Темы 22 мая 2022

Создатель городской эстетики

Как в Рыбинске жил и работал Михаил Щеглов – художник-график, педагог участника содружества «Кукрыниксы» Николая Соколова.

Всего восемь лет сибиряк Михаил Щеглов провел в Рыбинске – с 1915-й по 1923-й, но сумел оставить в культурной жизни нашего города заметный след. Он основал изостудию, где воспитал множество талантов, открыл мастерскую по производству вывесок, запустил иллюстрированный журнал – сегодня сказали бы, с острополитическими комиксами.

Щеглов читал лекции по искусству матросам и крючникам, оформлял спектакли и праздники и даже умудрился спасти маленького Леву Ошанина, когда тот тонул в реке. Впрочем, обо всем по порядку.

Михаил Щеглов, 1954 / Михаил Щеглов с матерью

Сибирь

Представьте, десятые годы XX века, суровый сибирский Томск. Здесь с женой и маленьким сыном живет 30-летний художник Михаил Щеглов. Он работает учителем рисования в училище и создает иллюстрации, в том числе оформляет роман Льва Толстого «Анна Каренина». За плечами у него – московская Строгановка и покровительство легендарного Василия Сурикова, автора исторических полотен «Боярыня Морозова» и «Утро стрелецкой казни».

В Томске молодой человек вхож в круг местной интеллигенции. Его старшие товарищи – знаменитый этнограф, исследователь Сибири и Монголии Григорий Потанин, инженер и автор романа «Угрюм-река» Вячеслав Шишков, геолог и автор романа «Земля Санникова» Владимир Обручев.

Переписывается Щеглов с опальным Максимом Горьким, с которым познакомился во время путешествия в Италии. Художник в принципе не любит сидеть на месте: он активно ездит по Сибири, знакомясь с бытом и ремеслами коренного населения, много путешествует по России и Европе. Максиму Горькому он шлет свои рисунки со сценками из жизни народа ханты. Писатель отзывается о работах тепло: «Нравятся они мне, талантливо сделаны, и смешно, и трогательно».

Действительно, работы у Щеглова легкие, остроумные, больше всего он любит писать карикатуры и шаржи, мигом выхватывая яркие особенности людей, беззлобно посмеиваясь над предметом рисунка. Так, он остро подмечает типажи сибирских студентов, зарисовывает железнодорожников: носильщика, рабочего, начальника станции. Шаржи Щеглова выпускают на открытках, которые расходятся по всей России.

Спустя 30 лет, в годы Великой Отечественной, талант карикатуриста поможет Щеглову создавать военные «Окна ТАСС». Он выпустит больше ста окон по 3-5 тысяч экземпляров каждое. Самая известная его работа – плакат «С миру по нитке – Гитлеру веревка».

«Окна» Щеглова несложно спутать с всемирно известными военными плакатами Кукрыниксов. Недаром один из этого содружества художников – рыбинский ученик Щеглова, Николай Соколов. Но не будем забегать вперед.

Сибирь не устраивает молодого художника, уж очень она далека от бурной творческой жизни столиц. И Щеглов стремится на запад к единомышленникам. Уезжая, он чувствует неловкость перед товарищами. Попрощавшись с этнографом Григорием Потаниным, которого прозвали «дедушкой Сибири» и «сибирским батькой», художник записывает:

«Неловко я себя чувствовал, прощаясь с Потаниным. Он больно переживал уход из Сибири людей, в которых находил хоть крупицу пользы для нее».

Но работа иллюстратора требует от Михаила Щеглова присутствия в столицах, ведь плотное общение с авторами и издателями – часть рабочего процесса. Художник решает переехать ближе к Москве и выбирает Рыбинск. Прося о месте педагога в рыбинской гимназии, он в письме директору гимназии поясняет причины переезда. И заодно уверяет – он собирается осесть тут надолго:

«Работаю в области иллюстрации и имею связи с московскими фирмами. Я смогу чаще быть в Москве, чем мне позволял это делать Томск. Рыбинск весьма подходящее место для меня по всем условиям: близость Москвы, хорошее содержание (2370 рублей в год). Соглашаясь ехать в Рыбинск, я не оставлю его – в столице семейному педагогу трудно».

На прежнем месте работы художнику дали самые лестные рекомендации. Директор Томского училища пишет рыбинскому коллеге:

«С приходом Щеглова рисование стало у нас одним из интереснейших уроков. Сердечный, скромный, он сыскал любовь учеников, и дисциплина у него всегда образцовая. Как художник он очень талантлив. Насколько мне известно, причина ухода Михаила Михайловича – суровая сибирская зима».

Рыбинск

Судя по всему, Михаил Щеглов был действительно одаренным и прогрессивным педагогом. И вскоре рыбинцы сами в этом убедились. С 16 ав-густа 1915 года Михаил Щеглов преподает графические искусства в рыбинском коммерческом училище. Три года он учит ребят, проводя в неделю по 26 уроков, плюс исполняет обязанности классного руководителя.

В стенах рыбинского училища он встречает февральскую и октябрьскую революции. Молодого энергичного педагога захватывают социальные изменения в обществе. Все его единомышленники вдохновлены открывающейся перспективой равенства и братства. Потребность в обновлении захватывает и личную жизнь – в 1918 году Щеглов влюбился в актрису ярославского театра Ладу Свистунову, которая позже станет его второй женой.

Полный идей, художник охотно включается в творческую жизнь Рыбинска. Он оформляет город по-новому, по-советски. Его рыбинский ученик Михаил Удалеев, с которым Щеглов вместе трудился, пишет:

«Сколько клубов, улиц и пароходов мы оформили! Сколько выставок организовали! Щеглов всю кипучую энергию отдавал строительству советской культуры. Фасады и площади Рыбинска он украшал к революционным праздникам, становился агитатором-пропагандистом и театральным декоратором».

— По сути, Михаил Щеглов стал создателем городской эстетики, первым оформил Рыбинск в едином стиле, зародил культуру революционных праздников. Ведь в первые годы после 1917-го стандарты оформления еще только зарождались, художники делали это на ощупь, творцы начинали создавать соцарт, — говорит рыбинский искусствовед Ирина Хохлова.

Многое связывает Михаила Щеглова и с рыбинским художественно-историческим музеем. Комиссия, в которую он вошел, озаботилась вопросом сохранения культурных ценностей, оставшихся в опустевших усадьбах и имениях. Предметы старины и искусства собирали в дворянских и купеческих гнездах, ставили на музейный учет.

Художник нежно относился к музею – первому советскому в Рыбинске. И сегодня хранится в запасниках шуточное «Свидетельство о рождении музея», нарисованное быстрым карандашом Щеглова: карапуз держит подмышкой картины, отцом записано искусство, матерью – революция. Примечателен рисунок «Чрезвычайно-чайное заседание» – сотрудники музея за огромным самоваром.

— В дружеском шарже художник изобразил своих товарищей, творческую кузницу Рыбинска, людей, которые жили искусством, несмотря на холод и голод, — говорит Ирина Хохлова.

В комиксах Михаил Щеглов изобразил рождение еще одной примечательной организации тех лет – Ботанического сада, которым рыбинцы очень дорожили, несмотря на голод и неустроенность. Из десятка рисунков и остроумных подписей сложилось документальное свидетельство живой истории Рыбинска.

Журналистский запал Щеглов реализовывал в журнале «Щетка», который издавался тиражом в 2 тысячи экземпляров в октябре-ноябре 1922 года. Мировые и городские политические события художник изображал с присущим ему юмором. В рыбинском музее-заповеднике сохранились обложки двух номеров.

Рыбинский дворик, 1919 год

«Ваши картины зажигали в революционной борьбе»

Но больше всего сил Михаил Щеглов отдает педагогической деятельности. В отделе народного образования он заведует художественной секцией. И самое главное, он создает изостудию Пролеткульта, где рисованию бесплатно учатся рабочие, студенты, служащие. Студия расположилась напротив Спасо-Преображенского собора, на пр. Ленина, 17.

Преподавал здесь не только выпускник московской Строгановки Михаил Щеглов, но и художник Павел Горбунцов, учившийся в питерской академии Штиглица. Можно представить, какого уровня уроки проводили в этой студии. Недаром среди здешних выпускников так много успешных творцов: автор рыбинского «Бурлака» скульптор Лев Писаревский, абстракционист Павел Кондратьев, декоратор Большого театра Григорий Базурин, художник музея-панорамы «Бородинская битва» Константин Шатов. Полсотни учеников Щеглова стали профессиональными художниками.

И самый известный из них – Николай Соколов, участник творческого содружества «Кукрыниксы», чьи военные плакаты разлетались по всему миру. Соколов с восторгом вспоминает, как дрожало его сердце, когда он подходил к зданию рыбинского Пролеткульта.

— Каждый вечер мы с нетерпением ждали встречи с любимым изобретательным и остроумным учителем «Михал Михалычем». Чем только не заинтересовывал, на что только не направлял он нас, студийцев. Неожиданные задания по живописи, рисунку, композиции, театральные оформления, плакаты – все интересно, — пишет Соколов в мемуарах. — Многообразная одаренность Щеглова, его исключительное умение вести педагогическую работу помогли большому количеству молодежи стать художниками-профессионалами. Лично я обязан ему всем лучшим, что мне было дано в смысле художественного образования.

Заботился Михаил Щеглов и о подработке для художников. В годы НЭПа, когда частную торговлю и услуги еще не запретили, он создал мастерскую «Афреклоб» – афиши, реклама, объявления. Его ученики оформляли витрины магазинов, писали портреты на заказ, создавали рекламные щиты, выполняли чертежи.

Интересна история создания «Афреклоба»:

— В мастерскую вошел матрос типа треневского Шванди (персонаж пьесы «Любовь Яровая» – прим. ред.), с двумя револьверами, с гранатами на поясе, веселый, озорной. «Это ты художник? Во Дворец труда надо нарисовать портрет Карла Маркса, да большой, да чтоб к завтраму был готов!» Я отвечаю: «На завтра не смогу». А он:

«Все вы, сволочи, интеллигенция, не хотите на советскую власть работать, саботаж строите, контра!»

И взгляд на револьвер. Заказ матроса мы выполнили в срок, он расплатился продуктами, — пишет Щеглов в книге «Наброски по памяти».

Ко всему прочему, Михаил Щеглов еще и спас жизнь Льва Ошанина. Летом 1917 года художник писал этюд на берегу Волги, когда в реке стал тонуть мальчишка. Творец отбросил кисточки и спас ребенка. Счастливцем оказался будущий поэт. Ошанин так описал этот случай спустя полвека в стихотворении «Волжская сторона лесная» (1968): «Лучшим художником из всех, кого знаю/ был Михал Михалыч Щеглов. (…) Он меня за волосы, пятилетнего/ вытащил из волжской воды».

Только студийцами Щеглов не ограничивается – он читает лекции об искусстве крючникам, водникам, железнодорожникам, красноармейцам. Выступления он сопровождает «слайдами» – рисунками на данную тему. «Обладая редкостным чувством юмора, мог в любой момент вызвать смех аудитории. Поэтому у него не было недостатка в слушателях», — вспоминает Михаил Удалеев.

За недолгие восемь лет, проведенные в Рыбинске, не одно сердце зажег Щеглов тягой к прекрасному. И когда в 1923 году художник уезжал из Рыбинска в Крым, красноармейцы вручили ему прощальный отзыв: «Ваши картины и плакаты просветляли наш ум, зажигали нас в революционной борьбе, давали возможность здраво смотреть на жизнь». На прощание Михаил Щеглов устроил рыбинцам персональную выставку своих работ.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.
В.А. 10:23 | 22 мая 2022

Очень интересно, спасибо!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме