новости Темы 8 сентября 2020

Глубокое погружение

В Рыбинске открылся иммерсивный театр, где зритель вовлечен в действие наряду с актерами.

В старинном здании бывшей мельницы купца Калашникова появилась экспериментальная театральная площадка — арт-пространство театра Z. Здесь готовы работать по-новому — с необычными формами спектаклей и локациями (от балкона до лестницы), с новыми режиссерами и театрами.

7 сентября  состоялась генеральная репетиция спектакля с участием зрителей.

Есть взаимность

Премьера, открывающая историю театра Z  — «Аристократы Молдаванки». Это иммерсивный спектакль, предполагающий полное погружение зрителя в действо. Такой в Рыбинске ставится впервые. Необычной постановкой занимался Владимир Калюкин. В ее основу легли «Одесские рассказы» Исаака Бабеля с их сочным языком и неподражаемым юмором.

— Я вдохновился Бабелем, артистом — Сергеем Шарагиным, этими старинными стенами, — говорит режиссер. — Это была не самоцель — сделать что-то невероятное. Мы начали работать и поняли, что у нас получается иммерсивная история. Интересно было попробовать  новую форму — не потому, что она модная и популярная. Если зрителю интересно попасть внутрь действия, если есть запрос на взаимность со стороны зала, то театр идет навстречу.

Задача труппы — с головой погрузить зрителя в атмосферу Одессы двадцатого столетия, в суровый и романтичный мир бандитской Молдаванки с его особым говором и нравами, радостями и слезами, где от комедии до трагедии один шаг. И делается это весьма не стандартными способами.

Зрители рассаживаются в свободном порядке, граница между залом и театральной условностью стерта.  Здесь нет ни сцены, ни рампы, ни привычных декораций. Стена красного кирпича, стол, пара стульев. Минимализм по формуле Немировича-Данченко, когда для появления театра достаточно коврика и двух актеров, готовых показать, на что они способны.

Актеру Сергею Шарагину действительно есть что показать. За два с половиной часа, что идет спектакль, он воплощает столько образов, сколько актер обычно играет за год, а может, и за два. Одесса начала прошлого века оживает на расстоянии вытянутой руки — шутит, ругается, рыдает, стреляет, хоронит и женится. Шарагин — мастер перевоплощений. Свою уникальную интонацию он находит для каждого: всех мастей налетчиков, биндюжников, еврейских лавочников и конторщиков, ребе, чекистов и, наконец, легендарного бандита с Молдованки Бени Крика и самого Исаака Бабеля —  автора «Одесских рассказов». Видно, что делает он это с большим для себя удовольствием. Драйв передается зрителям.

— Это большая и сложная работа для меня, — признается  актер. — За такой серьезный по объему  моноспектакль я никогда  еще не брался, и не было такой возможности. Надеюсь, что эта работа станет большим плюсом в моей профессиональной жизни.

У актрисы Марии Лебедевой галерея образов пусть и покороче, но тоже весьма колоритная: дюжие девицы, «идише мамэ» — шумные  хозяйки еврейских семейств, старухи, традиционные, как свиток Торы.

Вошел в зал — и стал бандитом

Полное погружение в мир Молдаванки было бы не возможно без живой музыки. На протяжении всего спектакля звучат клезмерские мелодии, советские песни тех лет в интерпретации пианиста Владимира Комарова и скрипачки Татьяны Резеповой. Музыканты не прячутся в оркестровой яме, их место — на передовой, вместе с актерами.

В спектакле Калюкина меняет обличья  даже реквизит — легким движением руки скатерть превращается в накидку раввина, одеяло, плачущего младенца и обратно.

И, конечно, перевоплощаются зрители. Вошел в зал — значит, стал  участником действия. Таково главное правило иммерсивного театра. Неожиданно ты можешь примерить фату невесты бандита, оказаться в банде налетчиков или получить шальную пулю в живот. Естественно, в рамках театральной условности.

— У меня мурашки по коже пошли, когда совсем рядом со мной актриса упала на пол и зарыдала, — делится впечатлениями зрительница Ольга. — Настолько сильный эффект присутствия и соучастия!

Сильные ощущения переживают и сами актеры.

— Перед спектаклем есть чувство волнения, — признается Сергей Шарагин. — Одно дело — играть на сцене, когда зрители сидят удаленно в темном зале. И совсем другое — прямое общение, глаза в глаза. Интерактивность — это то, чего нам всем сегодня не хватает. Люди сидят в интернете, в мобильных телефонах. А живое общение — это самое дорогое, наверное, что есть в нашей жизни. И мы стараемся его дарить.

Спектакль в автобусе

Практически все спектакли в театре Z  будут иммерсивными, с участием зрителей. Уже в октябре нас ждет еще одна премьера с погружением — «Цветаевский пирог», который ставит режиссер Наталья Николаева.

— Будут и спектакли-бродилки, когда зрители не сидят на местах, а перемещаются в пространстве. Есть планы ставить спектакли в совершенно необычных местах, например, в автобусе. Летом хотим проводить интерактивные, театрализованные прогулки по городу для туристов, приезжающих в Рыбинск, — рассказывает организатор Татьяна Прокофьева.

Арт-пространство не закрытый клуб. Со временем сюда планируют приглашать режиссеров и и  театры из других городов. Но это в дальнейшей перспективе. А пока творческому начинанию нужно встать на ноги, окрепнуть и  обрести своего зрителя.

Фотографии Павла Смирнова

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме