Темы 27 марта 2021

Легендарный директор

Сегодня, 27 марта, исполняется 105 лет со дня рождения Павла Федоровича Дерунова

Павел Федорович Дерунов. Почетный авиастроитель и почетный гражданин города Рыбинска, Герой Социалистического труда, награжденный двумя орденами Ленина, орденами Октябрьской революции, Трудового Красного Знамени, многими медалями.

Человек-легенда, чьим именем в Рыбинске названы школа и площадь. О нем выпускали книги, ему поставили в Рыбинске памятник. Его известность в городе вряд ли смогут перешагнуть нынешние промышленные деятели.

Он родился 27 марта 1916 года в селе Алтайское Бийского района Алтайского края. Отец — фельдшер, мать — домохозяйка. В 1920 году семья переехала в село Песочное Рыбинского уезда Ярославской губернии.

Павел Дерунов окончил Калязинский техникум, затем — Рыбинский авиационный институт. После института работал в городе Молотов на заводе имени И.В. Сталина.

В 1944 году был переведен на завод номер 36 в Рыбинск на должность заместителя главного технолога по механическим цехам. Затем работал заместителем главного инженера, главным инженером и с 1960 года — директором завода.

В 1973-1974 годах Дерунов был заместителем министра авиационной промышленности СССР, затем — вновь вернулся в Рыбинск, и до 1986 года возглавлял Рыбинское производственное объединение моторостроения.

Под его руководством рыбинский завод стал одним из ведущих производителей авиационных моторов,

С его именем связаны самые яркие страницы истории моторостроительного завода в Рыбинске. На самолетах с рыбинскими двигателями летало 60 процентов населения Советского Союза, они эксплуатировались в 26 зарубежных странах. Развивались и другие направления — производство дизельных моторов, производство снегоходов «Буран». При нем в Рыбинске велось самое активное за всю историю строительство жилья.

Производственные успехи поддерживались соответствующими инвестициями, в городе велось активное жилищно-коммунальное строительство, возводились спортивно-зрелищные сооружения.

Из статьи кандидата исторических наук, профессора К.К. Кузнецова:

Моторостроители Рыбинска помнят Дерунова с 1944 года. Он приехал в город в трудное время восстановления завода, в начале войны эвакуированного в Уфу. Оставленные корпуса предприятия подвергались интенсивным бомбардировкам немецко-фашистской авиации. И тем не менее как только фронт отодвинулся от Москвы, Государственный Комитет Обороны  принял решение о возобновлении производства и ремонта авиационных моторов в Рыбинске. Дерунова, как специалиста с уже немалым опытом, назначили заместителем главного технолога. Тогда предприятие приступило к освоению самого мощного в мире поршневого авиадвигателя АШ-62 ИР. Оно проходило в очень тяжелых условиях.

«В цехах завода стоял холод, — писал Дерунов в своей книге «Моторостроители». — Люди работали в ватниках, платках и ушанках, валенках с калошами из резины автомобильных камер… Отогревались у печей-времянок и жаровен, которые топились «по черному», и поэтому воздух кругом был пропитан едким дымом».

Постепенно на предприятие возвращались из Уфы инженеры и рабочие, завозилось оборудование. Заводская молодежь создавала фронтовые бригады, пополняя ряды ударников и стахановцев…

Дерунов стал заместителем главного инженера завода через два года после переезда в Рыбинск. Вскоре без отрыва от основной работы он окончил с отличием Академию Министерства авиационной промышленности СССР. Это событие сыграло большую роль в его судьбе.

«Учеба дала тогда очень много, — вспоминал Дерунов. — Она позволила мне расширить технические знания. Осмыслить практический опыт руководства с позиций современных теорий управления,… на многие явления в производстве смотреть по-новому».

В декабре 1952 года П.Ф. Дерунов назначается главным инженером моторостроительного завода и работает в этой должности шесть лет. Тогда заканчивалась эра поршневых авиадвигателей и начиналась эпоха авиадвигателей реактивных. Опыт их освоения только накапливался. Проблемы возникали на каждом шагу, в том числе из-за внесения конструкторских изменений в серийные двигатели, что приводило порой к снижению объемов их производства. Тем не менее, завод уверенно повышал надёжность и ресурс реактивной техники…

В начале 60-х годов правительство СССР поставило перед ним новую задачу: развернуть производство реактивного двигателя АЛ-7Ф-1 конструкции Люльки для целого семейства сверхзвуковых истребителей марки Су.

«Процесс освоения нового двигателя проходил достаточно сложно, — вспоминал Дерунов. — В цехах авиационного производства, не подготовленных к одновременному выпуску деталей и узлов нескольких типов двигателей, творилось, что называется «вавилонское столпотворение». Значительная часть номенклатуры не выходила из дефицита. Начальники цехов не знали за что браться, какие детали делать в первую очередь. Цеха выполняли план ценой огромного напряжения, применяя в большом объеме сверхурочные работы».

К 1965 году на заводе были построены четыре корпуса площадью 44 тысячи квадратных метров, новые компрессорная и испытательные станции и другие объекты. Оснащение цехов современным оборудованием сопровождалось использованием новейших для того времени технологических процессов.

Первым в стране Дерунов стал инициатором разработки и внедрения на заводе объективной оценки уровня научной организации труда и культуры производства. Это начинание было официально поддержано в 1967 году высшими партийными и государственными органами власти Советского Союза и рекомендовано для распространения на предприятиях. На моторостроительном заводе побывали сотни делегаций из разных городов СССР, оставив немалое количество отзывов с положительными оценками этого опыта. 8-12 июля 1968 года в Рыбинске был проведен Всесоюзный семинар по НОТ, ярко подтвердивший высокий профессионализм рабочих и специалистов завода в вопросах эффективности труда. Более 800 предприятий страны стали использовать их опыт внедрения научной организации труда, производства и управления…

После присуждения ему Государственной премии СССР за разработку и осуществление комплекса мероприятий по НОТ, многие заводчане почувствовали, что служебное положение Дерунова может измениться, что путь «наверх» ему открыт. Так и случилось. С 1973 по 1974 год Павел Федорович работал заместителем министра авиационной промышленности СССР. Но Рыбинск вновь «притянул» его к себе. Он возглавил предприятие, в которое, помимо моторостроительного завода, вошло и конструкторское бюро. Это решение было для своего времени революционным. Появилось объединение с мощной конструкторско-производственной базой, что позволяло ему ускорить темпы разработки и серийного освоения новой авиационной техники. Это ускорение проходило на фоне свертывания выпуска устаревших двигателей прошлого десятилетия.

Дерунов стал инициатором создания комплексного плана технического перевооружения предприятия. Его осуществление позволило начать выпуск двигателей Д-30КУ и Д-30КП, конструктора П.А. Соловьева. Освоение и постановка на серийное производство самых массовых в России моторов этого семейства было проведено в небывало короткие сроки и обеспечило стабильность работы завода и его устойчивое финансовое положение.

Эти двигатели устанавливались на самолетах Ил-62М, обладающих высокой пассажировместимостью, грузоподъемностью и большой дальностью беспосадочных перелетов.

Но Дерунов никогда не почивал на лаврах даже в такие моменты, когда ему сообщали о признании заводского двигателя лучшим в своем классе на Международном авиасалоне в Ле-Бурже. Он осознавал, что у любого мотора есть определенный ресурсный потолок, что остановиться в создании более совершенной техники значит отстать.

В 1975 году рыбинские моторостроители начали серийный выпуск уникальных двигателей для сверхзвукового пассажирского самолета Ту-144 . Эта работа дала импульс к появлению оригинальных технико-технологических решений. Самолёт успешно совершил беспосадочный перелёт по маршруту Москва-Хабаровск протяженностью 6300 км. за 3 часа 20 минут. И не вина заводчан, что он не пошел в серию. Вполне возможно, что такая машина опережала время.

Творческое сотрудничество с ОКБ А.Н. Туполева привело к освоению двигателей для дальнего бомбардировщика Ту-22К и пассажирского самолёта средней дальности Ту-154М.

В жизни Дерунова нередко случались ситуации, которые можно назвать парадоксальными. В 1977 году он чуть ли не на всю страну прослыл… «дебоширом», когда в объединении моторостроения решили провести модернизацию двигателя Д-30 КП. Она получила неофициальное название «Дебош» по начальным буквам фамилии трех ее авторов — Дерунова, давшего «добро» на эту работу, Бондарева, руководившего группой конструкторов КБ, и Шляхтенко, который тогда возглавлял ЦИАМ. Эта инициатива встретила сопротивление в академических кругах. Однако Дерунов настоял на изготовлении модернизированного двигателя и его испытании, которое дало хорошие результаты, как по увеличению тяги мотора, так и по значительному снижению расхода топлива. Но работу над «Дебошем» закрыли в целях экономии средств. И что любопытно! Спустя много лет к идеям авторов «Дебоша» вернулись в НПО «Сатурн» при создании нового турбореактивного двигателя для военно-транспортного самолёта Ил-76.

Одновременно с освоением реактивной техники коллектив моторостроителей решал ещё одну задачу большого народнохозяйственного значения. На предприятии началось изготовление дизельных двигателей для тракторных заводов на Украине и в Белоруссии. В конце 60-х — начале 70-х годов их производство поставили на поток. В рамках объединения появилось самостоятельное структурное подразделение — Дизельный завод. За время своего существования он выпустил свыше двух миллионов таких двигателей.

Чтобы «разрядить» существующий в СССР дефицит ряда товаров народного потребления, моторостроители освоили производство снегоходов «Буран» и сепараторов молока. Выпуск такой многообразной и качественной продукции требовал от Дерунова создания высококвалифицированного коллектива и поступательного наращивания производственных мощностей. Это Павлу Федоровичу удалось в полной мере.

При Дерунове объединение имело в среднем темп роста объёмов производства и производительности труда по 8 процентов в год без увеличения численности персонала. В основных цехах более половины рабочих стали обслуживать автоматизированное оборудование.

Но Дерунов не успокаивался на достигнутом. В 1984 году по его инициативе была разработана программа первого этапа автоматизации производства на базе гибких производственных систем (ГПС). Предприятие вступило в качественно новый этап перевооружения, чтобы создать за несколько пятилеток завод-автомат, насыщенный комплексами автоматического оборудования и электронно-вычислительной техники как на самом производстве, так и в его подготовке и управлении.

Выступая в печати с рассказом об этих планах, Дерунов подчеркивал:

«Чтобы проблемы технического перевооружения решались на высоком уровне и в сжатые сроки, нужно, на наш взгляд, быстрее развивать производство средств механизации и автоматизации на специализированных предприятиях, чтобы каждый завод мог их приобрести».

Его мысли о доминировании научно-технического прогресса в промышленной политике государства звучат очень современно.

Этот всесторонне подготовленный и порядочный человек любил свой завод и город, и люди платили ему тем же. Идя по улице, он едва успевал отвечать на приветствия рыбинцев. Кто работал вместе с Деруновым, только диву давались, как у него хватало на все время: и постоянно бывать в цехах и на участках предприятия, почти ежедневно посещать строящиеся объекты, встречаться и беседовать с десятками людей, проводить заседания и совещания. И еще выполнять обязанности депутата Верховного Совета РСФСР.  Но удивляться этому не стоило. Рабочий день Дерунова длился, как правило, 12-14 часов. Павел Федорович мог долго выдерживать такую нагрузку благодаря семье и в первую очередь жене — Зое Афанасьевне, находя дома уют и отдых от непрерывных забот и труда. Дорогого стоит признание Дерунова, обращенное к супруге: «Тебе во многом обязан я реализацией своих творческих возможностей».

Как многим талантливым людям, ему были подвластны скрипка и фортепьяно, а при необходимости он мог встать на место станочника и конструктора, сесть за руль грузовика.

Он никогда не трудился только для себя и часто повторял народную мудрость: «Из трудов праведных не наживешь палат каменных».

Дерунов их и не нажил. Они для него не имели цены. Но он оставил в памяти горожан то, что никогда не покроется пылью забвения: возведенные  благодаря его усилиям уникальные объекты городской инфраструктуры. От одного их перечисления захватывает дух: дворец спорта «Полет» с единственной в городе площадкой искусственного льда, стадион «Сатурн», станция Юных техников, санаторий-профилакторий, пионерский лагерь имени Зои Космодемьянской, Дом книги, медицинский стационар и детская поликлиника, база отдыха «Кстово».

…Никому из нас, близко знавших и наблюдавших неутомимую работу Дерунова, не хотелось думать, что к любому человеку рано или поздно приходят болезни, от которых ни спрятаться, ни скрыться. После случившегося в 1986 году инфаркта Павел Федорович обратился к министру авиационной промышленности с просьбой немедленно освободить его от должности, искренне считая, что руководитель должен быть здоров, чтобы эффективно выполнять свои обязанности.

Оправившись от болезни, он перешел на рядовую инженерную работу, но вскоре ушел с предприятия окончательно. С ним остался уникальный опыт, который мог бы пригодиться заводу еще на долгое время…

Скончался Павел Федорович Дерунов 30 июня 2001 года. Рыбинск осиротел. Ушел неординарный человек, который был его гордостью.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.
Рома 09:36 | 27 Март 2021

Дерунов П.Ф. — почётный гражданин города Рыбинска. Звучало почётно. Сейчас почётных стало много. Как-то грустно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме