новости 10 октября 2012

Эдуард Межиев — о бизнесе, медицине и пропаганде

Принято считать, что к малому бизнесу относятся предприятия с небольшим количеством сотрудников, занятые предпринимательской деятельностью. Предпринимательство в свою очередь — это работа на свой страх и риск, критерием оценки которой является не рост стоимости собственно бизнеса, а величина прибыли за конкретный период.

Классическим примером такого рода предприятий в Рыбинске можно назвать общество с ограниченной ответственностью «Фирма Астел». Здесь работают 12 человек. Причем штатная численность практически не менялась на протяжении всей истории предприятия. А создавалось оно в девяностые годы прошлого века, когда нынешний руководитель Эдуард Межиев работал в рыбинском КБ «Луч».

— Перестройка вдохновляла, — вспоминает сегодня Эдуард. — Всем хотелось сделать что-то новое, удивительное не только для окружающих, но и для себя. Нам тогда казалось, что многое в работе государственных предприятий идет неправильно, а уж мы-то — молодые и энергичные — знаем, что и как нужно делать.

Начали удивлять мир с создания молодежного центра — благо комсомол дал не только практику организационной работы, но и некоторые льготы и преимущества. Центр занимался всем подряд, что было разрешено законом. В том числе и производством комплектов спутниковых антенн — предмета в то время редкого и дорогого. Сами антенны и конвертеры бывшие сотрудники КБ «Луч» закупали, а тюнеры разрабатывали и изготавливали — благо техническое образование и практика позволяли работать в области приборостроения. Затем, когда комсомол благополучно скончался вместе с советским путем развития страны, было создано малое предприятие «Астел», которое, пережив преобразование из ТОО в ООО, работает в Рыбинске и поныне.

— Однажды познакомился с торговцем медицинской техники, который показал мне буклет и спросил: «Можешь делать такое?» — рассказывает Эдуард Межиев. — В буклете был прибор для доплерографического исследования сосудов. А мы в КБ «Луч» занимались разработкой и изготовлением доплеров для авиационной промышленности. И я тогда подумал: а почему бы и нет?

«Астел» разработал оборудование, которое с помощью ультразвука определяет скоростные характеристики кровотока «слепым» методом. Это значит, что на экран монитора поступает не картинка самих сосудов, а изображение графиков, которые медицинский работник должен расшифровать для постановки диагноза.

Эти компьютерные доплерографы в «Астеле» изготавливали много лет. Одновременно освоили производство медицинских плантографов для диагностики стопы, переносных и стационарных электроэнцефалографов, другого оборудования для функциональной диагностики, кардиологии и неврологии.

«Звездный час» рыбинского «Астела» наступил вместе с модернизацией здравоохранения. Некоторое время назад государство озаботилось-таки плачевным состоянием медицины и начало выделять деньги на закупку диагностической и лечебной аппаратуры.

К этому времени Межиев со своими коллегами разработали и наладили изготовление холтера — портативного прибора, с помощью которого осуществляется суточная запись сердечного ритма. Используют холтеры для диагностики заболеваний сердца, которые сложно «засечь» с помощью электрокардиограммы. Это экстрасистолы, мерцательная аритмия и другие сердечные проблемы, симптомы которых проявляются эпизодически.

— В холтере самая большая проблема — не его разработка и производство, — рассказывает Эдуард Межиев. — Проблема — это расшифровка суточных данных. Мы можем сделать идеальное оборудование для диагностики, но без квалифицированного медицинского работника оно самостоятельно диагноз не поставит.

Директор вспоминает казусные истории, которые почему-то не кажутся смешными. О том, как в одном российском регионе холтеры стоят годами не распакованными в кабинетах главврачей. И о том, как в другой области данные, полученные с помощью холтера, пытаются расшифровать техники и инженеры. И еще о том, как замученные доктора не успевают внимательно изучить инструкцию к пользованию прибором. Всему этому у Межиева есть объяснение. И оно связано больше даже не с тем, что медицина долгое время числилась у российских чиновников в «золушках». Директор, за годы работы по производству диагностического оборудования ставший сам хорошим диагностом, считает, что все дело в пропаганде.

— Вот смотрят наши дети телевизор, видят беззаботных людей, которые живут в богатых домах, ездят на дорогих машинах, — рассказывает Эдуард. — А затем, окончив медицин-ский институт и получив врачебную специальность, уходят в продвижение медикаментов. Никто не хочет быть инженером, химиком, математиком, врачом. Все хотят сразу стать биг-боссом или торговцем. Я не знаю, насколько трудно покупать и перепродавать лекарства, но точно знаю, что делать это куда легче и выгоднее, чем лечить людей в больницах и поликлиниках.

Тема «пропаганды образа жизни» у Межиева наболела. Он уверен, что увлечение молодежи торговлей не приведет страну к процветанию. Все это временно и рано или поздно закончится. Производство — вот то, за чем будущее, то, за что стоит бороться и что нужно пропагандировать. А кадры…

— С кадрами еще и другая проблема, — рассказывает Эдуард. — У нас, например, много отличных программистов. Но как только они начинают чувствовать себя этими «отличниками», сразу уезжают в Москву. Заработки там не чета рыбинским. Вот и получается, что мы учим, а пользуется опытом кто-то другой.

А сейчас появляется еще одна тенденция. Столичные конторы открывают в провинции филиалы. И начинают платить местным компьютерным гениям чуть больше, чем привычные зарплаты, но гораздо меньше, чем московские доходы. А отдачу получают по полной — в провинции, оказывается, работать еще не разучились.

Межиев называет Москву «пиявкой». Она высасывает из провинции не только деньги, но и кадры. Да, многие потом возвращаются в родной Рыбинск, столкнувшись с проблемами, которые не могут решить даже столичные зарплаты. Но все это не помогает местному бизнесу и не ведет к его стабильности.

Именно стабильность в «Астеле» ценится больше, чем резкие рывки в развитии и рискованные мероприятия. Межиев не считает свое предприятие выдающимся. Здесь не увеличивают вдвое обороты и не стремятся к вершинам прибыли. Здесь не берут банковские кредиты и не закупают десятками единиц оборудование. Но именно эта осторожность помогла «Астелу» благополучно пережить кризисы и дефолт и поставлять сегодня медицинское оборудование в самые отдаленные точки России.

— Благодаря заказам на холтеры мы побывали и в Хакасии, и в Якутии, и на границе с Монголией и Китаем, и на Севере страны, — рассказывает Эдуард. — Наши приборы закупают Смоленская область, Москва, многие регионы, включая Ярославскую область. В Рыбинске, конечно, тоже многие врачи пользуются системой суточного холтеровского мониторирования ЭКГ «Кардио-Астел» с миниатюрным кардиорегистратором и удобной программой анализа — так полностью называется наш холтер.

Однако не все безоблачно в бизнесе «Астела». Директор предчувствует: модернизация здравоохранения не вечна, а оборудование предприятия может служить медицине десяток лет. Да и сервис у рыбинцев развит хорошо — именно гарантийное обслуживание выгодно отличает их от конкурентов. Значит, надо искать новые рынки сбыта. Например зарубежные, где товары, аналогичные российским, стоят значительно дороже.

— Однажды был в Германии на ежегодной специализированной выставке медтехники, — рассказывает Эдуард Межиев. — Можно сказать, присматривался к рынку сбыта. Конечно, там свои правила и своя сертификация приборов и производства. Но некоторые из российских производителей уже торгуют в Европе. Надеюсь, сможем и мы.

Директор «Астела» не торопится с презентацией иностранным пользователям своего продукта. Впрочем, он вообще в работе далек от быстрых и необдуманных решений. Может быть, поэтому небольшое рыбинское предприятие знают во многих уголках России. А бизнес Межиева, как он сам говорит, «звезд с неба не хватает», но прочен и стабилен. С поправкой на действительность: насколько малый бизнес может быть вообще стабилен в нашей стране.

Тем не менее компенсировать общие трудности в конкретных случаях можно. Что нужно для этого? Эдуард Межиев считает, что достаточно энергии и хорошего образования. Ну и еще немного удачи — она никому не помешает. Но самое главное — это все-таки энергия. У кого ее хватает на решение проблем, которые время от времени появляются в любом деле, тот держится на плаву.

— У меня много друзей-предпринимателей, — говорит Межиев. — Успешные пашут без передышек. Если кто-то начинает часто устраивать себе отдых, тот бизнес теряет. Все элементарно: дело требует твоего постоянного участия.

Действительно, элементарно. Постоянно и без перерывов Эдуард Межиев пашет в своем бизнесе больше двадцати лет. Наверное, поэтому «Астел» не просто живет, а поставляет медицинскую технику по всей России и строит планы на будущее. И, может быть, однажды в какой-нибудь европейской стране врач с благодарностью вспомнит рыбинского производителя холтера, пантографа, электрокардио-графа или еще какой-нибудь новой медицинской техники — здравоохранение модернизируют не только в нашей стране.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме