Темы 6 марта 2021

Криминальные старости

Какие криминальные события, произошедшие в Рыбинске, освещали газеты начала XX века

1902 год

РЫБИНСК. Давно по городу носились слухи, что на Ушаковской улице, где-то по соседству с домами разврата, приютилась ссудная касса, оперирующая очень широко среди ушаковской голытьбы без разрешения начальства и торговых прав.

Говорили, что кассу содержит какой-то отставной солдат, что ее гостеприимные двери особенно любезно открыты людям, пропившимся на Ушаковке в обществе «этих» дам. Даже последнюю скоропостижную смерть в Мыркинских банях Рыбинска злые языки ставили в близкую связь с операциями тайной кассы ссуд. Пропился, дескать, человек до невозможности, заложил в кассе всю одежду с себя, так что выйти к добрым людям стало не в чем, и… очутился мертвым в «семейных» банях купца Мыркина.

Слухи эти, наконец, сделались достоянием полиции, и пристав Горский прибыл на Ушаковку в сопровождении нескольких городовых и обывателей, уже имея соответствующее распоряжение полицмейстера. Явившись в дом Верховской, пристав нашел в нем две комнаты, буквально заполненные разными большими и малыми узлами со всевозможными вещами житейского обихода. Тут были платья, кофты, юбки, воротники, жилеты, пиджаки и пр. В каждом узелке хранилась записка, в которой точно обозначено имя, отчество владельца и сумма, выданная в ссуду. Стены комнат сплошь увешаны верхним платьем, преимущественно мужским. В особых хранилищах найдены кольца и часы.

Все имущество переправлено на ломовиках в полицию, куда вскоре же начали являться и клиенты кассы, указывая свои вещи и объясняя условия, на которых ими в минуту жизни трудную была взята ссуда. Займами служили мелкие суммы от 30 до 50 копеек, в большинстве случаев только на неделю. Причем за ссуду в 50 копеек залогодатель обязан был платить через неделю уже 70 копеек, т. е. более 2000 процентов годовых.

Кассу содержал квартировавший в доме Верховской отставной унтер-офицер Сергей Егорович Боршовский.

1903 год

Пребывание обделывателя темных делишек обнаружено в Рыбинске

Он действовал на почве обывательского легковерия. Сей «рыцарь» по паспорту крестьянин Московской губернии, а по одежде появлялся то обыкновенным «посадским», то в шляпе и сюртуке, то в священнической рясе. Особенно красив он был в уличной сцене с извозчиком, когда, имея на себе одежду духовного лица, отказался уплатить за проезд и вступил с извозчиком в площадную перебранку и ни за что ни про что тяжело оскорбил проходивших мимо девушек.

1910 год

В окружном суде началось слушанием дело о бывшем директоре рыбинского Баскаковского детского приюта, враче, статском советнике Макарове, 70 лет, обвиняемом в развращении призреваемых детей. Дело слушается вторично. В сентябре 1909 г. Макаров был приговорен к восьмилетней каторге. Приговор по ходатайству защиты кассирован. В деле участвуют 6 врачей экспертов. В числе свидетелей восемь малолетних приютских девочек и один мальчик. Процесс продлится два дня и слушается при закрытых дверях.

Продолжительного совещания присяжные заседатели вынесли приговор по делу Макарова. Статский советник, директор рыбинского Баскаковского приюта Макаров признан виновным в любострастных действиях над десятью малолетними девочками приюта и растлении одной из них и присужден при лишении прав к 8-летней каторге.

1919 год

Революционный трибунал вынес приговор о злоупотреблениях в Рыбинском исполкоме: чиновники занимались пьянством, кутежом, присвоением драгоценностей. Один из подсудимых, которому назначена высшая мера наказания, необоснованно арестовал собственную жену. Председатель местной чрезвычайной комиссии, также осужденный к расстрелу, признан виновным в бездействии при проведении мер красного террора, в результате чего погибли случайные жертвы.

В революционном трибунале. Рыбинское дело

По делу рыбинского исполкома московский революционный трибунал вынес следующий приговор.

Зонова, заведующего отделом управления, и Голышкова, председателя Ч. К., расстрелять.

Первый признан виновным в кутежах, присвоении драгоценных вещей, насилии и аресте собственной жены и др. преступлениях; Голышков — в присвоении бриллиантового кольца и непринятии необходимых мер при проведении в сентябре прошлого года красного террора, вследствие чего были случайные жертвы.

Бывший председатель исполкома Московский получил 20 лет за пьянство, получение чрезвычайно большого количества вещей из комиссии по распределению и непринятие мер в момент террора. Копылов-Филюшкин, секретарь исполкома, — 10 лет за пьянство и присвоение. Члены исполкома Тижелов, Ворошилов и Борисов — за пьянство по 5 лет.

Доктор Сумарев, заведующий отделом здравоохранения, за пьянство и раздачу рецептов на спирт — на 5 лет принудительных работ без содержания под стражей. Озень, член коллегии Р. Ч. К., за присвоение золотой монеты в 10 рублей — условно на один год принудительных работ. Шейкин и Степанов (продовольственники) — 3 года условно. Начальник уездной тюрьмы Хведенцевич и тюремный фельдшер Уткин за антисанитарное состояние тюремных помещений: первый — на 3 года с условным освобождением через год, второй —условно на 1 год. Вторая жена Зонова, Михайлова, освобождена от наказания, так как ей зачтено предварительное заключение.

Обвинял т. Смидович, защищали тт. Катаньян и Овсянников. Слушание дела, под председательством т. Янышева и судей Данилина и Потаткова, ввиду его сложности, продолжалось девять дней. Зоновым подана кассационная жалоба.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме