Главное Темы 21 августа 2021

Уроки музыки

О споре футбола и мелодии, отце-настройщике, 13-часовых репетициях – преподаватель баяна.

Андрей Осколков уже 53 года учит рыбинцев играть на баяне в музыкальной школе им. Чайковского. Он работает с малышами и взрослыми, пишет для учеников пьесы и адаптирует для них сложные музыкальные сочинения.

В год своего 75-летия педагог рассказал о своем пути к музыке.

Дети vs взрослые: кого быстрее научить?

Музыка – великая сила, она заставит вас грустить и радоваться, приплясывать и пустить слезу. И живое исполнение здесь лишь усиливает эмоциональный эффект. Но передавать искусство исполнительства скоро будет некому, опасаются педагоги музыкальных школ. Спрос на музобразование стабильно снижается вот уже 30 лет.

Сегодня у заслуженного работника культуры, педагога по классу баяна и аккордеона Андрея Осколкова всего семеро учеников, раньше бывало по 18-20 одновременно. За полвека работы преподаватель воспитал немало талантливых баянистов, через его руки прошли сотни рыбинских детей. Сегодняшние ученики кардинально отличаются от своих ровесников-пионеров, уверен он.

— Раньше дети были более ответственные, нацеленные на обучение. Сегодня детей из телефона не вытащишь, зато они более смелые, уверенные в себе, амбициозные, хотят себя демонстрировать, – говорит Осколков.

В последние годы он все чаще учит взрослых горожан: они обращаются с конкретными просьбами. Например, выучить определенную песню, чтобы сыграть ее на свадьбе дочери. И пусть у взрослых много забот и пальцы не столь гибкие, учить их гораздо проще, констатирует преподаватель – они замотивированы, горят желанием учиться.

Так, каждую зиму к Осколкову ходит учиться 35-летний капитан. «Моряки – люди компанейские, любят в рейсе петь», – поясняет педагог. У капитана зимой нет рейсов, и он разучивает застольные песни на баяне. Есть и те, кто задерживается надолго.

— Шестой год обучаю 74-летнюю Светлану Демидову, она принесла мне немецкий аккордеон настраивать, да так и осталась. Светлана, наоборот, песни играть не любит, я специально для нее написал пьесу эстрадного плана, – говорит Осколков.

Это еще один талант рыбинца, которым обладают далеко не все педагоги музыкальных школ – адаптировать для учеников сложные музыкальные вещи. В творческой копилке педагога – шесть сборников нот, где собраны лучшие мелодии для обучения игре на баяне, аккордеоне, фортепиано.

— Мелодии для баяна часто писали композиторы, которые сами не играли на нем, их было очень сложно воспроизвести. Я облегчал эти вещи для учеников, – объясняет собеседник.

А еще он регулярно становился композитором, писал музыку для спектаклей Рыбинского театра кукол, создавал мелодии для песен о Рыбинске, к праздникам и юбилеям городских предприятий.

Что касается юных учеников, в моде у детей и родителей сегодня спорт, а исполнительские таланты не в чести. Вот и снижается спрос на музыку, уже нет речи о конкурсе при приеме в музыкальную школу. К тому же не каждый ребенок готов тратить 5-7 лет на овладение инструментом. Ведь учеба в музыкальной школе – тяжелейший труд, требующий постоянных репетиций.

— Нашу работу не сравнишь с тем же обучением в художественной школе, где можно не дорисовать картину, оставить, позже вернуться. У нас же навык сравним со спортивным: перестанешь тренироваться – сразу получишь откат. Ты можешь не есть, а играть ты обязан, – шутит Осколков.

60 лет назад, готовясь к поступлению в ярославское музучилище, юный Андрей репетировал до изнеможения. Самая долгая его тренировка – 13 часов подряд. И никто не подгонял, все сам, помогли настырность и целеустремленность. И поступил – сначала в Собиновское, потом и в легендарную Гнесинку. А ведь он даже в музыкальную школу попал просто за компанию. Впрочем, обо всем по порядку.

Заведующий балалайками

В кабинете Андрея Осколкова – ряд аккордеонов и баянов. Большие и маленькие, красные и черные, отечественные и итальянские. Словно почетные гости, они торжественно восседают вдоль стены, ждут своих маленьких исполнителей. Почти все они – собственность педагога. Недавно школа закупила пару новых тульских баянов. А ведь инструменты очень быстро изнашиваются, амортизируются.

— В советское время у инструментов были огромные сроки использования: баян списывали через 10 лет, фортепиано – через двадцать. Хоть ты кипятком его случайно облил, никого не волнует, нового не получишь, – рассказывает педагог. – Но музыкальный инструмент – устройство тонкое, на него влияют влажность, повышенная сухость воздуха в помещении.

Об этих нюансах Андрей с раннего детства узнал от отца-настройщика. Тот осваивал профессию еще до революции, изучал нотную грамоту, столярное и слесарное дело прямо у мастера. Денег ему не платили, рассчитывались мукой, крупой. Со временем отец стал заведовать музыкальной мастерской.

— Сотрудники мастерской зачастую сами мастерили из фабричных заготовок. Так, отец с товарищами сами делали на продажу балалайки – пропиливали лады, калибровали латунную проволоку, – вспоминает педагог.

В доме всегда звучала музыка, лежали кипы нот: отец брал работу на дом, мать играла на гитаре, хотя и работала бухгалтером. Андрей долго был уверен, что корни его семьи на  100% рабоче-крестьянские. По семейной легенде, дед по отцу Андрей Тихонович возглавлял городской профсоюз транспортных рабочих и при задержке зарплаты дошел до самого Ленина.

Но, оказалось, все не столь однозначно. Лишь под конец своей жизни мать призналась, что родилась в семье борисоглебского священника. Кто знает, может, отсюда у Андрея Осколкова тяга к пище духовной?

Учить или играть?

А в 60-е годы сама эпоха толкала молодого человека учиться музыке. Уметь играть на гитаре, баяне в дни оттепели для парня было крайне престижно. В 12 лет Андрей пошел за компанию с другом поступать в музыкальную школу и попал без труда – мальчик с ранних лет играл на гармошке, в 4 года дебютировал на елке в Доме пионеров. Поступить талант к музыке помог, а вот учиться не хватало терпения – часто менялись педагоги.

— Педагог – путеводная звезда для ребенка: сможет увлечь предметом – ученик будет успевать. Для музыки – тяжелой, монотонной работы – это особенно справедливо. Так, дети обычно не любят сложное сольфеджио, а я его обожал из-за преподавательницы Ирины Поройковой. Путеводной звездой для меня стал талантливый педагог Юрий Бардин. Когда он уехал в Нижний Новгород, я даже бросил музыкалку – пытался учиться у другого педагога и не смог, – вспоминает Андрей Осколков.

Если ты профессиональный музыкант, значит, научишь и другого? Не факт. Андрей Осколков рассказывает семейное предание, как мастер-настройщик учил его отца. Мальчик стоял рядом с мастером и смотрел, что тот делает – день за днем, неделя за неделей. Неудивительно, что педагогом отец не стал, обучить сына ремеслу было для него делом непростым. «Если у меня не получалось, он просто отбирал инструмент и делал сам. Не давал мне шанса», – смеется мэтр.

Без музыки юноша жил некоторое время, но вскоре все же решил вернуться. Как оказалось, навсегда.

— Я обожал спорт, часами играл в футбол и похулиганить мог, – улыбается Андрей Осколков. – Отец ходил к моим тренерам и уговаривал их выписать меня из секций – надеялся, что вернусь к музыке. Как-то раз в общеобразовательной школе был концерт, нас с другом попросили сыграть песню – сложную, с вариациями. Мы долго готовились, отлично исполнили – так я вновь вернулся к музыке. И как человек увлекающийся в 8-м классе я бросил обычную школу, чтобы подготовиться к поступлению в Собиновку. Тогда-то я и репетировал по 8-10 часов в день.

Потом была трудная учеба – сначала в училище, потом в московской академии им. Гнесиных. «Готовишься к экзамену, репетируешь-репетируешь, выглянешь в окно – лето, девушки гуляют, а ты сиди, готовься!». После Гнесинки он мог стать дирижером оркестра. И не сразу выбрал – быть ему педагогом или музыкантом и композитором. В результате у него получилось соединить все эти роли.

Вернувшись в Рыбинск, где его ждали старики-родители, Андрей Осколков мечтал создать здесь симфонический оркестр, но понял, что среди местных музыкантов ему не хватит профессионалов. И собрал эстрадный коллектив, с которым выступал на танцах и концертах. Параллельно он связал свою жизнь с педагогикой и сегодня очень гордится своими учениками. На вопрос – стоит ли заниматься музыкой, Андрей Осколков отвечает без раздумий:

— Музыкой должен заниматься абсолютно каждый! Она развивает человека интеллектуально, для мозга сравнима с математикой. Если меня спрашивают – отдавать ребенка в музыкальную школу или нет, я говорю: «Приходите, будем учиться!».

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.
местный 10:13 | 22 Август 2021

Про «Синкопу» не спросили,зря.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме