Темы 20 мая 2021

Мирись и больше не дерись

Рассказываем о школьной службе медиации. Это когда двое учеников ссорятся, а третий, специально обученный медиатор, спешит разрешить конфликт и помирить стороны. Новый инструмент выхода из конфликтов

Девятиклассники-медиаторы и их куратор-психолог Светлана Петрова

Наверняка все слышали о досудебной медиации – процедуре урегулирования конфликтов. Есть две стороны, каждая со своей правдой, со своей позицией. И есть третья незаинтересованная сторона, выполняющая функцию третейского судьи.

Этот же принцип заложен и в работу школьных служб медиации. Они призваны разрешать разногласия между участниками образовательного процесса, прежде всего – между детьми.

— Медиация – это новый инструмент разрешения конфликтных ситуаций. Особенность его – в наличии посредника. При этом в школьной практике продолжают использоваться и традиционные инструменты: по-прежнему проводятся и малые педагогические советы, советы профилактики, и индивидуальная работа с несовершеннолетними, — рассказывает специалист департамента образования Рыбинска Елена Казакова.

В Рыбинске службы школьной медиации появились в 2015 году. В основе их создания лежали федеральные и местные нормативные документы. За шесть лет на базе ЦДЮТТ Рыбинска по программе «Школьник-медиатор» прошли обучение 209 подростков из 19 учебных заведений. Сейчас службы медиации работают во всех 27 образовательных организациях города. Уровень развития, по словам Елены Казаковой, у них разный. В числе лидеров-инноваторов – школы № 5 и 36. Опыт рыбинских служб школьной медиации отмечен и обобщен на уровне Ярославской области.

Упал учебник – началась драка

В школе № 3 служба медиации работает пять лет. Здесь ее нужность чувствуют, может быть, особенно.

— У нас на 359 учеников приходится более 160 детей с ограниченными возможностями здоровья. Среди них много ребят с задержкой психического развития – с нарушениями памяти, внимания, мышления, эмоционально-волевой сферы, — говорит заместитель директора школы Лана Бельских. — У таких детей вспышку агрессии может вызвать любая мелочь или недопонимание. Например, ученик нечаянно задел чужой учебник, тот упал с парты – началась драка. Обозвали или послышалось, что обозвали – слезы. Поводы для конфликтных ситуаций бывают совершенно незначительные. Но незначительные они для нас, взрослых. А для детей это настоящая драма.

Выйти из конфликта без потерь школьники, как правило, сами еще не умеют. Успокоиться, вовремя остановить поток обвинений, осознать вину, попросить прощения – эти навыки детям только предстоит освоить. И помогают им в этом медиаторы.

«А теперь твоя правда»

Службу медиации в школе № 3 курирует педагог-психолог Светлана Петрова.

— В службу входят педагоги и школьники, — рассказывает она. — Наши педагоги прошли подготовку на базе Ярославского института развития образования. Один ученик окончил курс в Центре детского и юношеского технического творчества. Остальных ребят мы обучили в школе. Периодически встречаемся с ними, решаем вопросы, разбираем ситуации, набираемся опыта.

Принципиальное отличие медиации от того же педсовета – в добровольности участия обеих сторон конфликта. Насильно помирить не получится, говорят педагоги. В процедуре медиации три стадии.

— Сначала разговариваем с обидчиком и с обиженным – с каждым наедине. Выясняем, какие причины ссоры видит каждый из них. Наша коронная фраза: «А теперь – твоя правда». И только после этого сводим ребят вместе, проговариваем выходы из ситуации. Чаще всего обидчику достаточно просто попросить прощения, признать то, что был не прав. Как правило, после процедуры медиации дети возвращаются из школы в хорошем настроении, — говорит Лана Бельских.

Понять, простить

В этом году в третьей школе – четверо медиаторов, все они ученики 9-го класса: Юрий Кульбидюк, Рамиль Малов, Анастасия Аверьянова и Оксана Чернова. Их здесь знает и по имени, и в лицо каждый школьник. К ним обращаются, если обидели, толкнули, обозвали. Им доверяют.

— Как подростки мы можем лучше понять ребят, которые всего на пару лет младше. Объяснить им более доступными словами, на их сленге, — говорит медиатор Рамиль Малов. — Бывает, ребята не говорят всю правду, утаивают важные подробности, и нужно их разговорить. В доверительном общении иногда выясняется, что обидчик сам оказывается обиженным.

Главное для медиатора – эмпатия, сочувствие и при этом способность сохранять нейтралитет, даже когда очень хочется выступить в роли адвоката или прокурора.

— Подойдешь к ребенку, приобнимешь его, поговоришь о чем-то другом, чтобы успокоить, а уже потом выясняешь, в чем он видит причины конфликта, — рассказывает медиатор Настя Аверьянова. — Наша задача – разрешить конфликт, а не принимать чью-либо сторону.

Во время таких разговоров по душам дети проговаривают ситуацию, медиаторы помогают разложить ее по полочкам. Поначалу это дается нелегко.

— Ребята пытаются описать словами, какие эмоции они испытывают: «Ты меня толкнул – я разозлился. Ты смеялся надо мной, мне стало обидно». Постепенно они начинают понимать другого, вставать на его место. Так формируется эмпатия, эмоциональный интеллект, — поясняет Светлана Петрова. — Если учитель просто скажет: «Ай-яй-яй, ты сделал плохо», такого эффекта не будет.

В школе замечают: инструмент медиации реально работает.

— Есть ершистые ребята. Два года назад мы часто разбирали с ними конфликтные ситуации. В этом учебном году конфликтов с ними практически не возникало, — рассказывает Лана Бельских. — Это дорогого стоит, если ребенок в двенадцать лет способен управлять эмоциями.

Психологи уверены: чем лучше человек считывает свои и чужие эмоции, чем больше знает слов для их обозначения, тем успешнее он адаптируется в обществе. Школьники с развитым эмоциональным интеллектом лучше концентрируются. У них меньше поведенческих проблем. Им проще общаться и со сверстниками, и со взрослыми.

— Совсем недавно с нами так же разговаривали медиаторы, теперь мы сами разбираем ситуации с ребятами помладше. Этот опыт применим и в жизни. Например, при общении с младшими братьями и сестрами, — говорит медиатор Оксана Чернова.

С одноклассницей соглашается Рамиль Малов:

— Искать компромиссы, решать конфликтную ситуацию словами, а не кулаками – полезные навыки.

Парень говорит, что сложнее всего помирить мальчишек. Они более упертые, не хотят уступать, чтобы не показаться слабее другого. Но медиатор уже знает что делать:

— Если конфликт сильный, до драки, развести противников в стороны. Лучше исключить даже зрительный контакт, иначе гнев может вспыхнуть вновь. И только когда эмоции стихнут, соперники остынут, разговаривать с ними и мирить.

Девятиклассники признаются: медиация – дело увлекательное. А для Насти и Оксаны это еще и полезная практика. Девушки готовятся к поступлению в педагогический колледж. И умение грамотно мирить детей и в садике, и в школе им точно пригодится.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме