новости 5 сентября 2012

Свидание с прошлым

 

Если душа плачет, а сердце рвется в родные места. Если нестерпимо жаль прошлого, которого не вернуть. Если  милые сердцу места видятся лишь во снах. Ярких и красочных, какие бывают только в детстве… Наверное, это и есть ощущение дома. Утерянного дома. Более
70 лет назад Молога полностью скрылась под водой, и от былого великолепия этого края не осталось и следа. Сами мологжане разъехались по всей России. Так началась новая жизнь, а вместе с ней родилась традиция. Раз в год, во вторую среду августа, мологжане отправляются на теплоходе в небольшое, но очень важное для них путешествие. На свидание с прошлым. Это по счету сороковое

Раннее утро, но причал практически переполнен: люди с нетерпением ждут посадки на борт теплохода «Московский-7». Они радостно приветствуют друг друга, шумно обсуждают последние новости. С интересом, сопереживая. Очевидно, что собравшиеся по-настоящему рады встрече. В стороне, на скамеечке, я замечаю пожилую женщину. Она заметно волнуется.

— Это Мария Ивановна Кувшинникова, старейшая из мологжан: ей 92 года. Она помнит те места очень хорошо, — подсказывают мне.

Несмотря на весьма почтенный возраст, Мария Ивановна отнюдь не жалуется на память. Даже сейчас она может мысленно восстановить расположение улиц родного города, вспомнить все особенности архитектуры.

— Я родилась в деревне Подмонастырская слобода 1 января 1921 года, — рассказывает Мария Ивановна. — Этот населенный пункт практически был частью Мологи. Рядом находился Афанасьевский монастырь, отсюда и название. Здесь же работала школа, причем монастырская. Я закончила здесь 1 класс и уже перешла во второй, когда моего отца раскулачили. Это случилось в 1927 году. Время НЭПа. Смутное время. Впрочем, когда оно было иным? Буду говорить простым языком: его забрали за торговлю и увезли на север, где он пробыл более трех лет. На этом наши беды не закончились. Люди в форме отобрали у семьи все, что было. Помню, мамин брат подарил нам с сестрой две серебряные стопочки, которыми мы с удовольствием играли. Их тоже «национализировали». Началось очень тяжелое время. После того как отца посадили, мама отправила меня пожить к сестре в Рыбинск. Я сильно плакала, когда нас разлучали. В этом городе закончила третий класс, продолжала по возможности ездить в Мологу. Папа вернулся лишь в 1933 году, но уже в 1934-м мамы не стало: она умерла в возрасте 37 лет. Похоронена была там же… Именно поэтому я каждый раз очень волнуюсь, когда мы отправляемся на теплоходе к зоне затопления. Это как свидание, понимаете? Я очень рада, что мне удалось когда-то постоять на мологской суше. В 1992 году мы ездили туда с настоящей экспедицией. Удивительно, но я узнала фундамент родной школы…

От таких воспоминаний сжимается сердце. Сейчас у Марии Ивановны большая семья: дочка, две внучки, двое правнуков. Все поколения с огромным уважением относятся к истории родословной.

— Я очень рада, что сегодня у нас есть собственный музей, музей Мологского края, — делится Мария Ивановна. — Его часто посещают и мои дети, и дети моих детей. Следующие поколения потомков мологжан смогут хотя бы представить себе места, где мы родились. В 1995 году, когда мы сообща создавали этот музей, я отдала в экспозицию полотенца, вышитые моей мамой: кружевные белые, и на них ее рукой выполнена датировка — 1930 год. Семейная реликвия, конечно. Но в музее этот экспонат принесет куда больше пользы… Сейчас я разыскиваю еще один предмет мебели, который удалось спасти во время раскулачивания, — старинную «горку». Знаю, что она может находиться у родственников, поэтому в скором времени надеюсь ее также предоставить музею.

Действительно, что у них есть помимо ежегодных встреч? Только музей, где память становится осязаемой.

Мологжане им гордятся. Сейчас музей ютится в двухэтажном здании часовни бывшего Афанасьевского женского монастыря. В его тихих уютных залах представлено около 300 экземпляров: это предметы личного обихода, быта, декора зданий, фотографии, карты. Мологжане не стесняются говорить о том, что здесь очень тесно. И людям, и экспонатам. Искренне удивляются: история затопления — это не только личная трагедия тысяч людей, но и значимая веха в истории, так почему же нет возможности расширить музей?

Мария Ивановна Кувшинникова не единственная, кто жертвует для экспозиций дорогие сердцу вещи. В действительности около двух тысяч предметов «заморожены» в хранилище рыбинского музея-заповедника. Историческое богатство можно было бы выставить на обзор, если бы площади позволяли.

Борис Михайлович Гречихин рассказывает с сожалением:

— Моя семья родом из Мологи, я там родился. Эти места мы покинули перед самым затоплением. Я считаю, что история — это то, что поможет нам воспитать следующие поколения рыбинцев, не повторять совершенных ошибок. Экспозиция музея должна быть по-настоящему впечатляющей, она должна оставлять в сердце каждого посетителя глубокий отпечаток. Это научит нас ценить  то, что мы имеем.

Аналогичная точка зрения почти у каждого представителя землячества. Председатель организации Валентин Николаевич Блатов рассказывает:

— На сегодняшний день землячество насчитывает более 300 человек, и количество желающих вступить в организацию растет год от года. На последней встрече, которая состоялась в городском сквере 11 августа, к нам присоединились еще порядка 30 человек. Скажем прямо, парк с трудом вместил всех нас. Более того, в этом году статус землячества значительно повысился: мы стали областной организацией. География наша значительно расширилась: потомки мологжан приезжают к нам со всех уголков России. Поэтому очевидно, что музей необходимо расширять. В перспективе мы планируем развиваться, сотрудничать с соседними областями, где могут проживать потомки наших земляков, — это и Вологодская, и Тверская области. Возможно, организуем совместную экспозицию. Но это случится только тогда, когда появится место для нее.

Возможность увеличить площади музея теоретически существует. Дом, в котором может быть создана удивительная выставка, находится буквально по соседству, по адресу: Преображенский переулок, 6. Это так называемый гостевой дом при женском Афанасьевском монастыре. Двухэтажное, еще довольно крепкое, здание, где места хватило бы всем. Вопрос о его передаче землячеству мологжан обсуждается на протяжении нескольких лет (музей мологского края находится в областном подчинении), но пока что безрезультатно. А между тем бесхозный дом рушится буквально на глазах, попросту превращаясь в пристанище для бомжей. И если в ближайшее время у него не появится заботливый хозяин, Рыбинск рискует потерять еще один памятник архитектуры XIX века.

Евгения Николаева

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме