Главное Темы 6 ноября 2020

Света с хвостиком

Рассказываем, как пес-поводырь помогает жительнице Рыбинска

Собака – друг человека. Для Светланы Кузнецовой восьмилетний лабрадор Грант – еще и ее глаза. Несколько лет назад она потеряла зрение и ориентироваться самостоятельно не может.

Не собака, а «средство технической адаптации»

Для нашего города Грант уникален. Кроме него, таких четвероногих помощников еще двое.

Собак-поводырей для незрячих готовит Купавинская республиканская школа восстановления. Неподалеку от нее – в Железнодорожном – находится еще учебно-кинологический центр, где, кроме поводырей, обучают собак-терапевтов для детей с аутизмом и ДЦП. Заявки на дипломированных щенков поступают со всей России. Собаку вписывают в программу реабилитации — в список средств технической адаптации, который выдают государственные учреждения медико-социальной экспертизы.

Светлана после подачи документов ждала вызова в Купавну полгода.

— Сначала я хотела немецкую овчарку, но в очереди бы пришлось стоять больше года. При этом овчарке тяжелее адаптироваться к новому хозяину и месту. Лабрадоры мягче по характеру, легче поддаются дрессуре, но как мне говорили знакомые, «все лужи и помойки будут ваши», – улыбается Света. – В итоге я выбрала Гранта.

Сначала собака проходит обязательный общий курс дрессировки — обучение командам, с помощью которых становится полностью управляемой. Базовые команды – вперед, влево, вправо, левее, правее, ищи – когда собака ищет любой ориентир – дерево, газон, угол дома, так называемый «островок безопасности» для двоих.

Затем животное осваивает тонкости работы поводыря – учится спокойно идти вдоль шумных дорог и переходить их, подводить хозяина к скамейкам, дверям и лестницам, обходить люки и ямы, избегать столкновений, замечать и обходить даже незначительные препятствия. Обучающие двухнедельные курсы прошла и Светлана.

Уже через неделю после того, как девушка приехала в школу, чтобы научиться работать в паре с псом и подружиться, годовалый Грант не отходил от нее ни на шаг, был весел, игрив и неукоснительно выполнял команды.

— Территория школы – 22 гектара, с нами рядом инструктор. В какой-то момент посещает странное чувство: ты ведомая, но при этом главная. Потом привыкаешь, – вспоминает Света. – Все думают, что пес будет тебя водить, но в реальности только 10 процентов – знания поводыря, остальные 90 – твоя наработка. Нам постоянно твердили, что пес – не робот, он может отвлечься, но это не значит, что он непослушный.

Поначалу было волнение, и от неуверенности Светлана перетягивала инициативу на себя, хотя Грант абсолютно точно указывал, где находится дверная ручка или бордюр. Чтобы отработать городские условия, они ездили в Железнодорожный. Там, в шумном торговом центре она поняла, насколько выдержан этот пес.

Свете потребовалось немало времени и нервов, чтобы доказать: она имеет право брать Гранта с собой в любую организацию, будь то детская поликлиника или социальная служба

Друг дома

Общий курс дрессуры и «городок» с люками, ямами и автобусом Грант сдал на отлично. Инструктор отпустила Свету и ее поводыря в Рыбинск со спокойным сердцем. На связи – до сих пор.

Стоял ноябрь, намело огромные сугробы, и как ориентироваться на этом белоснежном покрывале без отработанных препятствий, девушка не представляла. На первой прогулке любопытный пес сорок минут вертел головой и изумлялся многоэтажкам. Всю зиму семья помогала Свете и Гранту прокладывать простые маршруты. Теперь пес знает их больше тридцати. Может схитрить и скорректировать на свой вкус, но обязательно приведет в нужное место. Если впереди препятствие, Грант делает остановку, давая возможность хозяйке «прощупать» тростью почву под ногами или спросить прохожего. Собака-проводник двигается всегда по левой стороне тротуара.

Неудобные для передвижения улицы с узкими тротуарами и оживленным движением, вроде перекрестка улиц Герцена и Пушкина, парочка обходит – лишний стресс не нужен никому.

— Когда собака ведет незрячего, для нее это огромная психологическая нагрузка, даже сейчас, когда Гранту восемь лет, – объясняет Света. – А вот обычная прогулка, где он может пошалить, побегать и понюхать все, что хочет – психологическая разгрузка и физическая нагрузка одновременно. Поэтому так важно, чтобы у друга были свои интересы, свое мнение и возможность их реализовать. Если полностью подчинить животное, быть с ним грубым, у него не будет смысла тебя беречь. Я постоянно разговариваю с Грантиком и признаюсь ему в любви.

Особенность поводыря в том, что он быстро может переключиться с работы на игру и наоборот. Лабрадор поднимает с пола упавший носок или перчатку и, принеся хозяйке, заигрывает – поиграй со мной! Из игр разучиваются новые команды.

— Грантюша, иди ко мне! Сними! – сонный пес подходит к хозяйке и, упираясь мордахой в ее волосы, начинает снимать с них резинку. Света специально роняет ее на пол, тут же помощник подбирает вещь и кладет ей в ладонь. – А теперь «голос»! – но Грант лишь издает тихое ррррр. – Вот. Еще со школы усвоил, что нельзя шуметь в помещении, – смеется Света.

Упасть может и иголка. Чтобы обезопасить четвероногого помощника, хозяйка научила его команде «покажи». Пес не поднимает предмет, а тычет в него мордахой, а дальше уже ориентируется Света.

Помощник на улице

Когда Грант только поселился в семье, родные девушки переживали, что на улице ей перестанут помогать из-за того, что рядом с ней пес. Но внушительных размеров собака не пугает людей. Света говорит, не проходит и дня, чтобы ей не предложили помощь. Иногда совершенно незнакомые люди отправляются на поиски нужного ей дома вместе с ней. Порой так хотят помочь, что в спешке переводят не на ту улицу.

Самый опасный участок маршрутов — пешеходные переходы. Собак-поводырей не учат определять возможность перехода дороги, тут хозяину приходится полагаться на слух и на вежливость водителей. – Ну и на прохожих, конечно.

— Особенно в дождь, когда по воде шуршат шины или не слышно, как пищит светофор. Я живу в центре, проблемные для меня дороги – на Карякинской, Плеханова, Луначарского. На одной из зебр у Сенного рынка так и не могут починить звуковой сигнал светофора. Для кого-то может это и мелочь, а для незрячего – жизненно необходимый ориентир, – говорит Света.

Тут сразу стоит дать совет тому, кто вызвался помочь человеку с белой тростью. Идеальный вариант – взять его под локоть и вместе перейти дорогу, проговаривая движения. Бросить фразу «горит зеленый – можно идти» или «машин нет» – не в помощь, слова без действия могут привести к печальным последствиям, потому что видящий перед собой темноту, ориентируется только на звуки и передвигается медленнее.

Закон есть, нет этики

Встречаются на пути Светы и Гранта и недовольные. «Что встал, шагай!», «Почему большая собака без намордника?», «Можно побыстрее!», «С собаками нельзя!» – невежи не делают скидки на инвалидность. Намордник поводырю не положен, иначе он не сможет поднять упавшие ключи или ту же трость. Есть и закон, открывающий для незрячего и его собаки-поводыря любые двери. Проблемы есть с этикой. Ее обществу очень не хватает. Жив еще советский стереотип, что инвалидом быть стыдно, не хотят люди принять право человека с особенностями здоровья на индивидуальную мобильность.

Это сейчас практически во всех магазинах в округе девушку и ее верного пса знают. Грант идеально себя ведет, проводя хозяйку по рядам, персонал откликается на просьбу помочь наполнить продуктовую корзину.

Но Свете потребовалось немало времени и нервов, чтобы доказать: она имеет право брать Гранта с собой в любую организацию, будь то детская поликлиника или социальная служба. Кстати, однажды заведующая одной из поликлиник, медик, работающий с пациентами и инвалидами (!), закатила скандал из-за того, что Света пришла с «хвостиком».

— Я адекватный человек и не хочу доставлять проблем кому-то, – говорит девушка. – Если я иду в учреждение, а на улице слякоть, конечно, я надену на Гранта комбинезон, а самого его потом вытру полотенцем. Если где-то очередь, мы с ним займем место там, где не будем помехой. И, разумеется, я не повезу собаку в Ярославль, где он не ориентируется. Еще ни разу в транспорте не замечала, чтобы предназначенное для инвалида с собакой место – крайнее слева при входе в заднюю дверь – было свободно.

Гранта в семье очень берегут: не оставляют одного дома, чтобы он не переживал, регулярно делают прививки, поощряют за помощь, не жалеют вкусняшек.

Это тот еще лакомка – обожает персики, кабачки, арбузы. Государство помогает содержать пса – каждый год Свете выплачивают чуть больше 23 тысяч рублей. Но по ее словам, трат на Гранта в три раза больше. Да и чтобы своевременно получать господдержку, ей пришлось дважды идти в суд и снова что-то доказывать. Жизнь человека с ограниченными возможностями – постоянная борьба. Со страхом, с обществом, с системой, с ямами и кочками. Но Грант научил Свету терпению. Он, став ее глазами, чувствует этот мир ее сердцем.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме