Темы 27 июня 2021

Горячее небо летчика Селезнева

Во время Великой Отечественной войны летчик из Рыбинска Сергей Селезнев спасал ленинградцев и партизан, бомбил вражеские орудия, танки, военные заводы в Европе.

Он ежедневно был на волосок от смерти. Ему удавалось выжить, казалось бы, в безвыходных ситуациях.

Рыбинцу Станиславу Селезневу 91 год. Бодрый, веселый, с огоньком в глазах. В редакцию он принес архив своего старшего брата – Сергея Селезнева. Во время войны тот служил на Западном фронте пилотом на самолете Ли-2. На столе мужчина раскладывает удостоверения военного летчика, наградные документы, фотографии. На одном из снимков 1940-х Сергей Селезнев в меховых летных унтах замер с трубкой во рту, явно позирует. И правда, хорош – статный, красивый. С другой черно-белой карточки на нас смотрит молодой человек с открытой, обворожительной улыбкой, ни дать ни взять – двойник Юрия Гагарина. Рыбинец тоже был представлен к званию Героя Советского Союза, но не стал им – в семье были репрессированные… Однако военная биография у Сергея Селезнева самая что ни на есть геройская.

Бедовый парень

Сергей Селезнев родился в 1912 году в деревне Ларионово Копринской волости. Семья была крестьянская, верующая. (Это последнее обстоятельство сыграет роковую роль в их судьбе).

Глава семьи – Павел Ильич Селезнев – был не простым землепашцем. Комендор артиллерийского орудия, герой Цусимского сражения, Георгиевский кавалер. Он воевал на броненосце «Адмирал Ушаков» под командованием капитана 1 ранга Владимира Миклухи. Корабль, уже имеющий пробоину в носовой части, вступил в неравный бой с японцами и был затоплен своими, повторив подвиг легендарного «Варяга». По семейной легенде, орден Селезневу вручал лично император Николай II.

Смельчаком рос и старший сын героя Русско-Японской войны Сергей. Семья в 1920-е годы переехала в Рыбинск, в Петровское. Отец работал рулевым на буксирном пароходе «Лесовоз», который ходил по Волге.

— Наша мать, Клавдия Андреевна, рассказывала: «Отец, бывало, брал Сережку с собой. Тянут они баржу или гонку (плот леса), а Сережка нырнет с буксира, выкупается – и обратно на пароход: схватится за руль баржи и заберется по буксирному канату», — вспоминает Станислав Павлович.

Сергей рос физически крепким, занимался тяжелой атлетикой. Перед другими ребятами бравировал своими силой и сноровкой, выделывал в воде опасные трюки. Нырял под гонку и выныривал с другой ее стороны. Однажды во время ледохода на спор перебежал Волгу от Петровского парка прямо до балкона Новой биржи, вода тогда была высокой. Мог ли догадываться бедовый мальчишка, что опыт рисковых забав пригодится ему потом, на войне, и спасет ему жизнь?

Когда парнишка подрос, отец отдал его учиться мастерству изготовления изразцов на Аксеновский завод.

— Когда хозяев на заводе не стало, отец в складчину с другими мастерами выкупили цех и стали сами делать изразцы. Дело пошло. Но тут власти поставили сначала учетчика, а потом еще директора и бухгалтера. Прибыль ушла, а вместе с ней – и работники, — рассказывает Станислав Селезнев.

Юный чкаловец

Но и при другом раскладе навряд ли Сергей Селезнев выбрал бы для себя путь заводчанина. В тридцатые годы молодежь бредила небом, авиацией. Каждый мальчишка мечтал быть как летчик Валерий Чкалов. Сергей записался в рыбинский парашютный кружок. Его брат вспоминает курьезный случай, когда юный чкаловец решил продемонстрировать своим сверстникам, как он прыгает с парашютом:

— Он забрался на крышу деревянного дома и спрыгнул с нее… с двумя зонтами. Зонты вывернулись, а он плюхнулся на землю. К счастью, приземлился удачно, без травм.

Окончив восьмилетку, Сергей твердо решил: «Буду учиться на летчика!». Брал книжки и с самого утра уходил готовиться в Петровский парк, чтобы не отвлекали домашние. Осенью Селезнев поехал поступать в летную школу в Тамбов. Из Рыбинска таких парней, мечтавших о летной форме, было пятеро. А поступили только двое.

— Многие погорели на медкомиссии, — говорит брат. — Сергей рассказывал о необычном испытании: «Сопровождающий ведет тебя по коридору. Внезапно открывает дверь и толкает тебя в темноту! Ты влетаешь, падаешь. Тут включается свет, и человек из комиссии проверяет у тебя пульс, давление. Все это происходит так быстро, что ты даже не успеваешь испугаться».

Летную школу курсант Селезнев окончил с отличием в 1938 году. Талантливого выпускника оставили работать инструктором по пилотированию, он обучал новую смену летчиков.

Пока Сергей учился в Тамбове, дома, в Рыбинске, произошли драматические события. В 1936 го-ду родителей по доносу обвинили в контрреволюционной деятельности и выслали в Восточный Казахстан. Вся вина их состояла в том, что они проводили в своем доме собрания для верующих, куда люди приходили молиться. Когда пятилетний срок ссылки у них закончился, началась война. В казахстанском городке Шемонаиха Селезневы с младшими детьми и внуками проведут десять лет, до победного 1945-го. После войны ссыльных реабилитируют за отсутствием состава преступления, но печать 38-й статьи будет лежать и на них, и на их детях.

Спасение ленинградцев

С начала войны младший лейтенант Сергей Селезнев рвался на фронт, бить врага. После третьего рапорта в январе 1942 года его определили в авиацию дальнего действия, в отряд Б-10 Особой Западной авиагруппы ГВФ Западного фронта.

Воевал Сергей на самолете Ли-2. Это была многоцелевая машина, которая могла и перевозить людей, грузы, и наносить бомбовые удары. В 1942 году появилась модификация ночного бомбардировщика. Самолет мог перевозить до 25 десантников, его использовали в качестве санитарного для транспортировки медперсонала, сидячих и лежачих раненых на носилках.

Ли-2 внесли весомый вклад в создание «воздушного моста» в блокадный Ленинград. В среднем за день самолеты доставляли в осажденный город порядка 150 тонн различных грузов. Оттуда они увозили детей, женщин, ценных специалистов, минометы и орудия, которые продолжали производить ленинградские заводы. Советские летчики летали даже тогда, когда немецкая авиация отсиживалась на земле из-за непогоды. Среди мужественных пилотов Ли-2 был и наш земляк. В декабре 1942-го младший лейтенант Сергей Селезнев был награжден медалью «За оборону Ленинграда».

Похоронка

С июля 1942 года экипаж Ли-2 Сергея Селезнева – на Брянском фронте. Они ведут большую боевую работу по обслуживанию частей генерал-лейтенанта Павла Белова, командующего 61-й армией.

За 15 дней, с 1 по 15 июля, Селезнев доставил в расположение наших частей 247 кг боеприпасов, продуктов, оружия и других материалов. Вывез 10 человек командно-политического состава и раненых. За это время летчик совершил 23 успешно-боевых вылета с налетом 90 часов, 13 ночных вылетов на бомбежку вражеских войск, вылетов с посадкой в районе своих войск на территории, занятой противником. Летал в ночную разведку в район действия партизан в Брянских лесах – ему необходимо было выяснить, куда передвигаются части генерала Белова.

«Селезнев мужественно преодолевал встречающиеся в пути трудности, умело преодолевая зоны зенитного обстрела противника, трудную метеообстановку, всегда выполнял поставленную задачу на отлично», — читаем мы в наградном листе к медали «За отвагу».

Свою вторую награду Сергей Павлович получил летом 1942-го, а в скором времени в далекую Шемонаиху пришла похоронка: «Ваш сын Сергей Селезнев погиб».

Он возвращался с боевого задания, в районе Белой Церкви его самолет был сбит зенитным снарядом. Приказав экипажу прыгать на занятую врагами территорию, Селезнев покинул самолет последним. Немцы расстреляли экипаж еще в воздухе. Это видели сельчане. Впоследствии они поставили памятник советским летчикам.

— Мать не верила, что Сережа погиб, молилась, — вспоминает Станислав Павлович.

Материнское сердце не обмануло. Сергей тогда выжил. Ему прострелили ноги, и он попал в плен.

— Немец-врач прооперировал его. Кости были не задеты. Ночью Сергей пытался встать на ноги, намереваясь сбежать, а на утро не мог подняться совсем, — рассказывает брат.

Судьба отважного летчика решилась следующей ночью, когда из окружения выходила советская часть. Наши потеснили немцев и заняли деревню. Местные жители рассказали красноармейцам, что в крайнем доме есть раненые русские офицеры, танкисты. Всех их забрали, в том числе и сбитого летчика Селезнева.

От смерти – под лед

Оправившись в госпитале, Селезнев вновь вернулся в свою часть. Шел переломный 1943 год.

Станислав Павлович вспоминает рассказы брата: «Вылетали на задания ночью, возвращались на рассвете, без прикрытия. Тут немцы нас гоняли, как уток на охоте». Ли-2 не отличался особой маневренностью и быстротой, его скорость составляла всего порядка 320 км в час. Однако опытный летчик, Селезнев всегда возвращался обратно. Но только не в этот раз.

Была ранняя весна. Большой партизанский отряд в окружении вел бой с немцами. Селезнев получил приказ вывести раненых и командира отряда, что и сделал. По возвращении летчик получил задание вновь лететь в отряд. Никто не знал, как там обстоят дела – связи не было. Возможно, отряд уже уничтожен. Возможно, там уже немцы, и спасать некого. Но приказы не обсуждаются.

Селезнев полетел в ночь, сел на условные костры, вышел из самолета. Воспоминания пилота о той ночи приводит брат: «Навстречу мне идут четверо в фуфайках. Я вынул пачку «Беломора», угостил. Чиркнул зажигалкой, смотрю – а из-под фуфайки немецкие петлицы торчат! Не успел пистолет выхватить – скрутили. Три дня пытались склонить на свою сторону. Три зуба вышиб немецкий офицер. На третий день повели меня на расстрел в нижнем белье, босиком…».

К высокому обрыву советского летчика вели двое молоденьких немцев. Река только вскрылась после зимы, и по воде несло льдины. На какие-то секунды конвоиры отвлеклись, заговорили между собой. Этих мгновений было достаточно – Сергей прыгнул с обрыва. Три прыжка по крутому склону – и он в ледяной воде. Нырнул под льдину и вынырнул с другой стороны (вот где пригодились мальчишеские трюки!). Немцы из автоматов лупят по льду – только пыль летит! А наш беглец вновь ушел под воду.

За сценой неравного поединка с другого берега наблюдали наши разведчики. Надо спасать своего – завязали перестрелку. Тем временем льдину с летчиком унесло вниз по течению, и на излучине прибило ближе к другому берегу. Туда подоспел разведчик, который помог Сергею выбраться на землю. Выяснив, кто он такой, Селезнева перенаправили в его авиаполк.

Награды героя

С января 1942 года Сергей Селезнев совершил 120 боевых ночных вылетов. В сентябре и октябре 1943-го вылетал на бомбежку ж/д узлов в Джанкое и Мелитополе, в город Никополь. Каждый вылет – взрыв или пожар на важных объектах. В феврале 1944-го бомбил Хельсинки. «29 февраля при бомбардировании укрепленного района Удриа совершил в ночь 5 боевых вылетов, задание выполнил успешно», – эта последняя строчка в наградном листе подчеркнута красным карандашом. За подвиг летчик 4-го гвардейского Авиаполка дальнего действия был награжден орденом Отечественной войны 1-й степени.

В марте-сентябре 1944 года гвардии лейтенант, командир корабля 4-го гвардейского бомбардировочного авиационного Сталинградского Краснознаменного полка совершил 84 ночных боевых вылета с общим боевым налетом 536 часов. Сбрасывал бомбы на военно-промышленный объект в Венгрии, на «скопления живой силы и техники противника» в Молдавии, Эстонии, Белоруссии, Польше. Одним из первых летал бомбить Берлин (за этот подвиг награжден медалью «За взятие Берлина»).

Свой второй орден – Красного Знамени – Сергей Селезнев получил перед самой Победой, в апреле 1945-го.

К концу войны из пополнения 1942 года в полку остались только двое – рыбинец и командир полка. За боевые заслуги и большой боевой налет часов их обоих представили к званию Героя Советского Союза.

— Комполка Героя дали, а Сергею – нет, — говорит Станислав Павлович. — 1-й отдел зарубил раппорт ввиду того, что родители у нас были репрессированы по 38-й статье. И хотя они были полностью оправданы как безвинно осужденные, звания Героя брат не получил.

После войны Сергей Селезнев служил на Украине, в Виннице. Работал инструктором по пилотированию, обучал молодежь. Однако и боевой путь у военного летчика не закончился, о чем свидетельствуют его награды. В 1949 году он удостоился медали «За боевые заслуги». В марте и декабре 1956 года был награжден двумя орденами Красной Звезды. В 45 лет летчик 1-го класса оставил службу в звании майора и переехал в Тамбов. Там он жил с семьей, там и похоронен. В 1981 году он умер от рака легких. Память о нем и его подвигах бережно хранят в семье его младшего брата в Рыбинске.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.
мужчина 13:14 | 27 Июнь 2021

Спасибо за Победу! Мой дядюшка из этой ж 61 армии погиб а берегу Одера в 22 года в боях с латышскими фашистами с группой армий Висла во главе с Гиммлером, пройдя от Москвы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме