Главное Темы 14 марта 2021

Мыслить как преступник

Рассказываем о работе Дмитрия Малахова, руководителя экспертно-криминалистического отдела полиции Рыбинска

О работе эксперта-криминалиста обычно знают немного – его путают с судмедэкспертом или романтизируют образ благодаря кино. Но намека на романтику в этой профессии нет. Это жизнь, порой жестокая и беспощадная, и каждый день она подбрасывает криминалистам новые загадки.

Лучший в городе

Экспертно-криминалистический отдел в Рыбинске формировался с 70-х годов, назывался экспертно-техническим, позже был переименован. В 90-е, в разгул преступности, штат отдела состоял из 20 человек. Сейчас здесь работают 14 специалистов под руководством Дмитрия Малахова.

Он мог работать экономистом, но уже 23 года ищет преступников по следам. Дмитрий закончил авиационный колледж по специальности «наладчик станков с ЧПУ» и твердо решил поступать в финансово-экономический институт. Но выпускнику предложили поработать в ЭКЦ, он согласился, но мечте не изменил и окончил с красным дипломом факультет государственного и муниципального управления.

— Работа нашла меня сама, увлекся и не отпускает до сих пор, хотя профильного образования у меня нет, — рассказывает он. – Да, первый раз побывав в морге, испытал неприятные ощущения, но со временем привык. Было бы желание и терпение, можно научиться всему.

Желания и терпения Дмитрию не занимать, а еще – аналитического склада ума, пытливости, логики. Все это сделало его одним из лучших экспертов Рыбинска. В 2006-м, когда его стаж работы в отделе был уже 8 лет, личные показатели эффективности в раскрытии преступлений в четыре с половиной раза превышали средние по отделу, Малахов проводил более 300 экспертиз в месяц.

Одни за всех

Так кто же такие криминалисты? Больше половины случившихся в Рыбинске происшествий не обходится без их участия. Сотрудники ЭКЦ выполняют функции и полиции, и следственного комитета. Они работают практически со всеми преступлениями – от краж в магазинах до убийств, выезжают на суициды, чтобы исключить криминальный характер смерти погибшего, неопознанные трупы осматривают тоже они.

Основные задачи Дмитрия и его коллег – собрать доказательства и изобличить преступника. Результат будет, если правильно изъяты следы – рук, обуви, протекторов шин, окурки с остатками слюны и т. д. – все, что может указать на предполагаемого злоумышленника. Поэтому чуть ли не самые важные инструменты криминалиста, кроме цепких глаз и умелых рук – осветительные приборы и хороший фотоаппарат. Любая картинка расскажет больше, чем тысяча слов.

— Везде необходимо найти следы, но особенно важно там, где нет подозреваемого, — подчеркивает Малахов.

Контактное вещество с поверхностей снимают, используя специальные порошки и магнитные кисточки. Ими «запыляют» поверхность и снимают отпечатки на пленку.

Следы рук заносятся в автоматизированную дактилоскопическую информационную систему, которая их кодирует. Компьютер считывает данные и сравнивает их с уже имеющимися в базе следами. Умная программа отфильтровывает тридцать предполагаемых лиц, которые могут быть причастны к совершению того или иного преступления, а дальше работают следопыты. Кстати, по отпечаткам ищут не только преступников, но и устанавливают личности пострадавших, которые попадают в больницу без документов.

Есть у криминалистов и бутоследотека, куда стекаются следы обуви. Иногда следы рук бывают плохого качества, поэтому поисковая система не может помочь в установлении лица, тогда приходится проверять подозреваемых вручную при помощи увеличительных приборов.

Идеальных преступлений не бывает

По словам Дмитрия, на какие только ухищрения не идут преступники, чтобы не наследить. Одни надевают на ботинки носки, на руки – перчатки. Другие – смазывают руки растительным или сливочным маслом в надежде, что уникальные папиллярные узоры пальцев будет невозможно идентифицировать. На деле такие лайфхаки только усугубляют положение злоумышленника. Жир и пот отлично прорисовывают текстуру ладошек. А вот если руки никогда не потеют или долгое время подвергались воздействию химических моющих веществ (преступление может совершить и посудомойка), то считать узор с них действительно трудно.

В суровые 90-е, когда в Рыбинске ежегодно совершалось около 9 тысяч преступлений (в три раза больше, чем сейчас) и они отличались особым цинизмом и жестокостью, Дмитрию и его коллегам удалось раскрыть зверское убийство благодаря отпечаткам, оставленным на скотче.

— В квартиру предпринимателя на Скомороховой горе пришли трое вымогателей, — вспоминает Малахов. — Хозяина, который, вероятно, знал нападавших, связали скотчем и стали пытать. Его жена в это время была в ванной. Сначала преступники расправились с ним, потом убили ее. Деньги похитили, но на месте преступления оставили моток скотча. Преступники действовали в перчатках, камеры наблюдения в то время были не так популярны, как сейчас. Из улик у нас оказались только следы обуви и тот самый скотч. В отделе мы исследовали его – липкую ленту отделили от бобины, разделили на части и путем химических методов выявили следы рук. Поисковая система нашла человека, причастного к преступлению, им оказался житель Перебор, который уже нападал на людей и грабил. Сотрудники розыска выяснили, что скотч он приобрел в магазине хозтоваров за два дня до преступления.

И все же самым популярным преступлением тех лет были кражи из квартир. Причем, по словам Дмитрия, воры залезали в чужое жилище, даже не зная, есть ли там ценности. Лезли через форточку, отжимали двери – и все на удачу. Именно тогда и пошла мода на оконные решетки и тяжелые металлические двери с хитрыми замками – горожане стали защищаться от непрошенных гостей.

Зверь выходит наружу

За годы практики Дмитрия были и резонансные случаи. В двухтысячных семья, где пьянки были обычным делом, пригласила гостя. В какой-то момент градус зашкалил, и мужчина набросился на хозяев с топором. Зарубил троих, а потом расчленил тела.

Еще случай: женщина распивала с малознакомым мужчиной, пригласила его к себе для продолжения. Разгоряченный алкоголем, он пошел на поводу своих фантазий и в процессе утех заколол даму ножом.

К слову, нож – самое популярное орудие убийства, потому что в отличие от огнестрельного всегда под рукой.

— На месте преступления убийца оставил свои вещи, — рассказывает начальник отдела. – Среди подозреваемых лиц, как оказалось, преступника не было, поэтому после многократного ввода следов рук очень плохого качества в поисковую систему все-таки удалось установить совпадение с лицом, которому свойственно такое поведение. Когда за ним приехали, он продолжал пить и не стал отпираться.

Прошлой осенью отдел Малахова снова столкнулся с настоящим зверем. Переборский маньяк Молчанов с особой жестокостью расправился с двумя маленькими сестрами своей сожительницы – убил, изнасиловал, расчленил. Тогда увиденное повергло в шок даже опытных экспертов. Громкое дело расследует центральный аппарат следственного комитета РФ.

— Все эти трагедии – подтверждение тому, что рано или поздно звериная натура вылезет наружу, как ее ни скрывай, – говорит криминалист.

ДНК против преступности

К счастью, у правоохранителей сейчас все больше инструментов, чтобы ловить самых отпетых злодеев.

С 2014 года в криминалистике стало активно развиваться биологическое направление. Современные ДНК-технологии помогают выделять генотип преступников и раскрыть преступления, которые до этого считались безнадежными. Сколько серийных убийц в мире отправились за решетку благодаря таким исследованиям!

— Также как и отпечатки, кровь, пот, слюна, волосяные луковицы, сперма несут в себе уникальный код, — объясняет Дмитрий Малахов. — Правда, база ДНК-профилей значительно меньше, чем база дактилокарт, поскольку начала формироваться недавно.

Каждая улика может пролить свет на произошедшее. На окурке ищут следы слюны, обнаруженную на месте происшествия кровь собирают ватно-марлевым тампоном, если засохла – соскребают или выдалбливают с куском пола или дверного косяка, например. В фильмах нам показывают, как эксперт в белоснежном халате складывает материал в полиэтиленовый пакетик. На самом деле полиэтилен убивает следы: отпечатки в нем сотрутся, а кровь или другой биоматериал испортится.

В этом году благодаря имеющемуся в базе биоматериалу рыбинским специалистам удалось раскрыть преступление пятилетней давности. В 2016-м была совершена серия краж из дачных домов. На двух местах преступлений вор оставил окурки. Тогда в базе ДНК-профиля этого человека не было. В поле зрения полиции он попал только сейчас, и его причастность к кражам подтвердилась. Срок давности преступлений еще не вышел, поэтому злоумышленник отправится за решетку.

Выдержка не значит черствость

Кажется, что работа криминалистом – только для мужчин со стальными нервами. Действительно, раньше в рыбинском ЭКЦ работали в основном мужчины, но теперь половина коллектива – дамы. Одна из них – эксперт с 10-летним стажем Яна Яблочкина.

Улыбчивая, открытая, на просьбу показать свой рабочий чемодан криминалиста дает его даже подержать.

В увесистом серебристом кейсе – разноцветные порошки, магнитные кисти, перчатки, метки, лупа, планшетка, пробирка для смывов с поверхностей, фонарь, гипс, ложка, чтобы замешивать гипс для слепка обуви, например, ролики для отпечатков пальцев – их два – для живых и мертвых. На случай выезда на труп, который пролежал определенное время, Яна берет с собой пузырек с маслом эвкалипта – смачивает ватные тампоны и – в нос, затем надевает маску.

— Когда узнают, кем я работаю, всех интересует один вопрос: не снятся ли мне покойники. Нет, сплю как убитая, – рассказывает она. – Меня уже трудно удивить, насмотрелась всякого. Хотя по характеру я очень эмоциональна. Но приходится абстрагироваться, потому что, если всю боль человеческого горя принимать на себя, не останется сил работать.

И дело тут не в черствости.

На криминалистах огромная ответственность. Их работа хоть и не всегда заметна, не всегда доказательства принимаются судом, но порой она может изменить судьбу человека.

Преступный мир тоже меняется, уходит в виртуальное пространство. Теперь, чтобы разбогатеть, злоумышленники не бьют по голове старушек, а просто пудрят им мозги по телефону, а те добровольно переводят крупные суммы. Треть всех происшествий по статистике – это преступления с использованием информационных технологий – телефонные мошенничества. И тут криминалисты, по словам Дмитрия Малахова, уже не помощники:

— В 90-х от нас было больше толку. Но мои идеалы с тех пор не изменились: я мечтаю о том, чтобы людей не обманывали, и чтобы мы по-прежнему приносили пользу.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме