новости 18 июля 2012

Потерянный рай

В этом году землячество мологжан отмечает свое 40-летие. Согласитесь, более чем солидный возраст для любой общественной организации. И думается, должна быть по-настоящему веская причина, способная удерживать вместе несколько сотен совершенно разных людей столь долгий срок.

Мологи давно нет на картах России. Мологжане, которые помнят эти края не по фотографиям и рассказам, стремительно от нас уходят. Но все же… парадокс. Количество членов землячества мологжан лишь растет год от года.

— Я — мологжанин, и корни мои глубоко связаны с этим местом: родословная семьи прослеживается с 1666 года, — рассказывает председатель землячества мологжан Валентин Николаевич Блатов. — Мои предки были из мещан, проживали в селе Горькая Соль. Когда началось расселение, из тех мест уехали пять братьев Блатовых, один из них — мой отец. Жизнь раскидала кого куда. Папа остался в Рыбинске, остальные разъехались по всей России.

Сейчас о Мологе снимаются фильмы, пишутся книги, но еще каких-то пару десятилетий назад эта тема считалась едва ли не запретной.

Город-сон. Благодатные места, с благоприятным климатом, красивейшей природой, заливными лугами. Молочные продукты, которые здесь производили, славились по всей России.

Богатый край. Города и села с развитой инфраструктурой: храмами и монастырями, библиотеками и школами, больницами. Здесь проживало пять тысяч человек. Говорят, в этом краю было сытно и комфортно жить, и даже нищие были редкостью.

Судьбу Мологи и окрестных населенных пунктов определил один росчерк пера. В сентябре 1935 года руководством страны было принято постановление о начале строительства Рыбинского и Угличского гидроузлов. Территории Молого-Шекснинского междуречья должны были стать чашей крупнейшего в мире рукотворного моря. Цена вопроса — более пяти тысяч мологжан, которым предстояло кардинально изменить свою жизнь и лишиться малой родины. Кирпичные строения на этой территории были взорваны, деревянные дома — разобраны или сожжены. Восьмивековой край ушел под воду в 1947 году. Масштабы строительства века впечатляли: подтопление затронуло Углич, Калязин, Весьегонск.

Но вот удивительный факт. Молога, город-призрак, которого вот уже более семи десятков лет нет на карте России, до сих пор словно магнитом притягивает к себе потомков тех, кто был отсюда изгнан.

Валентин Блатов рассказывает:

— Первый сбор мологжан состоялся в 1972 году. Инициативная группа, девять человек, приняла решение, что будут собираться ежегодно, в августе. В последующие годы число активных мологжан росло, и к середине 1990-х годов нас было около 100 человек. На сегодняшний день землячество насчитывает порядка 300 членов. С 1997 года мы зарегистрированы в Минюсте, и в ближайшем времени собираемся изменить статус нашей организации на всероссийский. Землячество — активно действующая организация, объединяющая мологжан всей России. Переселение разбросало нас, поэтому к нам нередко приезжают гости из Петербурга, Москвы. Вообще, сложно найти в стране город, где не было бы потомков наших земляков. Более того, мы находим их  в Германии, Франции… У нас общее прошлое, и мы рады принять всех. Омрачает картину лишь прискорбный факт: мы теряем тех, кто видел этот край воочию. На сегодняшний день урожденных мологжан осталось лишь 5 человек. Официально встречаемся три раза в год, и по традиции одна из этих встреч происходит непосредственно в районе Мологи. Мы садимся на теплоход, плывем к месту затопления, бросаем поминальные цветы в воду. Здесь покоятся наши предки, и таким образом мы чтим их память. Одно из наших основных направлений деятельности — сбор исторических материалов о Мологе: документов, фотографического и печатного материала. Это все, что осталось от нашей родины, именно поэтому был создан музей.

Мологжане — удивительные люди, подарившие Мологе жизнь после смерти. За последние десять лет организацией выпущено немало книг, сборников стихов, альбомов, посвященных истории родного края. И результат не заставил себя долго ждать: последние годы интерес к «русской Атлантиде» растет.

Валентин Блатов, несмотря на солидный возраст, активный пользователь Интернета, и ни одна фотография, ни одно сообщение, касающееся Мологи, не проходит мимо него. Вообще, землячество очень ревностно относится к истории родного края, здесь считают любые искажения фактов недопустимыми.

— Мы собираем все упоминания о Мологском крае, исторические факты, — рассказывает Блатов. — И нам очень не нравится, что история затопления породила столько мифов. К примеру, в ноябре прошлого года на широкий экран вышел художественно-документальный фильм «Молога. Русская Атлантида», и нам, мологжанам, он не понравился. Складывается впечатление, что весь процесс индустриализации осуществлялся лишь работниками НКВД, с револьверами в руках, и никак иначе. Но ведь это было не совсем так. Сегодня многие спрашивают: было ли необходимо затопление? И мы, мологжане, несмотря на всю трагедию ситуации, стараемся смотреть на этот вопрос объективно. Ведь фактически именно наша, рыбинская электроэнергия, помогла выстоять Москве во время Великой Отечественной войны. Еще один плюс — мы получили водное сообщение, и теперь по Волгобалту можно попасть в любую точку страны. Разве это плохо? А огромные запасы питьевой воды?..

Вообще, хочу отметить, что все домыслы про спонтанность переселения — это лишь мифы. Людям сообщили об этом за три года, что более чем достаточно для того, чтобы основательно перебраться на новое место. Другое дело, что процесс переселения был несколько грубым: потери компенсировались частично, семьи несли огромные убытки. Я знаю истории, когда люди были фактически брошены на произвол судьбы.

Другой миф — очень распространенный. Мы, члены землячества, даже не знаем, откуда он возник. Якобы 204 человека приковали себя цепями и погибли в воде. Понимаете, этот факт подтвердить невозможно: официального документа нет, но в Интернете озвучивается «факт», что есть некая записка сотрудника НКВД, который не мог уговорить этих людей уехать вместе со всеми, и впоследствии они утонули. Сообщается даже, что эта записка находится в нашем музее-заповеднике… Конечно же, ее на самом деле нет. Важно понимать, что затопление происходило не за один день, а целых семь лет. Ну как может человек все эти годы сидеть на цепи?

Еще один поражающий воображение миф. Якобы люди, зная, что вскоре произойдет затопление, выкапывали своих усопших родственников из земли и перевозили вместе с собой. Этого также не было. В целом мифов очень много, и наш долг с ними бороться.

Удивительно, насколько может объединять людей земля, которой нет. Насколько велико было желание мологжан держаться вместе все эти годы. Сегодня их внуки и правнуки общаются семьями, оказывают друг другу любую поддержку, решают проблемы организации сообща, и землячество по-прежнему открыто для всех, кому интересна тема Мологи и строительства Рыбинского водохранилища. Как ни странно, самые активные члены организации — это молодежь. Их воображение будоражит сам факт того, что под воду ушел целый край со своими традициями, культурой, с деревнями и селами, церквями и кладбищами, больницами и школами.

— Сейчас по-прежнему остается открытым вопрос: нужно ли осушать водохранилище? Как кажется большинству из нас, Рыбинское море необходимо оставить как памятник человеческой жестокости по отношению к природе. В этом году, 22 августа, мы вновь поплывем на теплоходе к Мологской земле, где отметим 40-летие нашей организации. Мы пережили непростые времена советского и постперестроечного периода, и сейчас землячество мологжан продолжает стремительно развиваться. Серьезную поддержку нам оказывает администрация города, и я верю, что именно так, сообща, нам удастся сохранить историю Мологского края.

Евгения Николаева

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме