новости 18 января 2012

Две половинки или одно целое?

Зрители закрытого просмотра в Рыбинском драматическом театре стали свидетелями чуда — зарождения нового спектакля. Это самостоятельная работа актеров по пьесе американского автора Уильяма Гибсона «Двое на качелях». Вполне возможно, что она войдет в репертуар.

Когда открывается занавес, перед залом распахиваются сразу две комнаты. В одной на кушетке сидит Джерри, он адвокат. В другой пустота. Но стоит герою набрать номер телефона, как звонок раздастся в «параллельной реальности» и после нескольких надрывных трелей туда влетит Гитель, танцовщица, но не очень-то удачливая. Между ними — пол-Нью-Йорка и бездна одиночества. Пока их миры не соприкасаются, но скоро все изменится, чтобы изменить их самих. «Двое на качелях» — драматический диалог двух мятущихся сердец. Потому на сцене актеры — Алексей Батраков и Мария Калинич — почти все время вдвоем. Перед ними сложная задача — раскачать перед залом качели отношений совершенно разных людей, чтобы у зрителя при этом не появилось желания рассматривать стены и люстру на потолке. Им это удается. Однако сопереживать — значит, заставить душу трудиться, поэтому тем, кто пришел в театр развеяться, отдохнуть, явно было не по себе.

Все начинается после первого «помоги!», которое Джерри роняет в трубку собеседнице. Он раздавлен разводом с женой, которую еще, кажется, любит. В ответ он готов заботиться о Гитель. Вряд ли она откажется от странного предложения — у нее за душой ни гроша, есть сомнения в собственном таланте и предназначении, к тому же она больна. Жалость, сострадание, ревность, себялюбие — эти чувства актеры стараются проживать на сцене. Но это не одно и то же, что любовь. Дорогу к ней они прокладывают до самой финальной сцены. Но изначально их избавляет от одиночества, невыносимой легкости бытия именно жалость. Она открывает в их теле двери, сквозь которые души выходят, чтобы обняться. И под звуки джаза герои танцуют. Когда «подачки» сменятся настоящими чувствами, герои переродятся. На глазах зала. И если при этом герой Алексея Батракова достаточно замкнут и сдержан в проявлениях чувств, то Мария Калинич в своей игре фиксирует все стадии превращения «куколки в бабочку».

Итак, Джерри поможет Гитель из бесшабашной, живущей на ощупь стать умудренной, научиться ценить и верить в себя. «Я теперь и сама не буду раздавать подачки. Я хочу, чтобы кто-то заботился обо мне по-настоящему и принадлежал мне  целиком. ты научил меня этому», —  со слезами на глазах произносит героиня. Она же в свою очередь избавляет его от навязчивой идеи любви к бывшей жене. «После слова «любить» сладчайшее слово на свете… «помогать», — отвечает ей бывший эгоист, прожигавший жизнь. Зал ждет хэппи-энда — пылких объятий, свадьбы, наконец. Но не тут-то было! Сильно сыграна сцена неудачного переезда Джерри, когда Гитель случайно узнает о его разводе с женой и понимает, что все еще делит любимого с тенями прошлого. В финале зритель остается в смятенных чувствах.

После спектакля состоялась встреча в формате «Без грима» с актерами и режиссером. В самостоятельной работе «Двое на качелях» режиссером выступил Евгений Колотилов, хотя сам себя он скромно называет организатором-постановщиком. Обосновывая выбор именно этой пьесы, написанной полвека назад за океаном, он подчеркнул, что география здесь весьма условна — эта история могла произойти в любой стране, в любом городе, хоть в 50-е, хоть во времена Шекспира, хоть сейчас. Люди-то не изменились. «Этим интересна и ценна пьеса — человеческим материалом. Тем, что внутри, а не на поверхности. Наше время очень жестоко, это время денег, себялюбия. Мы забыли о нравственных, моральных устоях, слишком легкомысленно относимся к таким вещам, как верность, сострадание, истинная любовь, вера, честь мужская, правдивость в отношениях. Их надо возрождать, в этом главная задача театра. Ничего не изменится, пока милосердие не начнет прорастать внутри наших сердец».

Вечные темы породили среди зрителей дискуссию. Спектакль разделил зал на женщин и мужчин.

«Берет за душу! — первый отзыв отважилась дать дама, пока сильный пол вжался в кресла. — Самое главное для меня как для женщины, что я вынесла из спектакля (мудрая мысль касается всех русских женщин) — требуй! Русские женщины в принципе не умеют это делать. Мне показалось, то героиня стала немного русской. Мы такие сильные, что не можем позволить себе слабину, вот и страдаем, и не заботятся о нас мужчины. Это все чисто по-русски». Мужской взгляд на женскую долю был категоричнее. «Ну о чем вы говорите? — не выдержал молодой человек в партере. — Если бы он не любил ее, не издевался бы так!»

Но представителей и этого, и того лагеря одинаково терзал один вопрос к режиссеру: почему не случилось хэппи-энда? В зале даже устроили голосование: кто за то, чтобы герои остались вместе или расстались? Большинство, естественно, подняли руки «за» объединение «половинок». В меньшинстве остался Евгений Колотилов.

«Они получили друг от друга все, что могли. Каждый из них обрел себя и дальше продолжает жить, верить в любовь — разве это не хороший конец? — парировал режиссер. — Только цельный человек может сделать счастливым другого». Как тут не вспомнить Фаину Раневскую, которая тоже уж больно не любила клише про «половинки». Вторая половинка есть только у таблетки, мозга и у одной части тела, а я изначально целая, как говаривала самобытная актриса.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме