новости 25 апреля 2012

Опаленные «мирным атомом»

Недавно список памятных дат России пополнился Днем участников ликвидации последствий радиационных аварий и катастроф и памяти жертв таких чрезвычайных происшествий. С этого года он будет ежегодно отмечаться 26 апреля, когда страна вспоминает трагедию Чернобыльской АЭС 1986 года и спасателей, ценой своих жизней боровшихся с последствиями катастрофы. Среди них и 324 наших земляка. Активисты из Рыбинска делают отчаянные попытки, чтобы память об этих героических людях не стала зоной
отчуждения. 

Александр Мышкарев на протяжении двадцати лет бессменно руководит общественной организацией «Союз Чернобыль» в Рыбинске. О том, что такое радиационный ад, знает не понаслышке. В 1986-м в составе 26-й бригады Московского военного округа он был командирован в Чернобыль, к самому эпицентру взрыва. Он был командиром роты землеройной техники, которая снимала зараженный грунт вокруг четвертого энергоблока.

«Наконец-то 26 лет спустя после чернобыльской трагедии заслугу ликвидаторов оценили на государственном уровне, — говорит об учреждении новой памятной даты Александр Владимирович. — Если бы не они, мир до сих пор дышал бы радиоактивным пеплом. А последствия катастрофы были бы намного ужаснее. Значимо и то, что в этот день мы вспоминаем не только чернобыльцев, но и всех жертв радиационных катастроф, о которых долгое время замалчивалось».

За последние полтора года список рыбинских ликвидаторов аварии на Чернобыльской АЭС убавился еще на 11 имен. Сейчас в организации числятся 217 человек. Чтобы память об этих героических людях не превратилась в пыль, энтузиасты организации «Союз Чернобыль — Рыбинск» прилагают массу усилий, нередко действуя не благодаря, а вопреки обстоятельствам. В свое время добились установки памятника жертвам радиационных катастроф. В прошлом году по инициативе Александра Мышкарева была написана икона «Спас Чернобыльский», она освящена и находится в Спасо-Преображенском соборе. В настоящий момент заканчивается подготовка к изданию книги памяти «Опаленные Чернобылем». Она посвящена ликвидаторам из Рыбинска и Рыбинского района. В скором времени ее отпечатают в Ярославле в Верхне-Волжском книжном издательстве безвозмездно. Книга состоит из трех частей: это и воспоминания очевидцев, и история создания общественной организации «Союз Чернобыль — Рыбинск», и, безусловно, описание судеб ликвидаторов. Среди рыбинских чернобыльцев были девять женщин — медиков, поваров, обслуживающего персонала. «Правда, удалось собрать биографический материал только на 50 человек», — сетует Александр Мышкарев. Чернобыльцы — народ очень скромный, многие попросту отмахиваются от предложения увековечить свои имена на страницах книги… Между тем это действительно герои нашего времени. 11 рыбинских чернобыльцев награждены орденом мужества, двое — медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» (II степени), шестеро — медалью «За спасение погибавших», один человек — медалью «За трудовое отличие».

У вертолетчика капитана ВВС Виталия Фадеева за плечами три горячих точки. На его счету 755 боевых вылетов в Афганистане, в Чечне он выполнял особые задания командования, поддержку огнем наших войск на поле боя. Между войнами — еще одна смертельная битва — с «мирным атомом», вышедшим из-под контроля человека. В составе сводной авиационной группы старший командир вертолета МИ-6 пытался закрыть с воздуха аварийный реактор. По несколько раз в день поднимался он в воздух, чтобы сбросить, как в жерло разбуженного вулкана, мешки с песком, мраморной крошкой и свинцом.

Судьба Николая Садового тоже опалена Афганом и Чернобылем. Медик, он удостоился за службу в Афганистане двух орденов Красной звезды. Их бронетранспортер подорвался на мине, и Николай Анатольевич был травмирован. Но это не помешало ему спасать жизни людей в чернобыльском аду. Как фельдшер он дежурил на АЭС после взрыва.

«Многие из нас отлично осознавали опасность поражающих факторов и боялись… что не возьмут в Чернобыль. Я закончил учебный центр химических войск по специальности радиационно-химическая разведка и прекрасно понимал риск, но все равно скрыл, что в детстве переболел желтухой. Это не бравада — такой был патриотический подъем у людей. Сейчас молодежь более расчетлива», — разводит руками Александр Владимирович. В 1986 году он как военный оказался в зоне с повышенным излучением. Внешнее спокойствие в природе, в зеленых лесах некоторых обманывало. Кто-то козырял тем, что срывал яблоки и ел их или, сняв противогаз и отойдя за машину, курил в двух шагах от АЭС. Были и такие. Дозы облучения у них были смертельны. «Считалось, что самый мрак — инженерно-технический батальон. Ходили слухи, будто, находясь за полтора километра от части, солдаты, как махновцы, там в кальсонах ходят. Начальство к ним не часто наведывалось, — вспоминает Мышкарев. — Меня назначили как раз туда командиром землеройной техники. Предстояло снимать зараженный грунт вокруг четвертого энергоблока. Поначалу опешил — ну что я в этом понимаю, если раньше на авиационном заводе работал?

— Грейдер от трактора отличишь? Вот и хорошо, больше и не надо! — отрезал майор. — Да ты не переживай, зато быстрее домой поедешь — быстро дозу свою нахватаешь».

Тогда это звучало вроде как даже обнадеживающе. Так и случилось. За 21 день Мышкарев набрал предельно допустимую дозу облучения и уже собирался домой, как вдруг в роту приехал генерал-полковник Пикалов.

— Мы не укладываемся в сроки — хотели за полгода управиться, но не вышло. Нужно строить зимний городок с хорошими теплыми палатками, каменными столовыми, баней, офицерским общежитием, — обозначил он перед молодыми офицерами задачу. И «дембель» отменил. Рыбинцу дали в подчинение сорок человек и — вперед, строить одну из трех столовых. «Работали круглые сутки, я такой патриотизм раньше видел только в кино! — вспоминает он. — Ночью специально пригоняли машины, чтоб фарами светили, и продолжали стройку. Однажды сломался кран, так чтобы не терять времени, смекалистые солдаты приспособили под эти цели обычную автовышку, благо грузоподъемность позволяла». В результате чернобыльские стахановцы построили ангар за месяц. Вернулся Мышкарев домой в Рыбинск и сразу попал в онкологию — гемоглобин упал в два раза. Такое известие для 33-летнего офицера — как обухом по голове. Почти месяц восстанавливался, жена каждый день возила в больницу шиповник, гематоген. А времена были тотального дефицита — гречку, необходимую для восстановления организма, добывала и привозила знакомая проводница из Москвы! Он выжил. И сегодня, выступая перед школьниками и учащимися речного училища на уроках мужества, Александр Владимирович очень часто слышит вопрос — как после этого адова пекла он сумел сохранить бодрость и жизнелюбие? «Благодаря тому, что я уже давно бросил выпивать и курить, и не трачу силы организма и берегу здоровье», — всегда отвечает этот высокий статный мужчина. Встречам с молодежью чернобыльцы придают особое значение. «О Чернобыле молодые люди просто обязаны знать для того, чтобы трагедия не повторилась, и во-вторых, чтобы помнили, что у нас есть герои, которые любили свою родину, рисковали жизнью ради того, чтобы поставить заслон страшной катастрофе. Это пример для всех ныне живущих! И то, что теперь 26 апреля стал государственным днем памяти — многое для нас значит».

Правда, несмотря на долгожданное признание заслуг ликвидаторов на высшем уровне, льготы, какими они пользовались до проведения монетизации, им не вернули — ни сокращения налогового бремени, ни 50%-ной оплаты проезда, коммунальных услуг и телефона. По новому законодательству чернобыльцы ежемесячно получают выплату 1917 рублей 33 копейки: это и на дорогостоящие лекарства, и на автобусы-троллейбусы, и на поправку здоровья, которое с годами, уж конечно, не улучшается. Отважные люди, защитившие четверть века назад мир от радиационной катастрофы, сегодня, увы, задаются вопросом — «Мы отработанный материал и только»? «Полноценное курортно-санаторное лечение стало недоступно. Если раньше оно полагалось ежегодно с выдачей больничного листа, то теперь только раз в три года. Болячкам, которые с возрастом обостряются, это разве объяснишь», — разводит руками руководитель общественной организации «Союз Чернобыль — Рыбинск». Но не всегда и причитающегося по закону легко добиться. Два раза в неделю в организации проводится прием для граждан. «Чаще всего обращаются вдовы ликвидаторов. Наши социальные органы не спешат известить их о льготах. В целях юридического просвещения, чтобы люди могли отстоять свои права, мы напечатали сборник для чернобыльцев, где представлена вся необходимая информация по льготам — по налогообложению, по медицинскому обслуживанию. Эти справочники будем раздавать на митинге. и вспоминать о всех участниках ликвидации последствий радиационных аварий и катастроф: в Чернобыле, на военных полигонах в Тоцке и Семипалатинске, на секретном предприятии «Маяк». Главное — чтобы люди помнили, и этих трагедий больше не повторялось».

Ольга Гржибовская

 

26 апреля в 10.00
у памятника жертвам радиационных катастроф состоится митинг, после него в 10.45 в Спасо-Преображенском соборе у иконы «Спас Чернобыльский» будет проведен молебен.

 

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме