселение ремесленников.

«Уничтожена значительная часть поселения и большинство мастерских, – читаем в книге «Рыбинск. Путешествие сквозь века», – Восстанавливать их было некому: татары сопротивляющихся убивали, ремесленников угоняли в плен. Часть людей ушли вверх по Шексне к Белоозеру, часть погибли вместе с владимирским князем в битве на Сити».

Многолюдная Усть-Шексна пустеет. Затухает активная торговля, которую наши далекие предки вели на пути «Волга – Шексна – Балтика». Сказались и последствия страшной эпидемии чумы середины XIV века. Площадь поселения сокращается втрое.

Но Усть-Шексна, как птица-феникс, возрождается снова, уже не ремесленным центром.

«Новый импульс для развития поселение получает, став центром волости князей Шехонских, – цитируем дальше «Путешествие сквозь века». – Роман Ярославский передает старшему сыну Ивану опустевшую окраину владений в конце XIV века. Экономической основой вотчины становится рыбный промысел».

Рыбий клей на экспорт

Шексна в ХV–ХVII веках славилась обилием белуги, осетров, стерляди. Ценная рыба огромными косяками весной шла из Каспия на север Руси нереститься. Почему так далеко? Осетр преодолевал тысячи километров, чтобы отложить икру там, где когда-то родился сам.

Лакомством считалось нежное белое мясо осетровых и их икра. Царское угощение! Осетр, белуга, стерлядь – гордость Руси, основа импорта за рубеж. Слова sterlet и beluga — одни из первых русских заимствований в английском языке. Иностранные дипломаты восторженно отзывались о рыбных деликатесах. Английский посол граф Карлейл отмечал: «Из яиц осетра, которого ловят в Волге, приготовляют великолепное кушанье, называемое ими икрою. Приготовив икру с солью, они едят ее с салатом, перцем, луком, маслом и уксусом».

Желанным для иностранцев был и рыбий клей – карлук. Его готовили из плавательного пузыря осетровых. Карлук ценили столяры, которым он требовался для тонких работ по украшению мебели. Повара использовали рыбий клей, как желатин, для приготовления десертов, мармелада, муссов. Экспортом карлука занималось исключительно государство, купцам такой эксклюзив не отдавали.

Белуга за забором

Как прарыбинец добывал драгоценную рыбку? «Наибольшие уловы давали езы. Например, Кирилло-Белозерский монастырь с трех езов на Шексне за год получал 100 осетров», — читаем в «Путешествии сквозь века».

Ез – это хитрая ловушка из кольев, плетень поперек всей реки. Ее цель — не дать рыбе подняться на нерест и выловить ее вместе с икрой.

Езы на реке, фото из открытых источников

Владимир Даль в словаре поясняет, как сооружали ез: «В реку бьют сваи с подпорами. Промежуток забирается стоящими жердями и скрепляется переплетом. Посредине – пролет в две сажени (4 метра). Там ходит сетчатая ловушка: прясла с сетчатым рукавом. От сетки идет колокольчик над водою. Попавшись, рыба сама звонит. Рыбак подымает прясла».

А наше шекснинское русло – настоящий роддом для ценной рыбы. «По изобилию стерляди первое место занимала Волга с главными и второстепенными притоками», – пишут эксперты. В дневнике Марины Мнишек в 1608 году отмечают, что «больших и лучших осетров, чем в этой реке, не знают». В общем-то, наших предков можно сравнить с золотодобытчиками. Только золото у них было живое.

Заход рыбы в сети круглые сутки контролировали рыболовы, сидящие в избушке над воротами еза. На изготовление домика шло по «60 бревен по 2,5 сажени». Так появлялась постройка, пригодная для дежурства в любую погоду. Возможно, рыбак прямо из избушки опускал засов из тонких жердей, чтобы перекрыть рыбе обратный ход.

 

Иностранцы удивлялись такому способу промышлять рыбу. Генрих Штаден, посетивший Московскую Русь в 1564-1576 годах, писал: «По реке Шексне нет городов или замков, но по дну забиты забои из бревен. На них ловится осетр, который идет из Каспийского моря и направляется к Белоозеру».

«Когда рыбу ловят – во всю реку еза из прутей», «В больших реках еза не делается, а сооружается только в протоках». «Еза кормила и поила», — уважительно отзывались старики о ловле езами.

Вяжешь сеть? Молчи!

Как готовили сеть для еза? Ее плели из самодельных крепких конопляных нитей. Рыбак сам вязал и чинил свои сети. И занимался этим долгими зимними вечерами при свете лучины с конца октября или с Егория Зимнего по середину декабря, что до Николы Зимнего.

При плетении сетей соблюдали ряд правил. Сетевязу нельзя шуметь, петь, громко разговаривать, ругаться. Считалось, любой шум передается неводу. А в воде его услышит водяной и распугает рыбу.

Остатки ниток, стружки, щепки сметали в красный угол, чтобы рыба шла так же кучно, косяком. Когда заканчивали вязать сети, то вешали в красный угол и инструменты: деревянную иглу-клещицу, мерку для ячеи-поличку и рыбацкое веретено. Все это должно было принести рыбаку удачу.

Войны за рыбу

Каждый ез на Шексне обладал именем, как сегодня алмазные шахты. Их покупали, дарили, обменивали. А иногда предметом дарения становился не сам ез или его часть, но даже право ловли в течение одной ночи или половины ночи.

Уникальность шекснинских речных угодий заставляла знатных князей за них бороться. Не щадили даже родственников. В конце XV века за рыбные места конкурировал Иван III, дед Ивана Грозного, и его младший брат Андрей.

«В 1470 годах все левобережье Волги от Шексны до Ити оказалось в руках углицкого князя Андрея Большого. Это были лучшие рыбные угодья того времени, – читаем в «Путешествии сквозь века». – Ответный ход старшего брата, великого князя московского Ивана, был логичным: осваивать рыбные ловли на волжском правобережье».

Так напротив Романова и Усть-Шексны, принадлежащей углицкому князю, появляются Рыбная и Борисоглебская слободы, принадлежащие великому князю. Со временем Иван III прибрал к рукам все рыбные угодья на Волге и Шексне, совершив рейдерский захват в духе средневековья: заковал брата Андрея в цепи и отправил умирать в Переславль-Залесский.

Впервые Рыбная слобода упомянута в документах в 1504 году. С тех пор наши предки поставляли на царский стол «штук с 500 стерлядей в год и другую рыбу», за что и пользовались льготами. К примеру, должники, перешедшие в слободу, получали отсрочку в уплате долга, а его размер замораживался. Свободу обещали и за мелкие преступления. Так князья и заполняли слободу, которая очень быстро росла.

Потянулись сюда и рыбаки из Усть-Шексны. За 2-3 поколения большинство жителей левобережного поселения перебрались на правый берег Волги.

Езы на реке, фото из открытых источников

Так будущие рыбинские берега стали царским заповедником, где ловить рыбу можно лишь по изволению государя и лишь рыбакам Рыбной слободы. Это грозно подчеркивает в намного более поздней грамоте старший брат Петра Первого, царь Федор:

«Бил челом нам староста Рыбной Слободы Микитка Тюменев. И для всех рыбных ловцов просил пожаловать на рыбные ловли нашу, Великого Государя, грамоту с прочетом. А будет кто в наших заповедных рыбных ловлях красную рыбу ловить или учнут рыбных ловцов изобижать — тем людям от нас, Великого Государя, быть в великой опале и в наказанье», – цитируем жалованную грамоту царя Федора рыбнослободцам.

Пройдет всего полвека. И младший брат Федора Петр Великий откроет в рыбинцах другие таланты. Встречать огромные корабли, идущие из южных губерний и с Урала к Петербургу. Переносить грузы – хлеб, зерно, металлы – на мелкие барочки, наспех сколоченные местными умельцами.

Со временем из Волги совсем пропадет стерлядь и белуга. А из рыбаков получатся бурлаки, судостроители и купцы, чью хлебную биржу в XX веке сравнят с Чикагской. Но это совсем другая история.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.
Старый рыбинец 19:17 | 21 Август 2020

«…плели из самодельных крепких конопляных нитей.»
Мы ещё застали когда было в продаже вкусное конопляное масло да и семена конопли -лакомство для птиц, а теперь это преступление. О времена, о нравы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме