Темы 3 октября 2020

Отходное дело

Экологи уверены: мир спасет не красота, а сортировка отходов

Мусорные полигоны стремительно вырабатывают свой ресурс. А количество бытовых отходов только растет.

В Рыбинске мусоросортировочной станции пока нет, но есть планы ее построить.

Мы побывали в Ярославле, где такое предприятие уже работает, и выяснили, как отходы превращаются в ресурсы, и правда ли, что чистота планеты зависит от каждого из нас.

Будущее за сортировкой

Мировой опыт говорит, что трудности с утилизацией отходов – это наша плата за растущую урбанизацию и рост городского населения. Существующие свалки уже не справляются с растущими объемами отходов, которые генерирует общество потребления.

Первыми с проблемой столкнулись развитые западные державы, вслед за ними и Россия. Сначала не резиновой для собственного же мусора оказалась Москва, последовали «мусорные» протесты в регионах. Кроме того, свалки регулярно горят и травят местных жителей едким дымом. Ярославская область – не исключение. За два года, с 2017-го по 2019-й, в регионе выведены из эксплуатации пять полигонов, в 2020–2021 годах заканчивается срок эксплуатации еще у восьми, говорится в региональной целевой программе «Развитие системы обращения с отходами, в том числе с ТКО». Потенциал восьми полигонов, в том числе свалки в Аксеново в Рыбинском районе, оценивается высоко. Но надолго ли хватит и его ресурсов, учитывая, что мусора становится все больше?

Экологи приходят к мнению, что спасением может стать переход на экономику замкнутого цикла, в которой отходы используются для производства новых вещей. Цивилизованный процесс обращения с ТКО не мыслится без сортировки. Именно она позволяет вернуть в оборот ценное сырье, пригодное к переработке, а заодно бережет ресурсы мусорных полигонов.

Однако одна из главных проблем нашего региона – неразвитая система раздельного сбора ТКО и сортировки. Сегодня на всю область работает всего восемь сортировочных станций. Как говорит руководитель одного из предприятий Илья Посконнов, их цель – направить как можно большую часть отходов на переработку и снизить количество мусора, предназначенного для захоронения.

Чтобы понять, как работает сортировочная станция, и зачем она нужна, мы побывали на месте и посмотрели на процесс изнутри.

Жесткий отбор

Сортировочная станция – промежуточное звено между всеми нами – потребителями, опускающими в помойку  пакеты из супермаркета, ПЭТ-бутылки, банки из-под тушенки и напитков – и предприятиями, перерабатывающими всю эту полезную вторичку. Вот почему слово «мусор» операторы ТКО стараются не употреблять – это непрофессионально, ведь отходы – это ценнейший источник сырья для дальнейшей переработки.

Итак, давайте разбираться, как работает система обращения с отходами.

— Сначала 15-тонными КАМАЗами отходы, которые горожане складируют в баки, доставляются к нам на станцию, — рассказывает Илья Посконнов. – Здесь они поступают на мусоросортировочный конвейер, где идет отбор вторсырья. Ежедневно по ленте проходит около 110 тонн ТКО.

Это где-нибудь в Скандинавии процесс отбора отходов автоматизирован. У нас сортировка осуществляется вручную. Конвейерная лента движется быстро. Задача работников – оперативно выбирать из куч проплывающих мимо них отходов все то полезное, что можно отправить на переработку.

— Каждая сортировщица выбирает определенную фракцию: одна – ПЭТ, другая пленку, третья – макулатуру, стекло, жестяные или алюминиевые банки. Помимо основной «специализации», за ними закреплены еще несколько дополнительных позиций, – поясняет начальник производства Александр Хлобыстин.

Работа на участке сортировки идет слаженно, под бодрое радио. Все сотрудницы в масках, спецовках и резиновых сапогах. Летают мухи, с непривычки в нос бьет малоприятный запах. Тараканов и крыс здесь регулярно травят, но окончательно победить вечных спутников человечества пока, увы, не удается. Сами понимаете, работа на сортировке отходов – не для брезгливых.

Главный стимул для работниц спасти от свалки как можно больше вторсырья – сдельная оплата труда. Из благ цивилизации – аккуратные столовая, душ, несколько перерывов на прием пищи и чай.

От профессионализма и сноровки сортировщиц в конечном итоге зависит, сколько мусора отправится на полигон, а сколько – обретет новую жизнь.

— По массе мы выбираем полезного примерно 15%, это очень неплохой результат, – оценивает Илья Посконнов. – А объем отходов сокращаем раза в три. Это очень важно, так как проблема заполнения полигонов сейчас очень острая.

Процент отбора вторички, говорят специалисты, зависит от многих факторов. Например, от сезона и даже погоды.

— Когда на улице сыро, процент отбора ниже. Те же картон и бумага под дождем становятся непригодными. Мы потребляем по-разному в зависимости от времени года: осенью идет больше пищевки, зимой – больше пластика. По праздникам, особенно в Новый год, приходит много стекла, – делится наблюдениями Александр Хлобыстин.

Под пресс

Отобранное вторсырье по выпускающим воронкам, таким, как в бункерах для зерна, попадает в биг-бэги – огромные мешки. Каждая фракция – в свой. Как только мешок наполняется, рабочие подготавливают его к отгрузке в цех – там отходы будут прессовать.

Под пресс попадает все: пленка, картон, разного рода полимеры, металлические банки и лом. Материалы уплотняются в десятки раз. Например, плотность брикета алюминиевых банок на выходе – где-то полтонны на кубический метр. В таком максимально сжатом виде брикеты можно поставлять на литейный завод. Там их переплавят, возможно, в такие же банки.

С отобранным вторсырьем понятно – оно пройдет через новый цикл переработки, чтобы превратиться в полезные вещи. Например, из семи бутылок ПЭТ можно получить футболку, также из полиэтилентерефталата делают наполнитель для пуховиков, клей, плитку и новую тару.

Идеал и три ведерка

А куда девается все то, что не отобрали в биг-бэги сноровистые руки сортировщиц?

— Это так называемые «хвосты», – говорит Александр. – Они будут захоронены на свалке. Но перед этим с помощью пресса мусор уплотняется. В среднем один контейнер увозит на свалку 12 тонн «хвостов».

Уплотняя груз, на предприятии снижают нагрузку на полигон. Но и после отбора полезного вторсырья и прессования на свалку отправляется более 93 тонн мусора. Это ежедневно и только с одной сортировочной станции. Цифра шокирующая.

А теперь представьте скорости, с которыми заполняются полигоны. И заполняем их мы с вами.

Можно ли сократить количество отходов? Безусловно, отвечают специалисты. И не только в результате модернизации и автоматизации процессов сортировки. А в первую очередь благодаря нашему осознанному потреблению.

Отправляясь в магазин, каждый из нас может сделать выбор в пользу товаров, где меньше упаковки, пленки, слюды, всевозможных подложек. И рассчитать объем покупок и рацион таким образом, чтобы лишние продукты не пришлось выкидывать. Огромная часть в составе «хвостов», идущих на захоронение, – это пищевые отходы. Именно они изо дня в день образуются у нас на кухне. Попадая на свалку, они вредят природе не меньше пластика, выделяя токсичный свалочный газ, который отравляет землю, воду, атмосферу.

Илья Посконнов рисует идеальную ситуацию, при которой каждая семья смогла бы повлиять на глобальную проблему растущих мусорных свалок:

— Количество отходов зависит от общества. Было бы здорово, если бы все мы завели три разных ведерка: одно – под пищевые отходы, второе – под вторсырье, которое можно пустить в переработку, и отдельно маленькое ведерочко – под все остальное, что уже не переработать. Таким образом, мы бы сильно сократили объем отходов, вывозимых на полигон. А по фракциям вторсырья дали бы процент отбора, близкий к 90. Если это произойдет, будет совершенно иная экологическая ситуация.

Частная инициатива и планы сверху

Сознательность и активность граждан в деле раздельного сбора отходов – это один фактор, от которого зависит решение мусорной проблемы. Второй – законодательная база, требующая, по мнению Ильи, обновления.

— Почему бы не взять на вооружение европейскую модель, где работает компенсационный сбор? Кто больше сортирует, тот меньше платит, – размышляет он.

А без стимуляции рублем раздельный сбор отходов (РСО) пока что остается уделом экоактивистов. В Рыбинске контейнеры под пластик, стекло, бумагу – явление редкое, из ряда вон, поэтому РСОшники из группы РыбинскЭкоЛайфхак вынуждены самостоятельно договариваться с перевозчиками и приемщиками вторсырья, чтобы устроить очередной сбор. Такие акции проходят в разных районах города примерно раз в месяц.

— Все это время вторсырье копится на балконах, под кроватями, в гаражах. Домашние ворчат на мешки с пластиком, – говорит Анастасия Макарова, одна из организаторов Фестиваля осознанного потребления в Рыбинске. – Но что делать, если нет возможности сдать все это добро оперативно, а загрязнять природу не хочется?

Однако надежда на то, что и в Рыбинске сортировкой ТКО займутся в промышленных масштабах, есть. В планах областного правительства – построить у нас современный сортировочный комплекс мощностью до 60 тысяч тонн. Осталось дождаться, когда шаг навстречу цивилизованному обращению с отходами будет сделан, а наша жизнь станет экологичнее и безопаснее. Но уже прямо сейчас можно начать с себя – стать осознанным потребителем, не приобретать лишнего и сокращать количество «личного» мусора.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.
Адекват 10:39 | 3 Октябрь 2020

Три ёмкости в хрущёвской кухне и семья из 3-х человек. Это несравнимо с «домишками» в развитых странах. Раньше на лестничных клетках всех этажей стояли баки для пищевых отходов вот бы хоть по одному на пару этажей под пластик (от шампуней, воды, пищи и.т.п.) вот это вариант.

    Dupe 08:15 | 4 Октябрь 2020

    «Раньше» в банках не искали пищевые отходы, если что 🙁

Нина 18:30 | 3 Октябрь 2020

Такое ощущение, что в настоящее время кому-то невыгоден раздельный сбор. Этот кто-то сидит наверху и тормозит процесс раздельного сбора.

    Оптимист 19:53 | 3 Октябрь 2020

    И этот кто-то всем известен — это Чайка ООО «Хартия» и т.д. до самого обнулённого.

    Dupe 08:11 | 4 Октябрь 2020

    Выгода- понятие рыночной экономики. Раздельный сбор и последующее производство из него изделий не может быть выгодным, если не субсидируется из бюджета. Сейчас выгодно завозить отработанные материалы с зарубежных атомных станций.

Черный Кот 09:31 | 5 Октябрь 2020

Уважаемые! Раньше чуть ли не на каждом углу стояли приемщики стеклотары. Одно время даже алюминиевые банки где-то принимали. Где сейчас эти приемщики? Нету!
Вспомните времена, когда не успеваешь открыть бутылку пива или лимонада, как вокруг начинают кружить несколько личностей, которые только и ждут когда ты поставишь пустую бутылку.
Второй момент — поставили разноцветные контейнеры отдельно для пластика, стекла и энергосберегающих ламп. И что? Они настолько малы, что через пару дней туда уже «с ноги» не затолкаешь пластиковую бутылку.
Я ни разу не видел, чтобы к этим контейнерам приезжала отдельная машина. Может, конечно, мне просто не везло на это событие.
Про пищевые отходы, — жители частного сектора пищевые отходы всю жизнь отправляли в компостную кучу, а потом растаскивали перегной на грядки.
Сам живу в частном доме. В баки выбрасываю только стекло и жестянки от консервов. Все, что горит сжигаю. про пищевые отходы уже написал….

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме