Главное Темы 1 февраля 2021

«Не любимчики, а часть жизни»

История тренера рыбинской спортшколы № 10 Светланы Рыжаковой – это история большой любви, не последнее место в которой занимает спорт

Когда лошадки были большими

На улице минус двадцать три. От дыхания в воздухе повисают белые облачка, белыми кораллами обрастают ресницы. А в леваде конноспортивной школы на Чегской в Рыбинске резвятся две лошади, валяются на спине в пушистом снегу. В конюшне теплее, но тоже не Ташкент. Кони стоят в попонах, настороженно поводят ушами – новый человек зашел. На некоторых денниках висят самодельные открытки – ученики спортшколы поздравляют своих четвероногих партнеров с Новым годом.

Тренер Светлана Рыжакова говорит, что тоже заболела лошадьми еще в детстве. Память выхватывает из прошлого яркие и трогательные моменты, как кадры из киноленты. Первое знакомство с лошадью произошло, когда девочке было лет пять.

— На Красной площади у магазина «Водник» стояла старая рыжая лошадка. Сначала я даже боялась давать ей хлеб. Она была большая-большая. Может, так казалось, потому что я была маленькой. На первом моем рисунке в детском саду я нарисовала эту лошадку, только украсила ее радужными плюмажами, как в цирке, – вспоминает Светлана. Она и сейчас рисует лошадей – в акварельных и карандашных эскизах старается уловить их изящество, стать, выразительный «человеческий» взгляд.

Другое трогательное событие из детства – первая поездка верхом.

— Я ходила в художественную школу напротив сквера, – рассказывает тренер. – Сквер обслуживала лошадка Майка, мы умудрялись бегать к ней на перемене. Однажды ее выпрягли из телеги, и я доехала на ней до сарайки. Там было всего-то метров двадцать. Но это был восторг!

Еще одна яркая вспышка – конец 1970-х, городской праздник, Аллея Славы.

— Там я увидела парадный выезд конноспортивной школы: ребята в красных рединготах, нарядные лошади. Самое сильное впечатление произвела черная лошадь, которая встала на дыбы. И вот тут, наверное, и случилась любовь. Я уже точно поняла: хочу связать свою жизнь с лошадьми, — говорит Светлана.

Мамины поцелуи

В конце 1985 года двенадцатилетней девочкой Светлана впервые переступила порог рыбинской конноспортивной школы. А в апреле исполнится тридцать лет с того момента, как она, сама совсем еще молоденькая, стала учить держаться в седле юных всадников. Огромная гордость для тренера – в том, что больше половины состава конноспортивного отделения СШОР № 10, начиная с коноводов до заместителя директора, – ее ученики.

Пока тренер рассказывает, ее постоянно отвлекает серый – даже не в яблоках, а в звездах – конь, орловский рысак. Тянет к ней морду, ржет, гугукает – требует внимания.

— Тактик, Тикуля, на, на! — Светлана зажимает кусочек сахара у себя между зубами. Жеребец осторожно берет заветный кубик своими мягкими теплыми губами. Будто целует. Любимчик?

— Не любимчик, а часть жизни, – поправляет тренер.

В конюшне она проводит больше времени, чем дома. Для четвероногих спортсменов она не только наставник, но и мама. И почистит, и приласкает, и полечит, и пристрожит, если надо. Да и в деннике прибраться для тренера не зазорно.

— Здесь все так, – говорит Рыжакова. – Даже если заболела, не будешь валяться, постоянно думаешь о них: ведь ждут тебя, и есть хотят, и пить. В семье меня понимают, знают: если собралась к лошадям, ничто меня не удержит.

Адреналин и азарт

У Светланы Рыжаковой – два образования. В 1991 году она выучилась на зоотехника в Беседском совхозе-техникуме. Второй диплом получила в 2000 году, окончив Московскую академию физической культуры в Малаховке. Она кандидат в мастера спорта по троеборью, участница международных турниров, защищала честь Ярославской области на чемпионате России в Перевозе.

— Раньше у спортсменов была возможность участвовать в сборах, повышать свой уровень. Я благодарна тренерам ярославской спортивной школы. Сначала прошла школу конкура у Александра Гогина, потом – троеборья у Юрия Кондратьева. Он-то и довел меня до уровня России, – с благодарностью вспоминает спортсменка.

Троеборье входит в олимпийскую программу и включает в себя манежную езду, конкур и полевые испытания. Последняя дисциплина – одна из самых сложных и требует огромного напряжения сил от лошади и всадника.

— Полевые испытания – силовая программа. Конь должен быть выносливым и смелым. Ты скачешь по пересеченной местности, преодолевая «мертвые» препятствия: бревна, канавы, различные банкеты, террасы. Сюда также входят прыжки вверх, вниз, в воду, – поясняет Светлана. – Совершение ошибки чревато падением лошади, бывает очень много травм. Но зато какой адреналин, азарт!

Среди учеников и лошадей спортшколы № 10 есть талантливые спортсмены, которые выступают на стартах российского уровня. Однако выехать на соревнования для рыбинцев – большая проблема, все упирается в деньги.

— Бесплатных стартов, кроме соревнований местного уровня, сейчас нет вообще – везде требуется взнос. Плюс вывезти одну лошадь даже в ближайший Ярославль – это еще около 7 тысяч рублей. Финансовая нагрузка ложится на плечи родителей. Низкий поклон им за поддержку. Но есть способные дети из небогатых семей. И, к сожалению, для них выездные соревнования недоступны. Печальный факт, – отмечает Светлана Рыжакова. – А ведь изначально школа создавалась для того, чтобы отвлечь подростков от улицы, от криминала…

Цвет настроения — разный

В 10-й спортшколе 26 лошадей – тракененской, буденновской пород, орловские рысаки. В основном все они доморощенные, точнее, школьнорощенные. Здесь они рождаются и поднимаются с жеребят. Здесь о них заботятся, любят, хорошо знают их особенности. И уж точно животные для тренеров и воспитанников не просто спортивный снаряд.

— Чем сложен и интересен конный спорт? Тем, что мы работаем с животными. У них и настроение есть, и болеть могут – надышится лошадь холодным воздухом и выбывает из учебного процесса… Все это нужно учитывать, – говорит Светлана.

А если на тренировках нет взаимопонимания между человеком и лошадью?

— Случается и такое. Начинаю работать с парой, и ничего не получается – не сошлись характерами. Делаю замену. Бывает, кто-то быстро прогрессирует, кто-то долго стоит на одном уровне: и лошади, и люди. Если ученик сильный, помог молодой лошади подняться до определенного уровня и перерос ее, то пересаживаю его на лошадь посложнее, а на эту лошадку – всадника помоложе, – делится Рыжакова.

Лошади, как и люди, все разные. У каждой свой характер и темперамент. Без индивидуального подхода никуда, ведь тренер преподает азы верховой езды не только всаднику, но и лошади.

— Вот Тактик – настоящий холерик, очень впечатлительный, горячий. Но если ему нравится работать, он не ленится, трудится до последнего. А это Настенька, самая спокойная, самая вальяжная, но и самая строгая по отношению к другим лошадям, – ласковым голосом рассказывает о своих четвероногих воспитанниках Светлана.

Настенька скалится, фырчит – выражает недовольство молодой кобылой, которая стоит в проходе конюшни «не по делу».

— Она старшая, а значит, в авторитете, потому что у лошадей очень строгая возрастная иерархия, – объясняет тренер.

Строгой Настеньке двадцать. По лошадиным меркам она уже глубокая пенсионерка.

— У лошади век короток. Они быстро вырабатывают свой ресурс. Старше пятнадцати-шестнадцати лет идут на списание. А Настена у нас еще бодрая, живет, приносит радость детям, – гладит кобылу по вороной морде Светлана.

Списание. А что после этой черты? Тренер говорит, что животных спасает любовь – любовь бывших учеников спортшколы. Повзрослев, они навещают своих четвероногих партнеров, а те узнают их даже спустя годы, радуются при встрече, как дети. После списания неравнодушные люди берут на содержание своих старых лошадок, увозят в деревню, в свои частные хозяйства. Хорошо, когда среди рыбинцев находятся «маленькие принцы», которые в ответе за тех, кого приручили.

Маленькая слабость

У некоторых работников спортшколы есть и свои кони. Светлана – не исключение. Ее лошадки – именно так, с уменьшительно-ласкательным суффиксом – это пони.

— Наверное, проявилась моя зоотехническая жилка, – говорит Рыжакова, – и я стала заводчиком шетлендских пони. Изучаю родословные, происхождение, выбираю лучших производителей.

Светлана по очереди выводит из конюшни двух приземистых лошадок – Юнону Ди и Юпи, маму и дочку. Мохнатенькие, родом с Шетландских островов с их неласковым климатом и постоянными ветрами, представители этой породы и русских морозов не боятся.

Пони тоже занимаются спортом, ходят на тренировки: прыгают, бегают, катают детей.

— В Европе шетлы таскали вагонетки в шахтах. Эти крепыши, как маленькие тяжеловозы, очень выносливые. И хоть и маленькие, но ведут себя, как большие. И характер ого-го! Если выпустить в табун, то построят еще и других лошадей, – рассказывает заводчица, а Юпи тянет к ней свою мохнатую рыжую мордашку и пытается лизнуть.

— Понимаете, лошади дают стимул! Если жизнь свою связал с ними, это надолго, – улыбается Светлана.

Да что тут объяснять, все понятно и без слов. Такие дела – любовь.

В 10-й спортшколе 26 лошадей – тракененской, буденновской пород, орловские рысаки. В основном все они доморощенные, точнее, школьно-рощенные. Здесь они рождаются и поднимаются с жеребят. Здесь о них заботятся, хорошо знают их особенности и главное – любят

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме