Темы 20 ноября 2021

Позабытые рыбинцы

Вспоминаем о древнем рыбинском роде Селецких – крепких ухватистых хозяевах.

Фамилии многих рыбинских купцов и сегодня на слуху у горожан. Мыркинские бани, Карякинский сад, мельница Калашникова. Дом Попова – самая старая гражданская постройка в Рыбинске, а напротив – дом Седова, башенкой придающий Рыбинску роскошный, почти питерский вид. Миллионер Журавлев, корабельные заводы и пристани которого раскинулись по всей России. Городской голова Расторгуев, который провел в Рыбинск водопровод и телефон. Их имена горожане помнят и сегодня.

Но немало и тех, чья слава со временем угасла. Тех же Селецких мало кто вспоминает даже среди любителей рыбинской истории. Меж тем, это один из самых обширных городских родов, очень многочисленный. А главное, коренной рыбинский – упоминание о них встречается в ранних документах Рыбной слободы. Ну и что, что не скопили баснословных состояний. Зато люди были крепкие, хозяйственные.

— Немало среди Селецких трактирщиков и булочников, застройщиков и торговцев. Были и люди творческие: резчики по дереву, мастера иконостасов. Известен даже ювелир – Александр Иванович Селецкий. Высоко Селецкие не взлетали, но и достоинства не теряли – жили поворотливо, подбирали копеечку к копеечке, — рассказывает Оксана Гожалимова, замдиректора Рыбинского музея-заповедника.

Семья учителей Селецких, 1928 г. Фото из коллекции Рыбинского музея-заповедника. 

Кстати, в этом роду много купчих. С Селецкими роднились такие рыбинские «тузы», как Миклютины, Вязьмины. Значит, в городе их род был уважаемым. Женщины наследовали от отцов и мужей не только деньги и дома, но и деловую хватку.

Так, товарооборот купчихи Августы Михайловны Селецкой составлял до 30 тысяч в год. Через приказчика она бойко торговала кулями, рогожами, мочалом, лубками. Купчиха владела двумя красивейшими зданиями на Крестовой. После смерти отца ей достались 250 тысяч без долгов и трехэтажная усадьба на ул. Крестовой, 75. А после смерти двоюродного брата Ивана Шонгина – угловой дом с чугунным балконом на ул. Крестовой, 43. Всем этим хозяйством она бойко управляла.

Застройщики

Селецкие – одна из самых распространенных фамилий в Рыбинске XVII-XIX веков. В перечне рыбинских Селецких, который составила краевед Галина Михайлова по архивным дореволюционным документам, не меньше 60 человек.

Показателен и другой источник – книга об улице Крестовой Александра Михайлова. Домами на главной улице города владели люди торговые, небедные, амбициозные. В именном указателе домовладельцев – 15 рыбинских Селецких, и это намного больше, чем популярнейших Ивановых, Кузнецовых или Комаровых. Чаще Селецких упомянуты только Поповы (21 человек), Сыроежины (24 человека) и Тюменевы (27 человек) – тоже старинные рыбинские фамилии.

Здания Селецких – как на подбор – угловые, видные, на проходных местах. Все потому что многие из них торговали, были трактирщиками. Так, братья Дмитрий и Федор Селецкие выстроили дома в самом сердце старого Рыбинска – на углу Торговой площади (ул. Стоялой) и Крестовой, где сегодня расположена аптека. Вот как об этом пишет Александр Михайлов:

Дом Селецких на Стоялой попал в кадр фильма «12 стульев»

— В XVIII веке здесь находился каменный Симановский питейный дом, располагались деревянные харчевни, трактиры и постоялые дворы. Содержали подобные заведения и посадские люди Дмитрий и Федор Селецкие. После размежевания земель братьям достались два имения на углу Крестовой и Стоялой. Владельцем углового участка стал Дмитрий Селецкий, который в самом начале XIX века выстроил здесь двухэтажный каменный дом с лавками и дворовыми постройками, среди которых был и каменный курень для выпечки хлеба. На центральную Крестовую выходила боковая сторона имения Дмитрия Селецкого, а парадный фасад – на Торговую площадь (Стоялую), которая была не только торговым, но и административным центром города.

На смежном участке его брат Федор Селецкий в 1806 году вместо своей старой деревянной харчевни строит каменную. Внук Федора Яков Селецкий перестраивает харчевню в каменный двухэтажный дом, а через 20 лет здания объединяют под одну крышу. С тех пор они уже двести лет стоят почти неизменными.

Расскажем еще об одном постоялом дворе, который тоже держали Селецкие, он располагался на противоположном краю города, на ул. Крестовой, 135-137. Два века назад на месте сегодняшней гостиницы «Рыбинск» был больничный городок.

Как раз напротив в конце XVIII века Селецкие и выстроили каменный одноэтажный дом с мезонином, где давали приют гостям, возможно, родственникам больных. Здание выделялось из ряда деревянных собратьев основательностью и красотой, дожило до середины XX века и даже попало на фотографии. Да, строили Селецкие явно на века.

Старосты

Поселились Селецкие сразу после образования слободы или прибыли позже, мы уже не узнаем. Но род их считается «исконным», древним. В архивных документах Рыбной слободы эта фамилия встречается не раз.

Надо понимать, что в документах абы кого не упоминали. Вот и Селецкие из архивов все сплошь старосты и дьячки, облеченные народным доверием. «В рыбном оброке считан Рыбной слободы староста Буянко Селецкой», — цитирует древнюю рукопись 1644/45 годов историк Леонид Иванов. Грамота царя Федора Алексеевича 1677 года тоже адресована земскому старосте Ивану Селецкому.

А вот земский дьячок Михаил Селецкий, в 1687 году он записал мирской приговор посадских жителей и рыбных ловцов. Речь в документе о том, что имущество беглецов следует передавать слободе, «пополняя бюджет», а не захватывать его самовольно себе в единоличное пользование.

Цитируем по книге историка Галины Левиной «Очерки по истории Рыбной слободы»:

«Которые жители слободы куды сбегут, а после себя двор, лавки, рыбныя сети или какова ни есть пожитка своего покинет, те их дворы все земскому старосте взять в мир. И продавать их, а деньги имать за их беглецов подати. Писал земской и таможенный дьячок Мишка Селецкий».

В документах Петровских и Екатерининских времен тоже хватает Селецких. Перепись 1710 г. дворцовой Рыбной слободы перечисляет вдову Селецкую, посадского Селецкого, свешника Селецкого, рыбного ловца Селецкого. Встречается Афанасий Селецкий и в списке 1767 года среди поставщиков хлеба в Санкт-Петербург.

И все же почему мы так мало знаем про Селецких?

— Широко известны рыбинцы, занимавшие важные посты, к примеру, фамилии каждого городского головы Рыбинска легко найти в интернете. На слуху и те горожане, что тратили большие деньги на благотворительность – строили храмы, приюты. Обычно это или очень богатые, или очень религиозные купцы. Сведения о них попали в документы, поэтому дошли до нас. А про Селецких сведений немного. Возможно, это временно. Изучены далеко не все архивы, многие находятся в столицах или утеряны. Не исключено, что мы просто не нашли упоминаний об их благотворительности, — поясняет Оксана Гожалимова.

Благотворители

Есть лишь точечные упоминания о благотворительности Селецких. Краевед Нина Петухова указывает их среди жертвователей приюту Баскаковой-Тюменева. Известно, что учреждение располагалось в здании сегодняшнего Центра туризма на перекрестке улиц Чкалова и Румянцевской. Но лишь немногие знают, что приют переезжал дважды. Сначала он располагался на Малой Казанской, потом на перекрестке Герцена и Пушкина. Вот во второе здание и вложились Селецкие.

Коротко напомним историю приюта. 10 тысяч на него оставила купчиха Александра Баскакова в 1880 году. Через 12 лет, когда сумма, положенная на банковский счет, выросла до 20 тысяч, душеприказчик Баскаковой арендовал один этаж в доме на ул. Малой Казанской, где приют и размещался три года. Но сирот и подкидышей становилось все больше, шесть небольших комнат не могли их вместить. Решили строиться.

Здесь в истории и появляется фамилия Селецких. На углу Пушкина и Герцена (тогда – Мышкинской) им принадлежали семь смежных участков земли с деревянными постройками – их пожертвовали приюту. Здесь выстроили двухэтажный деревянный дом, куда сироты и переехали. Вокруг дома на землях Селецких разбили сад и огород, где выращивали овощи и фрукты для подкидышей.

Но и здесь приют надолго не задержался. Через два года ему пожертвовали имение на ул. Мологской (Чкалова), где сегодня располагается ЦДЮТЭ. А дом на Пушкинской, выстроенный на землях Селецких, начали сдавать, чтобы содержать и обучать сирот. Верхний этаж заняла начальная школа, нижний этаж – речное училище. Огородом приют продолжал пользоваться.

Есть сведения, что Селецкие помогали и другим городам. Так, ярославский губернатор Бутурлин в 1855 году пишет рыбинскому городскому голове Щербакову: «Рыбинский первой гильдии купец Федор Тюменев, второй гильдии купцы Иван Наумов и Иван Селецкий пожертвуют по 1000 рублей серебром на приобретение дома в Ярославле для училища девиц духовного звания».

Подытожим. Жили на рыбинской земле мещане Селецкие – крепкие ухватистые мужики, оборотистые женщины. Одним словом, соль земли, тот фундамент, на котором строилось рыбинское общество. И сегодня люди с этой фамилией продолжают жить в Рыбинске.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.
Галина 17:17 | 21 Ноябрь 2021

Большое спасибо за исторические заметки.

Александр 13:01 | 23 Ноябрь 2021

Весьма интересно было узнать об ухватистых рыбинцах Селецких.

Людмила 16:49 | 23 Ноябрь 2021

Затрахали вы уже нас со своими купцами

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме